[12.09.82] - Tom Marvolo Riddle [24.о2.2017]
[15.09.82] - Amaryllis Sayre [24.о2.2017]
[23.09.82] - Bellatrix Lestrange [27.о2.2017] (посл. пост)
[29.09.82] - Beatris Todorova [24.о2.2017] (посл. пост)
[11.10.82] - Dracula Vieru [24.о2.2017]
[3.10.1982] - Ellins Longbottom [24.о2.2017]
[13.10.1982] - Beatrice Small [24.о2.2017]
[3.10.1982] КАРАНТИНУ ....БЫТЬ?.. [НАБОР ММ АНГЛИИ]
[11.10.1982] СПОКОЙНОЙ НОЧИ, ГОСПОЖА ТОДОРОВА. [НАБОР ММ БОЛГАРИИ, ПМ]
[13.10.1982] ДАВАЙ СЫГРАЕМ В ИГРУ. [НАБОР ОФ и ПС]
00949
04350
00295
00820

Не бойтесь... администрации, котики. Администрация вас любит. [Роман]
Знаешь, говорить девушке, что ей что-то не идет, опасно – может очень плохо закончиться

Прорыв недели
Tom Marvolo Riddle

Активист недели
Benedict Yaxley

Лучший эпизод
This is not a dress
Лучший игровой тандем
Asen Kostadinov & Jordan Ognev
Лучший пост
Remus Lupin,
Торжественно клянусь...
Нет в жизни места случайностям. Ничего не происходит просто так. Люди, книги, встречи, испытания и успехи – всё это появляется в нашей жизни тогда, когда необходимо. Появляются, чтобы вложить в наши головы определенные мысли, а в душах посеять зерна будущих перемен.
“20.10.82. Англия скорбит. 20 октября 1982-го года, от драконьей чумы скончалась Миллисент Бегнольд - Министр Магии. В стране объявлен траур, и Министерство готовится к досрочным выборам на пост Министра.”
18.10.82. Парад Мира на саммите Международной Конфедерации Магов получил свое новое название "Парад смерти". Сотни магов пали жертвой террора темных волшебников. 18.10.1982. стало днем траура всего мира, в каждой стране оплакивают погибших, тех, кто никогда не вернется домой, тех, кто погиб во имя "мира". Метка Пожирателей Смерти и Последователей Геллерта Гриндевальда, стали новыми символами нашего мира.
Ради общего блага”.
АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА

ROMAIN
РОМЕЙН ВАГНЕР
она же Рома Вагинян - хозяйка шашлычных и соляриев. Главный администратор, дизайнер и мать форума.
icq - 389-181-471 : skype - shur.ik.
. BART
БАРТЕМИУС ВАГНЕР
он же джигит. В админку попал через постель и за красивые глазки. Любит тещу, жену и борщ. Суровый "батька" форума.
. STEPH
СТЕФАН ВАГНЕР
прекрасная блондинка и домовой эльф семьи Вагнер. Занимается орг вопросами и сразу ВСЕМ. Знает 100500 способов убийств ракеткой.

MATVEY
МАТВЕЙ ДРАГАНОВ
местная Белль форума, обожает немцев, Люмьеров и убивать людей. Грозный и жестокий (это на вид он такой милый, на самом деле нет).
. AMA
АМАРИЛЛИС СЕЙР
охотница за артефактами и неприятностями. Орг темы и пинание игроков - ее конек. Вы еще не получили аваду за просроченный пост? Тогда Ама идет к вам.
. FRY
ФРИДОЛИН ЗАБИНИ
главный зельевар форума, отвечает за прием игроков и очень строгую проверку анкет. Форумный Гендальф с криком "ты не пройдешь" стоит на страже логики и адекватности.
.

Don't Fear the Reaper

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [1.09.82] Хогвартс-экспресс.


[1.09.82] Хогвартс-экспресс.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время:1.09.1982. Около шести часов вечера.
Место: Хогвартс Экспресс, недалеко от станции Хогсмида.
Погода: сильная гроза, идет дождь.
Участники/очередность: Marshall Ellington Geneviève Coleman Louise Dillane Leontin Alekova Rachel Daniels Morton Crane

- Поступила информация, что готовится нападение на Хогвартс-Экспресс, идущий в Хогсмид, - аврор кинул свиток пергамента на стол начальству. - Кто и зачем это делает, нам не известно. Есть догадки, что это бежавшие Пожиратели Смерти, но мне кажется, им было бы крайне глупо высовываться сейчас.
- Может кто-то хочет их подставить? - мужчина в кресле озадачен, - кто-то упорно развязывает войну, снова и снова, и что самое ужасное - они неуловимые. В прошлый раз притащили дракона, огромного целого дракона в Лютный проулок, и скрылись.
- В любом случае, мы должны сделать все, чтобы дети не пострадали и поймать зачинщиков.
Аврорат не знает, кто готовит операции нападения, все списывают на беглых Пожирателей, но на самом деле, кто-то очень умный и коварный, сталкивает лбами две давно враждующие стороны.
****
- Мы отправимся в Хогвартс завтра, вместе с детьми, - Пожиратель стоит посреди заброшенного дома недалеко от Лондона. - Я написал своему другу, мы сможем проникнуть на поезд, и спокойно доехать до нашей станции. Как же меня злит, что эти чертовы авроры поставили слежку за трансгрессиями, это так сковывает действия.
Их несколько человек, и они уже несколько дней скрываются в этой хижине, которая когда-то была чьим-то домом.
Хогвартс сейчас был действительно одним из самых безопасных мест, в том числе и для Пожирателей, которые нашли временное убежище от авроров в чащах Запретного Леса.  У них есть остатки оборотного зелья, и надежда на то, что поезд поедет без охраны.
***
Где-то среди Шотландии, на пути к Хогвартсу.
- Всем оставаться на своих местах, проверка аврората! - громогласно объявили в динамики, и это стало точкой отсчета.
Рев дракона был похож на раскат грома. В последнее время, некто, тот самый, третий, слишком часто использует огнедышащих тварей для своих корыстных целей.
- Дракон, здесь дракон, - шепот как ветер пронесся по вагонам.
***
- Всем оставаться на своих местах, - громкий крик одного из аворов, который оказался в купе с беглыми Пожирателями. Он еще не знает о случившемся, его цель - увернуться от зеленой вспышке Авады и задержать беглых преступников, а между тем, запечатанный заклинанием поезд начал гореть от пламени рептилии, кто-то просто решил сжечь заживо все юное поколение Магической Британии.

0

2

31 августа, 22:44, бар «Vices and Virtues».

Я сижу в своем кабинете, развалившись в любимом бордовом кожаном кресле, перебираю в руках накладные, вожусь с записями, пока эльфы управляются в зале с посетителями. Как закончу, меня ожидает очередной тихий вечер в компании любимой девушки — вино, свечи, вкусный ужин, избитые шутки, а потом… Сквозь открытое окно влетает серебристый сгусток энергии, освещая тусклую комнату; замирает на уровне стола и обретает форму тигра весьма внушительных размеров, занимая почти все свободное место в помещении. Пасть зверя открывается — моя палочка уже рассекает воздух, со звоном захлопываются окна, щелкает дверной замок, на комнату накладывается заклинание тишины.
— Пожиратели планируют нападение на Хогвартс-экспресс. Ты нужен. — голос Аластора гулом отдается от стен, но я спокоен — никто за их пределами не услышит сообщения; затихая на последнем слове, патронус растворяется светлой дымкой, не оставляя следов своего присутствия.

1 сентября, около шести вечера, недалеко от станции Хогсмид.

Дождь стоит плотной стеной, лупит прямо в лицо, ограничивая видимость — мчащийся впереди поезд узнается лишь по сигнальным огням на последнем вагоне; где-то за спиной гремит гром, сверкает молния; уши заложило от быстрого полета, руки постоянно соскальзывают с мокрого деревка метлы, порывы сильного ветра сбивают с направления, так что постоянно приходится его корректировать. Ненавижу полеты. Всей душой ненавижу полеты, особенно на метлах — никогда их не любил, не испытывал восторга от квиддича, не гонял с парнями мячи в свободное время, рассекая пространство на чертовых кусках дерева. Но это лучший вариант в данной ситуации. В поезде и так полно авроров, которые смогут проконтролировать процесс задержания. Моя же задача — следить, чтобы никто не ускользнул. А потому мне пришлось — МНЕ ПРИШЛОСЬ, Я НЕ ХОТЕЛ — принять этим утром от Аластора столь древнее помело, что, кажется, на нем летали еще в начале двадцатого века. Благо, я не пропускал школьные занятия по управлению каноничным волшебным транспортом, иначе сейчас пришлось бы лететь абы как, всецело полагаясь на своего партнера — а этого мне ой как не хочется. Я ведь, в конце концов, мужик или кто?

Все произошло слишком быстро. Огромная драконья туша нависла над поездом, объяв своим пламенем несколько вагонов. В голове только один вопрос: «Какого черта?!». Какого черта, какого черта — дракон? Вы, блядь, шутите? Его приближение я не заметил из-за скверных погодных условий, это понятно. Но что он вообще тут делает? С каких пор Пожиратели используют для нападения драконов? Я слышал о великанах, даже видел нескольких. Оборотни — тоже не в новинку, но драконы? Меня сейчас стошнит. Голова идет кругом, метлу уводит в сторону, и я едва не сталкиваюсь с Евой. Твою же ж мать, здесь ведь Ева. Рубильник в голове словно перемкнуло. От страха, сковывающего меня мертвой хваткой, не осталось и следа. Ева. Школьники. Авроры.

— Сделай что-нибудь с огнем,
— пытаюсь перекричать дождь и бушующий ветер, не дожидаюсь ответа, лишь надеюсь на то, что она услышала меня, но даже если не услышала, я уверен — она все сделает правильно, она опытный аврор. Ладони вжимаются в мокрое дерево, направляя метлу вниз, в самое пекло, прямо к дракону. Я труп. Очертания чешуйчатой твари становятся все отчетливей. Ройте могилу, я труп. Из вагонов раздаются крики, железо свистит, краска плавится, кровавыми струями стекая по сверкающим в огнях окнам. Одно неверное движение — и я труп. Дрожащая рука вынимает палочку из ножен, едва не роняя ее в пустоту. Мне нужно всего лишь его отвлечь. Удар молнии озаряет широко расправленные крылья; уши осаждает пробирающий до дрожи рев. Яб… эп… ч-ч-ч… НАХЕР Я СЮДА ПОЛЕЗ?! Слишком поздно, рука уже знает, что делать — палочка направлена прямо в мерзкую морду адской твари, целюсь в глаза, пылающие гневом глаза, пожирающие меня своим взглядом.

— Конъюнктивитус, — мой крик срывается на визг на последних звуках, вспышка света устремляется к моему противнику, но я не вижу попадания, пулей проносясь мимо. Лишь надеюсь, молю, чтобы я попал. А если я попал, то я… попал.

Отредактировано Marshall Ellington (19.10.16 21:06:03)

+6

3

Я чертовски устала от этого вонючего кабака, честное слово.  Наверное, не стоит говорить так о своем собственном заведение, но факт остается фактом. Мне дорогого стоило научиться разбирать этот ужасный британский акцент и пьяный бубнеж наших клиентов. Как меня только угораздило согласиться на эту глупость? «Давай останемся жизнь в Лондоне, будет здорово!» Ну да, как же, переводя на человеческий язык это значило «отныне ты моя рабыня». Я осталась лишь потому, что война еще не окончена, хотя кого я обманываю.  Технически мы и победили, но дурь все еще сидит в головах вчерашних Пожирателей.  Министерство может рассказывать сказочки новой мирной жизни кому нибудь другому. Я работала в этой системе, пусть и не в этой стране, и потому отлично знаю, что происходит на самом деле. Кучка этих фанатиков все еще на свободе, они не остановятся не перед чем в достижение своих гнусных целей. Лорд побежден детки, расходитесь! Да нет же, они все еще на что-то надеяться, очень интересно. В конце концов, я самолично выловлю этих крыс одну за одной и отправляю их в Азкабан.
Трусы в масках готовят нападение на школьный экспресс, и почему я не удивлена? С кем еще им мериться силами, если не с детьми? Оставшаяся на свободе кучка уродов. Лучшие бойцы либо давно гниют в земле, либо в Азкабане, и я уверенна, вторые яро завидуют первым.  Не могу проследить логику в действиях пожирателей. Зачем им вообще нападать на детишек? Ведь часть их собственных отпрысков отправляется в школу этим поездом. Может они все разом лишились рассудка, обезумив от горя после потери горячо любимого Лорда, а может они задумали что-то куда интересней и лишь отвлекают наше внимание. Оба варианта имеют место быть.  Грюм отправил нам личное приглашение на  этот праздник жизни. Что ж, мы будем там, не понимаю зачем, но будем. Если Грюм располагает подобной информацией, то и Министерство должно быть в курсе дела. Поезд под завязку будет напичкан действующими аврорами. Грозный глаз явно что-то недоговаривает, мне совсем это не нравится. 
Я утверждаюсь в своих догадках, когда он протягивает нам метла, в такую то погоду! Старик совсем сошел с ума! Какие метла дядя? Мракоборец и вправду думает, что я куплюсь на его нелепую попытку оправдать этот нелепый вид транспорта? Только не говорите мне, что Маршалл на это повелся! Состав уже тронулся. Неодобрительно покачав головой и бросив парочку недовольных взглядов в сторону Аластера, я, вздыхая, обхватываю деревянную рукоять тонкими пальцами и взмываю в небо. Дождь нещадно хлещет меня по щекам, сентябрь обещает быть холодным и мрачным. Наше трио держится молодцом, не каждый осмелится высунуть на улицу нос в такую погоду. Вспышки молний ослепляют, а громкие раскаты заставляют вздрогнуть. Понятия не имею, о навыках управления Луизы с этим помелом, зато отлично знаю, это чудо, что мы с Маршаллом вообще держимся в воздухе!
Мне дождь в глаза накапал, или что это там над поездом? Стойте, да этого быть не может! Настоящий, черт его подери, дракон! Интересно, он разрешит мне себя погладить? Совсем не о том думаешь, Ева! Проклятый Грюм, он знал, он знал, что так и будет! По возвращению я ему и второй глаз вырву, ублюдок! Оповещен, значит вооружен! А сейчас скажите, что мне делать с этой огромной тушей? Он еще и огнем плюется! Эллингтон, что ты, мать твою, делаешь?! Мои глаза округляются от ужаса, почему тебе нужно первым кидаться в бой? Это моя прерогатива! Вижу, что он что – то кричит, но ничего не могу разобрать кроме слова «огонь». Точно! Наваливаюсь на метелку всем телом и, подлетая  максимально близко к языкам пламени, озябшими пальцами пытаюсь удержать палочку.
– Аква эракто, - громко выкрикиваю я, и палочка выскальзывает у меня из рук, заклинание лишь частично достигло цели. На поиски нет времени, состав несется вперед на большой скорости. Нельзя останавливаться, нельзя отставать! Диллэйн с этим справится, я знаю. У меня пара секунд на обдумывание дальнейших действий. Может эффектно влететь в окно и надрать зад Пожирателям врукопашную? Без палочки от меня совершенно не будет толку. Позаимствую одну у студентов. Но для начала, поглажу дракона на удачу.

Отредактировано Geneviève Coleman (21.10.16 02:46:59)

+4

4

[float=right] https://i.yapx.ru/D8WQ.gif[/float]
All of the roads are one now, each choice is the same
All the roads, they are one now, each choice is the same
I won’t show my hands now, I know this ain’t a game
All the roads, they are one now, each choice is…

Можно ли сражаться с тем, кто сильнее тебя в несколько раз? Можно ли остаться в живых, если ты не обладаешь навыками, что так нужны в этот момент, в идеале? Нет. Но можно попытаться. Потом тебя назовут героем, увенчают гроб венком из лилий, прекрасных лилий, что источают восхитительный запах уважения и успокоения к усопшему. А после опустят твой гроб в сырую землю, благодаря нескончаемым дождям, что льют беспрестанно в это время года, засыплют сверху землей с ладоней, а после закопают навсегда, возведя в изголовье могилы чудесного плачущего ангела. Но есть ли шанс обмануть смерть? Есть ли возможность выкрутиться из ситуации, из которой, казалось бы, нет вариантов? Я думаю, что да. Возможность всегда есть, если те, что подписались на риск, являются одной командой, привыкли действовать вместе, сообща, если каждый из трех дополняет друг друга.
17:00
Задерживаться на работе так в моем духе, если честно. Я никогда ведь не спешила домой, зачем? Там слишком пусто и одиноко. В Министерстве, ближе к ночи, тоже остается не шибко много людей, но тут, в отличие от пустой квартиры, есть чем заняться. Работа всегда дает мне возможность почувствовать себя нужной. Это блеф, конечно, но как приятно в это верить. Мы как муравьи, работаем без остановки, веря в то, что это спасет магический мир от краха, но на самом деле, все держится на плечах абсолютно других людей. Тем не менее, каждому кажется, будто он незаменим. Отписываешь очередной отчет, с таким успокоением на сердце, будто спас ребенка из огня. Смешно, но наверно, в этом и заключается суть каждой работы. Так хочется быть особенным, что ты собственноручно идешь на жертвы, чтобы в итоге постоянно был повод поныть о том, какие все неблагодарные. Тем не менее, ко мне это относится лишь отчасти. Я люблю свою работу, но, скорее всего, у меня просто нет альтернативы.
Тем не менее, сегодня был не обычный рабочий день. Сегодня был тот самый, когда тебя внезапно срывают на опасное задание, из-за очередных проделок Пожирателей смерти, тот самый день, когда неминуемо должны быть жертвы, ведь с участием ПС иначе не бывает. Сова постучалась в окно, а после того, как я впустила ее, еще пару минут порхала у меня над головой, привлекая внимание, наконец, найдя себе место для седалища. Я отвязала письмо от лапы, удивляясь, тому, что оно привязано, а не просто отдано «почтальону». Внутри было не больше трех строчек. Все просто и лаконично – типичный приказ Аластора Грюма. Тем не менее, он заключал в себе неоспоримую важность, поэтому пару минут спустя в кабинете меня уже не было.
Трансгрессия просто незаменима для каждого волшебника. Как не странно, это умение считают типичным в Магическом мире, а я вот считаю, что ничего удобнее и важнее придумать просто не могли. К сожалению, пришлось трансгрессировать в отдалении, от места встречи, но мне понадобилось это время, чтобы сАКЦИОнировать свою метлу, пока я шла к бару «vices and virtues», где меня должны были ждать другие авроры. Дождь застал меня врасплох, находясь в сухом кабинете Министерства, я будто находилась в параллельном мире. Еще пара минут и я уже у бара вместе с Маршаллом и Евой. Мы получаем четкие указания от Грюма, а так же пояснения к обязательному наличию метел. Вообще, я не считала, что отлично умею летать. В Хогвартсе я была лишь зрителем на трибуне, пока мои сокурсники калечили друг друга ради каких-то баллов и кубка, что в итоге приносил не так-то много выгоды, играющим в квиддич. Однако впоследствии, уже окончив школу магии и волшебства, я таки прошла небольшие курсы полетов, предполагая, что мне может понадобиться это в работе. Если честно, именно тогда я и пожалела, что не научилась держаться на метле в 11, на первом уроке «Полетов», поскольку овладеть умением парить в сознательном возрасте, уже не так просто и легко. Руки не те, спина не та, голова не так думает. В общем, летать я, конечно, умела, но снитч вряд ли бы поймала. Судя по взглядам других Авроров, летали они не лучше.   
18:00:
Мы парим над поездом, что мчится вперед на скорости, ведя счастливых юных волшебников в замок, что некоторые вскоре назовут своим домом, а многие уже таковым его считают. Меланхолия при виде Хогвартса Экспресса, внезапно пробудилась, а после накрыла меня с головой, возвращая меня в прошлое, когда я сама, одиннадцатилетняя девочка, впервые вступила на его металлические ступеньки, ведущие в вагон. Не смотря на проливной ливень и темень, еще что-то можно разглядеть, но я вынуждена спуститься ниже, поскольку на высоте, земля под ногами кажется темным океаном, где лишь свет из окон поезда светится как фары от машин в пробке.
Внезапно что-то пролетает где-то в тишине неба, а по округе разносится рык. Я резко ухожу влево, кувырком вниз, поскольку мне показалось, что громадина пронеслась прямо надо мной. С трудом восстановив равновесие и чувствуя, как похолодели руки, скользя по древку метлы, я кручу головой в разные стороны, пытаясь одновременно найти Еву и Маршалла, а так же понять, что это, магл его раздери, было. Ответ приходит вместе с заревом огня из пасти огромного дракона, что атаковал Хогвартс Экспресс. Слишком мало времени осталось, для того, чтобы действовать, слишком много я потратила на то, чтобы выровнять метлу. Я с ужасом наблюдаю, как Маршалл летит прямо на змея, я после мчу вслед за ним, надеясь, что его метла намного медленнее моей.
18:05
Возможность выжить так сомнительна, но мы бы не были Аврорами, если бы не попытались. Возможность на спасение так реальна, если каждый из троих дополняет друг руга. — Конъюнктивитус! – Кричит мой коллега, когда наши тела почти выровнялись в параллельном полете относительно друг от друга. Я поравнялась с Максвеллом и со всей силы врезалась в его плечо своим, заставляя улететь вправо и его и себя. Мы крутимся в воздухе, как мухи, отбитые чьей-то газетой, пытаясь восстановить равновесие, и я слышу лишь крик Евы.  – Аква эракто! – Возможно, именно это и отвлекло дракона, поскольку слова Евы, что в этот момент влетела в поезд, привлекло его внимание на состав, и он отправил огненный поток вслед за Аврором. Я восстанавливаю равновесие метлы, глазами ища Маршалла, пока нас освещает огонь от ящерицы. – Маршалл! – Кричу я, кружа вокруг и поднимаясь выше, чтобы разыскать, Аврора, которого же сама могла и убить, если он соскочил с метлы. Я чувствую себя ловцом, что должен поскорее обнаружить снитч. Мне бы сейчас с драконом сражаться, но его переключение на поезд мне только на руку. Одна я все равно не справлюсь, да и бросать в беде Эллингтона было бы чистейшим безумием. Мы не Пожиратели, мы своих не бросаем. – Маршалл! – Кричу я вновь, стараясь не поддаваться панике.

Отредактировано Louise Dillane (23.10.16 19:50:27)

+3

5

Драконы - красивые и весьма опасные хищники. Нет, они не самые опасные существа в магическом мире, но и последнее место тоже принадлежит не им. Огромные красавцы. Мощь под броней их кожи. Огонь, который может сравниться с адским пламенем. Можно ли приручить столь свободолюбивое создание? Есть те, кто действительно способен на такое. Укротитель драконов. Любители острых ощущений. Таких очень мало магов, но они есть. Еще меньше существует тех, кто действительно в состоянии этих гордых созданий понять, как и многих других живых существ. И это анимаги. Волшебники, способные приобретать форму животного. Их единицы, ибо обучение опасно и доступно не многим.
Блондина, одетая в брюки для верховой езды, теплую куртку, сапоги кожаные до колена. медленно снимала с рук перчатки. Она стояла и смотрела на огромного дракона, на котором в ближайшее время ей предстоит совершить длительный полет.
Был ли у нее страх? Определенно нет, это чувство давно уже не посещало женщину. Ко всему прочему, это было не первое посещение пещеры, в которой как в клетке, находился дракон. Сначала были встречи двух хищников: дракона и львицы(анимагической формы волшебницы), потом уже зверя и человека. Сейчас этим двоим предстояло путешествие, а затем и небольшое развлечение.
Блондинка не спеша подошла к своему "напарнику" и погладила его по шеи. Его чешуя была твердая и прохладная. Лишь когда он извергал свое пламя, чешуя нагревалась, но не обжигала.
-Полетаем? - и не ожидая ответа, девушка забралась по крылу и оседлала, так сказать рептилию. Сидеть было не очень удобно, но терпимо.
Взмах палочкой и верх пещеры растворился, давая возможность дракону взлететь.

Полет занял меньше двух часов. Погода за это время сильно изменилась. Похолодало, пошел дождь. Не просто дождь, а настоящий ливень. Видимость для человеческого глаза была нулевая. Но это было незначительной помехой для Леонтайн Алековой. Блондинка похлопала дракона, давая понять, что пора приземляться. Дракон плавно коснулся лапами земли, после чего отодвинул в сторону крыло, чтобы его наездница могла беспрепятственно спуститься с него. Оказавшись на земле, Леона поморщилась. От не сильно удобной позы, мышцы на ногах затекли. Несколько раз по приседав, женщина разогнала кровь в ногах. Теперь она была готова. К тому же, пора было приступать к выполнению задания. Представив  мысленно образ львицы, Алекова тут же приняла ее форму. Она столько раз превращалась в свою анимагическую форму и обратно, что делала уже это без особых усилий. Красивая, грациозная и не менее опасная, чем в человеческом обличии.
Как и любая представительница породы кошачьих, блондинка не любила дождь. Это было на подсознательном уровне и пришло, когда была освоено превращение в львицу. Хотелось укрыться под навесом или крышей, там где тепло и сухо.
Подавив это желание, Алекова подошла к дракона и как кошка о него потерлась, демонстрируя, что они по прежнему вместе и на одной стороне. А за одно, она не на долго укрылась от дождя. Постояв так совсем недолго, львица сообщила дракону, что им пора. Для человеческого ухо это было обычным рычанием, но дракон понял прекрасно девушку. Звериный язык был универсальным. Волшебница ушла из-под своего импровизированного укрытия, и не обращая внимание на дождь, побежала к железнодорожным путям, направляя зверя.
Зрение стало в десятикратно раз лучше человеческого, слух улавливали даже шорохи, сильные мощные лапы едва касались земли при беге. Вот это было самое замечательное в звериной шкуре.  Ну и конечно, куму придет в голову обидеть такую "киску".
Не сбавляя скорости, Леонтайн издала рев, который был практически не слышен из-за дождя. Опять же, его мог не услышать только человек. Для дракона же он был вроде указания, куда следует лететь.
В дали показались огни приближающего поезда. Когда он был весьма близок, на небе появились несколько волшебников. Они не были своими. Свои так точно бы не стали действовать.
Враг! Атакуй! Убей их! - еще один продолжительный рык львицы и дракон атаковал Хогвартс Экспресс, с будущим волшебного мира, что мчались в свой новый дом за знаниями. Туда, где когда-то проходила обучение сама Алекова. Сегодня ее задачей было убить как можно больше молодых умов, вернее проследить за тем, чтобы за нее это сделал дракон, спалив детей в металлической ловушке, называемым поездом, мчащийся на очень высокой скорости. Было ли женщине их жаль? Нет. Даже, когда родители были живы, блондинка не сильно обременялась таким чувством. Скорей она исходила тогда из принципа, что нужно проявлять милосердие, но не более. Когда же Алекова убила не сильно любящих родителей и совсем не верного мужа, и попала за это в тюрьму в Болгарии, волшебница избавила себя и от милосердия. Сейчас, она будет стоять и наблюдать за тем, как в огне заживо будут умирать десятки детишек разных возрастов. А те, кому по посчастливится выжить, она просто загрызет, причинив по максимум боли.
Волшебников в небе становилось все больше и больше.
Авроры, - львица ощетинилась и тихо зарычала. В небе! Враги! Опасность! - Предупредить крылатого зверя было необходимо, иначе все закончится не успев и начаться.
На данный момент в огне было парочка вагонов. Хоть и шел сильный дождь, они все равно пылали. Пламя дракона разбило стекла и проникло внутрь вагонов.
Кто-то из волшебников пытался помешать дракону, вот только несчастному не повезло. Он слишком близко подлетел к рептилии и попал под взмах мощного хвоста с шипами. Удержаться на летательном аппарате с прутьями ему не удалось и неудачник полетел камнем в низ, где его настигла женщина в облике львицы. Из-за дождя она казалась светлым пятном, настигшим свою жертву. Долго не церемонясь, Леонтайн вцепилась в горло мужчины, вырвав кровь плоти. Вкус крови чуть ли не опьянял.
Очередной рык.
Убей их всех. Пролей их кровь.
Леонтайн бежала за поездом, буквально преследуя его, не переставая направлять дракона и поддерживая его желание убивать.
Как же ей это нравилось. Столько невинных смертей, столько крови. И как это может не нравиться?
Блондинка пока еще ни разу не пожалела, что приняла сторону Гриндевальта и его последователей. С ними определенно было весело и интересно.

Отредактировано Leontin Alekova (03.11.16 20:20:18)

+1

6

I’m on a highway to hell. I’m on a highway to hell. I’m on a… — строчки из известной песни вертятся у меня в голове, как на повторе. Мимо поезда, мимо дракона, столкнутый с метлы лечу спиной вниз, в пустоту, прямиком в земной ад. Диллэйн проносится рядом, небо обагряется пламенем из пасти дракона, деревко моей метлы в мгновение ока сгорает в его потоке, а я смотрю на все это, будто в слоумо наблюдаю сожжение старой рухляди в крематории. Воздух накаляется, становится жарко — дождевые капли в нескольких метрах передо мной испаряются, не долетая до земли. Но в голове отсутствуют какие-либо мысли по поводу моей скорой кончины. Только крутится песенка. And I'm going do-o-own… all the way down.

Мысли очистились. Закрываю глаза, представляя себе место в хвосте поезда, которое удалось осмотреть лишь мельком. Но у участников боевых действий есть хорошая привычка — кто выживает, тот учится следить за окружением и использовать его как преимущество. Выпустил воздух из легких. Расслабился. Тело завертелось. Канул в пучину ужасно плотного пространства.

Кубарем вывалился на рельсы, здорово приложился рукой о мокрую сталь. Выронил палочку. Ругнулся. Ругнулся снова, а потом еще раз — непрекращающийся поток мата лился из моего рта, пока я потирал ушибленную конечность и нащупывал в темноте волшебный прутик. Поезд начал сбавлять ход, пока вовсе не остановился. Еще бы, детям ведь нужно выйти. Но я не вижу выбегающих людей. Что-то пошло не так. Трансгрессирую еще раз, чтобы оказаться ближе.

— Дракон. Ебать слона со стремянки, это же дракон. Обоссы меня господь, какой ублюдок решил натравить на детей дракона? Нет, лучше обоссы его. Он заслужил. А я хороший. — направляю палочку на железную дверь последнего вагона и шепчу «Алохомора». Никакого эффекта. Подхожу ближе, прислоняю кончик палочки прямо к замочной скважине и повторяю процедуру. Результат отрицательный, переходим к плану «Б». Осторожно выглядываю из-за железной конструкции, вижу ящера, уносящегося вслед за Диллэйн. Глупые создания — что женщины, что драконы. Если она сдохнет, это будет на ее совести. Зачем она влезла? У меня все было под контролем. Пусть Грюм сам извлекает ее непереваренные останки из желудка скотины. Стараясь больше не думать о негативных последствиях ее безрассудного поступка (кто бы говорил, сам ведь полез в самое пекло), двигаюсь вдоль поезда к наиболее пострадавшему вагону. Благо, вода, извергающаяся из палочки Евы потушила огонь. Вот только не поздно ли? Осторожно взбираюсь по все еще теплой стенке адской махины и ныряю в разбитое окно. Дебилы. Какие дебилы додумались отправлять школьников в Хогвартс на ПОЕЗДЕ, когда Пожиратели все еще на свободе? Есть куда более простой путь — сунул малявку в камин, и доволен. Более того, какого хрена поезд не проверили до отправки? Нет, вот реально. Если вы такие ленивые жопы, что не можете обеспечить отправку детей в школу через каминные сети, то проверьте хотя бы поезд, в котором вы их запираете! У вас нет средств обнаружения невидимых противников? Есть! У вас нет способа выявить преступников под оборотным зельем? Опять же, есть! Дебилы. Просто дебилы. Страной правят дебилы. Не удивительно, что магическое сообщество разваливается на глазах. Этому миру нужен новый герой…

Нога ступает не на ровную поверхность, но на что-то, что с неприятным звуком крошится под весом моего тела. Опускаю взгляд — передо мной хрупкие обугленные детские тела. Их почти не отличить на фоне абсолютно черного купе. Тянет блевать. Они совсем крохотные. Прикрываю рот. Первокурсники? Перевожу взгляд на дверь — ее покорежило и выбросило к окну коридора, в вагоне тихо — слышны лишь отдаленные звуки заклинаний из соседних вагонов. Если Пожиратели и были здесь, то их, видимо, разделили. Пусть этими ублюдками занимаются авроры, мое же дело — вытащить уцелевших. Осторожно выглядываю в коридор, опасаясь внезапной атаки. Пусто. Ну, почти. Снова обугленные тела. Ступаю так, чтобы не раздавить останки. Направляюсь к двери в соседний вагон — заблокирована. Видимо, пламя дракона приварило дверь к остальной конструкции. Великолепно, просто чудесно! Но мне туда не добраться. Позади меня открывается дверь. Резко падаю на пол, чтобы избежать попадания возможно уже летящего в мою сторону заклинания. Отталкиваюсь ногами от пола и прыгаю в открытое купе. Слышу шаги. Подбираю осколок стекла с земли, колдую Левиоссу и направляю его в проем, пытаясь поймать в отражении местоположение возможного противника. Вижу девочку лет тринадцати. Идет прямо к моему купе. Ступает осторожно. Слишком правильные шаги, слишком отточенные, слишком ритмичные, слишком явно она демонстрирует свое умение держаться в схватке, правильно распределяет вес своего тела на ноги, чтобы была возможность уклониться от внезапной атаки. Держит палочку наготове. Перед собой. Но не на своем уровне, а на уровне корпуса взрослого человека. Меня не наебешь, педофил ты херов. Оборотное зелье — половина успеха удачного прикрытия. Небось разглядывал ее прелести в женском туалете во время поездки, да? Больной ублюдок.

— Помогите. — тоненький, жалобный голосок раздается совсем близко. Она опускает палочку, но не прячет ее. Заметила зеркало, смотрит прямо на меня. Хорошо, я буду играть по твоим правилам. Резко опускаю осколок стекла на пол, однако не прекращаю контролировать процесс левитации. Поднимаюсь, медленно выхожу из купе. Кончик моей палочки смотрит вниз, слегка влево. Улыбаюсь. Облегченно выдыхаю. Она думает, что ведет эту игру? Нет, игру веду я.
— Здравствуй, милая. Как тебя зовут? — секундная задержка, прежде чем она мямлит что-то несвязное. Этого достаточно, чтобы я поднял свою палочку, но недостаточно для сотворения заклинания. Однако мне это не нужно. Осколок стекла вонзается точно туда, куда я указал — горло девочки окрашивается в красный, из поврежденной артерии струится кровь. Я подбираю ее палочку и направляюсь туда, откуда пришла она. Минус один Пожиратель.

+4

7

Свернутый текст

Так как пост был еще с самого начала, нам было разрешено влезть без очереди, но в след.круге войдем вместе со всеми))

Крейн умирал.

Медленно и мучительно, сгибаясь пополам за каменной кладкой стен. Его мысли - адское месиво. Его голова - усыпальница здравомыслия. Его тело - беспорядочные зарисовки сошедшего с ума гения.

Дверь закрыта на замок, и он это знал. И в этом уверен больше, чем когда-либо был уверен в самом себе. Маг много раз проверил, потому что столько же раз задумался о том, что бы произошло, не будь на моей двери тысяч и миллионов защитных заклятий. Позор, стыд, разочарование в своем существовании - этого ему хватало и без посторонних глаз, а уж с ними бы давно сошел с ума... До конца… еще больше. Да, еще ни разу с того времени он не забыл закрыть дверь, да и вряд ли был кому-то интересна жизнь за деревянными створками. Они приходили все равно каждую ночь даже за закрытую рунами и магией дверь. Дементоры.

Я бы отдал половину этой жизни за то, чтобы перестать воспринимать жалкими ее остатки, но, увы, это было невозможно.

По светлой, практически мраморной коже бензиновыми разводами растекаются пятна. Они ползут по телу бесформенными плоскими фигурами, сливаясь воедино под ребрами, словно ребра его - скопление тысяч туманностей. Целое небо, тонкой шалью неосторожно наброшенное на убогое, тощее, от пережитого ада, тело, мерцает и гаснет: Морта обнимают черные дыры, мертвые звезды, северное сияние. Его обнимает холод далеких светил, мрачная сизая дымка газовых облаков над неизвестными планетами, алые хвосты сгорающих в атмосфере комет. Синяки хотя бы привносят нечто интересное, отчасти даже прекрасное в бледное полотно кожи, и поэтому их появление все еще сходит с рук виновнику.

Это продолжается днями, неделями, и уже почти не кажется странным ничего из того, что раньше пугало до невозможного. Впервые их с Шуттером связало взаимное одиночество... Нет, взаимная потребность в его отсутствии, пусть даже под покровом суррогатных, паразитических отношений. Руки нервно дрожат, когда омеловая палочка касается двери, впуская лучи тусклых лампадок в помещение.

Их не было.

Морт поднимает руку к космической россыпи на ребрах. Кончиками пальцев, почти без явного давления на кожу, проводит несколько невидимых неровных дорожек по рельефу выступающих костей, покрывая воображаемой сетью одно из самых темных пятен. Оно пугает лишь подсознательно. Почти черное. «Я - гниющее яблоко.» насмешливо звучит голос во взъерошенной голове.  Ногти неровные, длинные. Искусаны. Мелкими, тупыми лезвиями врезаются во взбухшую, воспаленную кожу и ведут вниз, вверх, вбок, по кругу, вниз, вверх, вбок, по кругу. И остановить свои пальцы уже не возможно. Не хочется. Медленно и заторможенно реагирует усталая, сонная нервная система впивающимися иглами электрических импульсов: мозг начинает вспоминать уже давно знакомую боль, принимать ее и ей наслаждаться. Резко и неестественно сменяется одна реакция организма другой, невпопад под них подстраивается третья: боль начинает, тошнота вступает, удовольствие завершает бал. Боль, тошнота, удовольствие.

Боль - бьет оглоблей по основанию шеи и расползается жаром по затылку.

Тошнота - подступает к горлу плотным, зловонным комом.

Удовольствие - мягко, влажно целует в ребра, как воспоминание о собственных невесомых прикосновениях.

Морту говорили, что он может сойти с ума и не раз. Но никто не предупреждал, как именно. И он жалел лишь о том, что на пути к безумию у него был попутчик. Нужно было привести себя в порядок. Холод становится влажным и липким, уже неприятным, грязным. Хочется в душ, но еще больше - хочется умереть. Количество и интенсивность боли уже встает поперек горла. Нужно было скорее прийти в себя, натянуть белозубую улыбку, очерчивая острые скулы, пряча черные дыры глаз за решеткой отросших волос. Чтобы эта тварь по ту сторону зеркала перестала смотреть на так, словно он все сделал правильно. Потому что ничего из того, что происходит последние месяцы, не может быть правильным априори. Нужно было сокрыть свой страх, что тягучим осознанием неизбежности заполнял легкие.

Крейн умирал и не знал другого выхода.

Волшебная пилочка приводит в порядок руки. Улыбка, выработанная часами, отглаженная рубашка, жилет, кожаная мантия и… белые перчатки. Раньше Морт их не носил. Но теперь, руки усыпанные чернильными пятнами сменились на разводы новых царапин от магловских ножей. Новое всегда становится интересней.

- Я пошел, - скользит по перилам, чувствуя как внутри демон сжирает остатки теплых чувств, даже к дочери. Черная дыра вместо внутренностей. Губы, фальшивые,  восковые касаются макушки  девочки и в прыжке маг исчезает.

Он больше не скачет по серой, безликой мостовой. Бредет, подбирая ноги по крыше, заглядывая в дымоходы. Последнее время Крейн их любил. Дымоходы. Черные пасти огромных труб и дым серый и вязкий, словно слякоть. Он раскуривает уже сотую за пол дня сигарету и кружится, вокруг своей оси, пытаясь взлететь словно птица. Раньше было легче. Сейчас стал тяжелее и уже не взлететь. Морт попраляет мантию, затягивая ремни на длинных рукавах. Одежда стала слишком большой, но он для полетов весил еще слишком много. Крейн кружится-кружится-кружится, пока в голове болезненно не зазвенит воробьиным щебетом. Нужно обязательно явиться на остановку, нужно поприсутствовать на будущем представлении. Зря что ли вручил оборотные зелья? Зря достал пропуск на свободу?

- Мистер Крейн, - звучит совсем рядом голос, знакомый. Но Морт не останавливает, - мистер… - воробьиный щебет усиливается и только резкое- Там Рейчел..

Заставляет остановится. Маг чуть покачивается на одной ноге, наблюдая как нечто маленькое и юркое выныривает из магазина сладостей. Нет. Им не стоит встречаться. Он шагает поверху, наблюдая как девушка ловко и по детски скачет по каменным плитам безликой мостовой. Раз. Нет. Им не стоит быть вместе. Два. Рейни убьет ее и тогда… тогда… тогда весь мир рухнет и обратиться в пепел. Как в его снах. Три. Она чуть покачивается и маг сжимая в  руках часы исчезает, оставляя на крыше лишь запах ментола и недокуренную сигарету.

-Доброго дня - усмехается самодовольно фальшивой улыбкой, почти настоящей. Ему нужно улыбаться – Ты решила себе все лапы переломать виверна?

Он идет поодаль. Старается не подходить ближе, чем в несколько шагов, это никогда не заканчивается ничем хорошим, но запах… ее запах мяты и солнца манит и посыпает зернами гранита длинные пальцы в белых перчатках.

-Фу, никогда не пойму твою любовь к этой гадости – он насмешливо воротит нос, но тянется следом, почти беззвучно ступая. Ее огонь стал хуже, волосы лишь изредка вспыхивали на солнце, но Морту и этого было достаточно, перепрыгивая через бордюр следом. Девушка казалась смешной. Милой и даже живой. По тому он старается не трогать, пытается идти по дальше, отшагивая своими длинными ногами, покачиваясь на них словно цапля. Было не холодно. Холодно там – внутри, за ледяными стенами, где море разбивается о скалы белыми брызгами, где черные тени ласкают кожу ледяными пальцами. Там холодно. А тут? Оглянитесь, разве может быть холоднее чем там где счастье высасывают по кусочкам из разбитой души. Морт смотрит в сторону, лишь краем уха слушая щебет своей виверны. Она была все еще его. Пока. Руки Шуттера еще не сжали тонкую шейку, но Крейн – блеклая тень своей выдуманной личности, знал, когда-нибудь они сомкнуться. Слишком явственно помнил как тело, изнеженное ласками превращалось в пепел на его руках.

Морт смеется. Смеется и что-то шутит, пряча черные дыры глаз за волосами. Он практически не реагирует на поддавки, только мягко улыбается и делает вид что все хорошо. Хорошо. Будет хорошо, когда сможет взлететь вслед за воробьями, а пока нужно ждать. Осталось совсем немного, желудок итак уменьшился до размера головки спички. Он приглушенно, хрипло смеется и ворошит ее шапку, такую же красную, как его глаза от бессонных ночей.

-Когда пришлось тащиться в Швейцарию и вылавливать там одного из ящеров, - Она все говорит и говорит, прячась от холода в длинном шарфе. Кажется с их первой встречи, он так и остался в комнате девушки- было еще холоднее. Но видимо Лондон какой-то особенный город и тут скромные минус тринадцать превращаются в ужасные минус сорок, противные маглы, - И он полностью с ней согласен. Как и те маглорожденные ничтожества, что засели во главе их маленького мира. Они пользуются своими привилегиями, прячут истинную аристократию за стенами Азкабана или их фамильных замков. Только все повторится и будет хуже. Рабы никогда не смогут стать хорошими хозяевами, рабочие – учеными и министрами. Их не учили править, не учили думать и не учили так как учили их – аристократов. Они лишь уничтожат этот итак хрупкий мир, введут свои телевизоры, что едят мозг огромной ложкой, поставят свою власть, медицину, машины… и что станет с настоящей магией? Она вымрет. Итак, стала слабее со времен, когда Гриндевальд был молод, а Дамблдор с короткой бородой и стрижкой. Морт не любил маглов. Не любил даже больше, чем Рей.

Рейни Шуттер был маглом. Точнее маглорожденным или полукровкой. Не важно, но это лишь еще больше убеждало в ненависти к его подобным. Твари.

-прекратил бы уже меня избегать, - Ее голос выводит из мыслей и Крейн запоздало понимает, что  улыбка – восковая и фальшивая стекла с лица, оставляя черные синяки под глазами и острые скулы. Совсем на мертвеца стал похож. Крейн смеется своим игрушечным смехом. Точнее на вампира. Отец наверняка бы возгордился и возвысил сына на место главы семейства, если бы увидел. Но отца рядом не было. И вампиров тоже. Смешная пара: вампир и ведьма. Язык скользнул по острым зубам и он вновь расправляет губы, искусанные и обветренные в улыбке-парусе.

- Я не избегаю, - пальцы нервно теребят золотую цепочку часов, - просто времени мало, ты же знаешь, нужно наверстать упущенное.

Они останавливаются, и Морт раскуривает новую сигарету. Взгляд черных дыр коснулся узкого лица. Она тоже похудела. Кажется совсем маленькой, словно тень былого. Они все остались тенями и ничем больше. Ее взгляд, насыщенно зеленый когда-то касается стекла и отражается в восхищении. Она чуть прикусывает губу, так что трещинки маленькими паутинками расползлись. И Морт склоняет голову на бок, выдыхая липкий дым на воздух. Рей никогда не просит деньги. Она никогда не просит оплатить квартиру и всегда словно заведённая отказывается от его «подачек». Морт больше к ней не приходит ночами, но продолжает упорно присылать золотые монеты. Она оглядывается, и он торопливо тушит спичку.

- что такое? – делает несколько шагов вперед и замирает. Перед его женщиной было платье. Обычное, магловское, но похоже что именно то которое и нужно. Она торопливо качает головой и тянет дальше по улице, пытаясь увести от слишком белых, слишком чистых тканей. У них душа давно уже не столь светлая. А у него никогда и не была, - подожди тут.

Он выныривает из ее хватки ловко, шутливо кланяется, отходя задом наперед исчезая в незнакомо проеме. Крейн не любил эти магазины. Не любил футы и стерлинги, не любил доллары и магловские ткани. Но знает, что на его женщине шелк будет смотреться прекрасно, как и то что ей пойдет все, даже магловские тряпки. Морт улыбается, взъерошивая длинные волосы. Обходит женщин и улыбаясь от уха до уха склоняется к продавщице. Морт никого не трогает. Их кожа слишком обжигающая, болезненная и приносит дискомфорт.

- Какой размер? – девушка улыбается мягко, смотря в глаза покупателю, а Морту кажется что глаза у нее пустые. Глупые. И улыбка ненастоящая. Раньше он мог легко затащить ее в постель и бросить на следующее утро. А теперь у него на улице стояла другая. Настоящая и живая. Та, другая воротит нос от холода, шмыгает носом по детски и прячет свои тонкие руки в ворохе тяжелой одежды. От той, другой, пахнет мятой и шоколадом. А еще солнцем. До нее бы Морт дотронулся, касаясь пальцами оголенных плеч.

Он что-то шутит, улыбается и проверяет ткани на качество. Заигрывает по привычке и, раскланявшись, забирает коробку, украшенную синим бантом и лентами. На улице снег смешивается с осенним дождем и девушка кажется еще ярче чем обычно. Ярко-красная словно ягоды на снегу, смешная. Она прячет свои красивые зеленые глаза и снежинки-капли слишком идеальные для этого кусочка мира остаются на медных ресницах. Морт склоняется и целует в лоб своими сухими и неправильными губами, вручая синюю коробку с платьем.

-Только попробуй отказаться, это подарок для моей женщины, - улыбается мягко и даже почти по настоящему, когда в черных дырах мелькнул блеклый отсвет, - тем более, мне платья не идут.

     Волшебники идут дальше, по  Лондону и мужчина неловко касается тонкой ладошки. Сам. Прячет ее в своих длинных рукавах, сжимает сильнее, переплетая пальцы.

    Когда они подходят к станции, то у девушки в руках сжаты какие-то горячие булочки и пакет с несколькими подарками. Крейн держит одну руку в кармане, позволяя своей женщине повиснуть на руке, а во второй сжимает кофе.

Крейн медленно умирал, но девушка, столь трепетно прижавшаяся к руке, дрожащая и нежная… она все еще дарила надежду, крохотную и хрупкую, словно осколки хрусталя.

Он сжимает часы в длинных пальцах и исчезает. Туда где их ждал дракон. Ведь именно Рейни помог Пожирателям выбраться в поезд. Именно Морт, хозяин дракона, должен был следить за защитой ящера снизу.

Пока Рейни вглядывается из-под шляпы в горящее небо.

+3

8

Первым звуком при пробуждении оказывается крик венгерского хвосторога. Этот маленький дьявол, что до сих пор не обзавелся собственным именем, добрался таки до излюбленных перчаток из драконьей кожи и теперь упорно пытался вытащить одну из них из едва приоткрытого ящика. Дэниелс раздраженно поморщилась и перевернулась на живот, желая досмотреть очередной сон. Последнее время она пребывала в весьма гадком настроении и поэтому очень важным пунктом собственного расписания дня стал крепкий, здоровый сон, не предполагающий разъяренной ящерицы с его восторженными криками Цезаря, что захватывал очередную столицу. Ведьма, взъерошенная и сонная, потянула одеяло повыше, когда хвосторог, уже неделю именуемый Люцифером, понял, что просто так перчатку ему не вытащить. Видимо в крошечном мозге стало что-то активно работать и ящер, применявший до этого когти, шипы и зубы резко взревел и выпустил первую струю жидкого огня.
Знаете, когда работаешь долгие годы с драконами, да и  в целом с любыми животными, начинаешь реагировать на определенные сигналы со скоростью сайгака, желающего спасти свою аппетитную задницу от хищника. Так же происходило едва ли не каждое утро и день с Дэниелс. Когда Люц выпустил первый залп, скажем так - прочищая горло, Рей рефлекторно села. Рука выскользнула из-под подушки, сжимая тополиную палочку. Резкий взмах и все четыре ящика комода распахиваются, едва ли не вылетая из своих гнёзд.

Карликовый венгерский радостно взвыл в воздух, оценивая принесенный комнате ущерб.
Рей, закатив глаза и закрыв их тонкими веками, рухнула обратно на спину.

Тополиная палочка, что трепетно была прижата к груди, казалась ей такой теплой и родной. Страшно подумать, что было бы если бы её отобрали и спрятали в закромах авроры. С другой стороны. Зеленые глаза приоткрылись и скользнули по посоху, стоящему у изголовья кровати, у нее всегда был еще и посох, так что при необходимости колдовать она еще сможет. Поморщила тонкий нос и перевернулась обратно на бок под яростные вопли дракона, насилующего перчатки из толстой кожи.
И на кой леший она убирает экипировку в ящик с бельем?
Не факт, что после развлечений с изгрызенными, изнасилованными, выженными перчатками ящер не переключит свое внимание на дорогие сердцу, и не только сердцу, вещи. Ей все же не хватает домовика. Он должен был бы уже спустить холодную воду, чтобы из крана текла теплая, приготовил бы овсянку и сварил кофе. К особым изыскам в еде бывший драконоборец относилась весьма спокойно, а вот некоторые вещи, что не так уж и любят окружающие, по утрам вполне и могли бы порадовать.
Рей сонно зевает, когда ноги касаются пола. Чешет бедро, заодно и подтягивая трусы. Боги, кто бы знал, как лениво ей просыпаться, приводить себя в порядок, пытаться расчесать спутанные волосы. Единственной радостью было радио, задорно распевающее голосом любимой ведьмы. У нее точно сирены должны быть в роду, а то как еще объяснить то, что уже ко второй песне Дэниелс тихо подпевала и подтанцевывала.
Все же день обещает быть удачным.

Правда, если совесть не проснется вместе с хорошим настроением. Дэниелс закидывает в рот мятный леденец и с довольной мордой спускается по ступенькам, резко поворачивает и оказывается в Косом переулке. Немного идет снег, мантия, хлопая длинным подолом, бьет по коленям и почему-то, не смотря ни на что, Рей чувствует себя весьма неплохо. Даже Очень неплохо! Она легко перепрыгивает через входную ступеньку и толкает дверь, чтобы в лицо пахнуло сладким ароматом плавящегося сахара. Кондитерская Шугарплама. Даже в сером, ужасно тоскливом Лондоне есть места, в которые ведьма заходит с удовольствием. Например магазины сладостей, особенно когда заканчивается в небольшой картонной коробочке мятные шарики. Дэниелс медленно ходит между стеллажами, выбирает еще несколько лакомств, ведь скоро ей предстоит тяжелая работа, а на голодный желудок думается хоть и хорошо, но весьма недолго.
-Благодарю.
Сияет радостной улыбкой, отдавая несколько монет продавцу и торопливо прячет в разинутую пасть сумки сладости. На самом деле Дэниелс очень смелая. Карликовый дракон остался дома один, присматривать за квартирой. Примерно уже можно представить во что превратятся обои. Оставалось только порадоваться, что и шкафы, и все ящики, и двери заколдованы и огнеупорны, так что ящер до вещей, которые не починить магией, не доберется. А все остальное пусть ломает и рушит ровно столько, сколько его душеньке угодно.
Удобно быть магом.

Ведьма перепрыгивает через еще несколько ступеней и торопливо, почти что бежит, к Лютному переулку. Резко сворачивает и почти что успевает затормозить, как прямо перед носом вырисовывается мужчина. Рей, подскользнувшись и подвернув ногу, готова была приземлиться на задницу, когда маг хватает ее за талию и галантно ставит на ноги, словно ребенка.
-Доброго дня
Насмешливо звучит голос Крейна. Обиженно надувшись, Дэниелс оттряхивает свою мантию, одергивает ее и поднимает глаза на любовника.
-Во-первых, еще утра. Даже обеденное время еще только на носу. А во-вторых, ты мог бы и прийти ночью. Я тебя, между прочим, ждала, - поправляет теплую вязанную шапку, - ты видимо еще не совсем расстался с привычкой, лапать всех незнакомых дам, а? - поймала за край шарфа Крейна и потянула за собой, - пойдем, дракл усушенный, угостишь меня сливочным пивом!
Не смотря на всю напущенную обиженность и трагизм ситуации, ведьма отважно зашагала в сторону... выхода из магического переулка. Нельзя было так рисковать и светить своей милой мордашкой налево и направо, ведь не стоит забывать, что с тех пор, как в газетах появились заголовки о "похищении" Мортона Крейна и драконолога Рейчел Дэниелс, прошло не так уж и много времени. Так что кто-то может заметить знакомые лица и недобро отозваться в сторону "пропавших". Хотя стоит подумать о том, что на деле то пропавшей в своем официальном статусе была только сама ведьма.
Ущипнула мужчину за бок. Ибо в очередной раз припоминала ему как не хорошо поступать вот по свински. Осталось Крейну лишь хрюкнуть для полноты картины. Кутаясь в мантию, Рей жмурилась, морщилась и тихо ругалась под нос на противную погоду:
-Когда пришлось тащиться в Швейцарию и вылавливать там одного из ящеров, - прячет руки под тканью, радуясь лишь тому, что сейчас люди плевать хотели на то, кто и как выглядит, - было еще холоднее. Но видимо Лондон какой-то особенный город и тут скромные минус тринадцать превращаются в ужасные минус сорок, - шмыгнула носом и недобро покосилась в сторону проходивших мимо маглов, что откровенно пялились на ненормальную, - противные маглы, - уткнулась носом в широкий шарф.
Сейчас нос и щеки ведьмы начинали краснеть и активно пытались догнать по цвету если уж не бордовую вязанную шапку, то выбивающиеся рыжие пряди точно. Рей снова шмыгает носом. Каждый раз, как она натыкалась на маглов, ее настроение падало до минус тридцати и не обещало вернуться в нормальное состояние в ближайшие несколько часов. Иногда, конечно, что-то выдергивало Дэниелс и случалось чудо-чудное. Ведьма, например, могла увидеть магловскую кондитерскую или вспоминала про что-то хорошее. Тогда - да, тогда свет в её жизни сиял новыми красками. А так, идя по мокрому асфальту в тяжелых сапогах, кутаясь в мантию, носом зарываясь в шарф родного и горячо любимого Дурмстранга, ведьма больше походила именно на ведьму, не хватало лишь полосатых гетр, уходивших под мантию и черного кота. Последнего же в ближайшее время точно не появится, так ка сердце девушки было отдано чешуйчаты, а котов ей хватало и в виде анимага Рейни.
Снова ущипнула Крейна за бок и, получив в ответ возмущенный вопль, довольно гордо вскинула нос. Только позабыла, что от сопливого водопада ее спасал лишь теплый шарф, не дающий носу совсем раскиснуть, а потому пришлось снова в него уткнуться и прекратить выпендриваться.
-прекратил бы уже меня избегать, - покосилась на Мортона.
У  них не принято говорить про Азкабан и то, что там происходило, как и о том, что происходило потом или что было с Дэниелс и почему она отстранена от службы. Для каждого из них это был персональный ад. Одного туда насильно запихнули, держа мертвой хваткой за шкирку, словно глупого кутенка. Вторая билась в бессилии и металась из стороны в сторону, пытаясь спасти любимого человека. Поэтому они оба изменились. И что самое ужасное - Рей это ощущала. Она понимала, что как раньше уже не будет. Сама не могла по другому, Крейн не мог. Им приходилось заново учиться быть друг с другом.

Забавно

А ведь их отношения только только начинали походить на настоящие.
И правда забавно.
Рей перепрыгивает очередную лужу и замирает около витрины с магловским магазином каких-то модных шмоток.

тряпье и дрянь

Разглядывает застывшие манекены в разных пафосных позах. Взгляд натыкается на аккуратно белое платье чуть выше колен с кружевными рукавами  и красивым вырезом над грудью. Оборачивается к Мортону, стоящего к ней спиной у обочины. Он последнее время много курил. Не изменил себе и своим привычкам, предпочитал ментоловые. Мужчина чуть сгорбился, прикрыл ладонью кончик сигареты, поджигая его и жадно втягивая дым в легкие. В нос ведьмы ударил приятный аромат табака с мятой. Взмахнув пару раз потухшей спичкой, он роняет ее на мокрый асфальт и наступает носком ботинка.
-что такое?
Девушка улыбнулась и отрицательно покачала головой, ловя торопливо под руку. Ей все еще было страшно, что вот-вот появится аврор или два, или пять, или десять и заберут снова Мортона на суд. Они будут рвать артефактолога на куски, тянуть друг на друга, словно игрушку, осыпая обвинениями и "уликами".
За это и мстила. Именно поэтому согласилась помочь. Потому что ненавидела их. Потому что мужское, красивое и столь любимое лицо Крейна осунулось, а в глазах стало слишком много тьмы. Потому что там, за стенами Азкабана дементоров нельзя было отогнать омеловой палочкой. Он бы и не смог - Рей никогда не видела патронуса мага. Она ненавидела каждого из присяжных, каждого из судей, каждого кто был виноват в том, что ведьма не могла ночами уснуть, билась, словно в клетке и плакала на глазах отвратительных и безучастных судей, выносивших приговор. За то, что теперь Рейни имеет столько сил, а Мортон раз за разом избегает его.
Ведьма тянет его за локоть осторожно.
-у нас же есть еще время? - приподнимается чуть на носках и втягивает жадно дым, что Крейн лениво выпустил из легких, - я не кушала толком.

Подрагивает. Последнее время у нее плохо обстояли дела с теплом. Дэниелс могла бы раздобыть алкоголя или табака, прикурить тонкую сигарету, но она уже давно бросила. Тогда, темным утром, Рейчел пообещала себе, что больше не закурит, чтобы не подводить Крейна, чтобы не расстроить его и.. чтобы не увидеть на мужском лице отвращения. Как оказалось - отказаться о вредной привычки было легко. Тонкий, едкий аромат уже совсем выветрился. Хотя скорее всего его удалось так быстро вывести благодаря теплой воде, дегтярной пене и грубой мочалке, кусавшей, впивающейся в кожу. Мортон не должен был знать что делала рыжая ведьма пока была там, по ту сторону стен Азкабана.
Рей переплетает тонкие пальцы и прижимается плечом теснее к любовнику, зажмуриваясь при апартации.
Дэниелс греет ладошки о свой стаканчик с кофе, дрожаще приподнимая плечи с широким шарфом выше. Ее снова бил озноб.
-Мы не будем вмешиваться? - прошептала, делая аккуратный, крошечный глоток, - там дети..
Скорее уж сама себе сказала, чем из желания донести это до Мортона. Рей осторожно посмотрела на мужчину краем глаз. После Азкабана ведьма старалась не покидать ни на минуту мужчину, но.. после всего произошедшего, ей все сложнее было это делать пока в один прекрасный день Мортон совсем не пропал из виду. Магесса не могла его остановить. Не хотела. В этом просто не было смысла никакого. Поэтому оставалось только смириться и попробовать быть рядом тогда, когда магу нужна была помощь. Или компания, как сейчас. Рейчел была тут только из-за него, но мысли, что навредить могут дракону и дракон может навредить детям не давали покоя.
Они красными муравьями впивались в нервы.
Они ползли по нервам, забирались в карманы ворохом и рассыпались оттуда, стоило лишь сунуть руку за новой порцией раздумий.
Рей никогда не вредила людям так. Она всегда старалась обойтись без кровопролития, она не выходила за рамки своих моральных принципов, а теперь. Сейчас! Стоя спиной к железной дороге, держа на запястье пакет, а в руках стаканчик с кофе, Рей не хотела поворачиваться. Длинные ресницы подрагивали.

Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.

Сейчас она действительно была частью огромной, темной, давящей силы. Но почему-то ей хотелось поступить иначе. Она хотела броситься успокаивать дракона, спасать детей. Ей плевать на авроров - они могут поголовно подохнуть, но дети.. если повернется, то сорвется. Не выдержит.
Но Рейчел Дэниелс была тут из-за Крейна. Стояла на месте неподвижна из-за любимого мужчины и терпела, хотя по лицу, по бегающим по мокрым, растекающимся лужам взгляду было видно какая нешуточная война идет в голове драконолога. Девушка коротко вздыхает и делает новый глоток уже смелее, понимая, что язык больше не обжечь.
-Морт, - приподнимает голову, - ты обещаешь быть аккуратен? - прошептала, вглядываясь в  темные глаза.
Рей дорожила им. Один раз уже потеряла. Почти всего. Без надежды. Ей хватило, но вот сил запретить приходить - не было. Прекрасно ведь знала, что пытаться отговорить глупо, глупо надеяться на то, что Крейн побережет себя и не заставит Дэниелс нервничать.
Прикрывает глаза.
Во всем этом не было смысла. И с каждым шагом хотелось броситься уводить дракона прочь.

Зубы жадно впились в мягкую, еще горячую булочку, откусывая, отрывая кусочек.
Ощущала как по языку потек вкус джема.
Рей была голодна.

Отредактировано Rachel Daniels (23.11.16 10:41:21)

+3

9

Я все еще всматриваюсь в темноту, что кажется все темнее, там, под моими ногами. Напрасно я думала, что мне дана будет отсрочка на поиски коллеги. К моему ужасу, сожалению и досаде, я привлекла внимание дракона. Огненный поток я заметила поздно, боковым зрением, а затем, еле успела увернуться, резко уходя вращением вниз, но почувствовав жар от пламени. Мир закружился, я едва понимала, где нахожусь, крутясь волчком и пытаясь спастись. Сейчас меня мало занимала моя собственная судьба, как не странно, машинально изворачиваясь от всполохов, я думала лишь о детях. Через некоторое мгновение мне удалось восстановить равновесие и вертикальное положение на метле. Руки онемели, я едва чувствовала их. Сейчас моя хватка вокруг древка метлы напоминала трупное окоченение – она же была моим спасением. Если сейчас все закончится, я не смогу разжать руки без посторонней помощи. Ветер раздувал мои волосы, и я описала круг над драконом, не в силах в данную минуту выхватить палочку, пока не в силах. Я кружила вокруг огромного ящера, раздражая его и не отпуская его внимания от себя, будто назойливая муха. Скорости моей метлы хватало, чтобы пламя, что изрыгал дракон, лишь слегка подпаливало кончик метлы. Наконец-то мне удалось отцепить одну свою руку. Наверно, то, что я не могла сделать это раннее, было больше самовнушением, нежели физическим изъяном. Рука дрожит, я едва умудряюсь засунуть ее в карман и нащупать волшебную палочку. Очередной вираж, я понимаю, что действую слишком медленно, но летать и бороться с холодом почти нереально. Наконец-то у меня получается. Выхватываю палочку и направляю ее на дракона. Наши взгляды пересекаются, если это можно так назвать, поскольку я вижу лишь один глаз ящерицы. Она медленно открывает пасть. – Бомбарда! – Не знаю, почему в голове всплыло именно это заклинание, но всполох, соприкоснувшись с пастью дракона, воспроизвел огромный взрыв, причинив зверю боль, но, не убив ее, конечно. Рык боли разносится по округе, и я пригибаюсь к метле, пытаясь закрыть уши руками. Метла вибрирует подо мной, а ветер от дыхания дракона норовит скинуть вниз. Меня оглушило, поскольку я слишком близко находилась к источнику шума. Писк в ушах превращался в назойливый звук, сводящий с ума. Я кричала вместе с драконом. Пока он не взмыл в небо, выше, еще выше. – Нет… – Прошептала я и ринулась за ним. Меня дезориентировало, но я все равно летела к дракону. - Сейчас или никогда, сейчас или никогда.  – Я встаю на древко метлы, сохранить равновесие не реально и я падаю на нее мешком. Вторая попытка, пока дракон расправляет крылья. Я вижу широкую, могучую спину перед собой. Ускоряю метлу, вновь встаю на нее ногами и почти тут же, оттолкнувшись, прыгаю на спину летающему зверю. Нет, это получилось менее грациозно, чем я представляла в голове. Я не прыгнула, а скорее свалилась на дракона камнем, и это не осталось для него незамеченным. Мои руки заскользили по гладкой чешуе и дабы не упасть, я со всей оставшейся силой вцепилась в роговые выступы спины руками. При ударе о зверя, я прикусила язык, и чувствовала привкус крови во рту. К сожалению, мои приключения только начинались. Дракон яростно взмыл в небо, пытаясь скинуть груз со спины. А я все это время болталась на нем из стороны в сторону – наездница из меня очень никудышная, да и опыта нет. А в книгах писали, что это просто. Мир вертелся, меня начало подташнивать, бросало из стороны в сторону, но я держалась до последнего, чувствуя себя как на Родео, только подо мной был отнюдь не бык. Мы взмывали в небо, камнем падали вниз, проделывали вращающие пируэты, и все это время я кричала как не нормальная, надеясь, что это не последнее, что мне суждено испытать в своей жизни. Во всяком случае, если я не умру от падения, и меня не сожрет дракон - разрыв сердца мне обеспечен, а антидепрессанты могут стать лучшими друзьями. Раньше я мечтала повстречать дракона, раньше, я мечтала прокатиться на нем, но теперь, я сомневаюсь в том, что когда-нибудь, даже если мне попадется самый спокойный представитель данного вида, я пересилю себя и смогу к нему приблизиться. Мои попытки достать волшебную палочку не увенчались успехом, я устала, действительно устала бороться. Дождь лупил не переставая, капли, ударяющиеся о тело зверя, ударялись о мое лицо, заставляя жмуриться. Волосы мокрыми, тяжелыми прядями били по спине, я промокла и чувствовала себя невероятно тяжелой. Мне хотелось просто прекратить все это, расцепить руки и упасть во тьму, но что-то в глубине моей души не давало мне этого сделать. Моя импульсивность сыграла со мной злую шутку, но я бы не смогла попасть в поезд. Кому-то из авроров все равно пришлось бы сразиться с монстром, так почему бы не мне?
Кажется, дракон тоже устал. Мы облетали поезд по кругу, и я решила, что это достаточно подходящий момент, чтобы наконец-то достать палочку. Почти ничего не чувствуя, одной рукой я вновь лезу в карман и достаю тонкую подругу по несчастью. Направляю ее на голову дракона, слегка приподняв рукой, которой вцепилась в ящера, одну из чешуй и произношу заклинание. – Дормио. – После этого мы плавно пикируем вниз, и я надеюсь, что все скоро закончится, но мои надежды не оправдывают себя в который раз. Дракон уснул слишком быстро, хотя я предполагала, что такую махину так легко не усыпить. Мы камнем падаем вниз, и я, схватившись на чешую и сильнее прижавшись к телу змея, кричу от страха. Деревья царапают мне лицо, колкие ветви дергают за волосы, но именно они смягчили падение. Дракон падает на землю, ломая деревья телом и поднимая в воздух пыль. Я соскальзываю и кувырком качусь по земле. От удара о землю из легких выбивает воздух, кажется, я сломала руку.  Замираю на земле, палочка лежит в нескольких метрах, но у меня нет сил, дотянуться до нее. Постанываю от боли, а после теряю сознания, с наслаждением погружаясь в темноту.
Дракон взмахнул крыльями и поднялся ввысь, дабы снова атаковать поезд. План не сработал, но я еще не знала об этом.

Отредактировано Louise Dillane (23.11.16 22:13:15)

+2

10

Кажется бодрящий напиток закончился слишком быстро. Девушка даже разочарованно наклоняет стаканчик, чтобы убедиться в том, что он не прячет за своими стенками еще хотя бы глоток. Морщит нос и сжимает бумагу в руках, уничтожая его.
-Между прочим, - тянет на голову любимую рабочую мантию, - я недавно слышала, что где-то недалеко от Норвежской границы задержали умника, пытающегося протащить яйца норвежца, - Дэниелс оглядывается и, убедившись, что дерево за спиной вполне настоящее, облокачивается о него спиной, - было бы здорово их отбить и доставить в заповедник. Там как раз новые инкубаторы стоят, да и  норвержцы..сам знаешь в каком сейчас состоянии, а драконов еще и убивают.
Вздохнула коротко. Она и сама убивала драконов. Приходилось. Дэниелс была одним из тех драконоборцев, кто всеми правдами и неправдами пытался выцарапать из когтей приговора каждого ящера. Искала причины, раздражители, искала места в заповедниках и в далеких-далеких местах обитания, чтобы убрать этих прекрасных существ как можно подальше от людей и тем самым решить проблему. К сожалению не всегда получилось уберечь чушейчатых от "правосудия". Их продолжали убивать, гордясь своей работой проклятые идиоты. Они считали видимо себя рыцарями в блестящих доспехах, а Дэниелс этого не понимала. И ненавидела. Плюнула бы в морду особо гордящимся, остальных можно просто проклясть.
Рей приоткрывает пакет и отдает Мортону последнюю из двух булочек. Во вторую снова впивается зубами. Лучше всего и всегда работалось, конечно же, на голодный желудок. Но видимо не сегодня. Надо было набраться сил и заесть ту тошнотворную тварь, что крутила желудок магессы, сжимала, да бегала от низу к горлу и обратно.

Ведьма приподнимает голову и прислушивается. Кажется где-то рядом глухо, едва слышно звенит колокольчик? Оглядывается, рассыпая волосы по плечам, по шарфу. За спиной полотно дороги и медленно темнеющее небо. Где-то не так далеко раскинуты ковры зеленых лугов. на которых пасутся овцы.

Это всегда удобно, если понадобится отвлекать дракона. Несколько туш вполне обеспечат его спокойствие..

Кидает вскользь взгляд на Мортона, поднявшего голову к небу. Спокойствие дракона при особом желании может обеспечить и один драконоборец, если он не находится в операции под названием "не дай дракону успокоится и..

умереть"

  Ему не дадут отвлечься, не позволят далеко уйти от несущегося на всех парах поезда. Подошла неторопливо к мужчине и открыла его сумку. К удивлению звон колокольчика как раз доносился оттуда. Рейчел даже ненадолго забыла о том, чего она вообще туда полезла то. Нагло забралась ручками загребущими в его сумку, ища почти что на ощупь колокольчик или что там могло издавать такие звуки. Немного даже удивилась, когда за пальцы ее не цапнула никакая опасная книга или тварь, или еще что-то, что наверняка обязано было питаться пальцами рыжих ведьм и при этом жить в сумке Крейна. Шмыгнув коротко носом, Рей все же решила сначала совершить героический поступок. Разгребла немного места и аккуратно там водрузила пакет с покупками. Крейн всячески старался ее одаривать всем тем, что не вызвало бы в ней торопливое желание отказаться или сослать обратно в магазин. Сегодня вот платье и булочки. И там еще в пакете коробка, которую ведьма не открывала пока что. Оставалось надеяться, что это ничего живого..
Пока копалась в сумке и не заметила, что Крейн на нее смотрит, чуть склоняясь в бок, когда лямка тянула слишком сильно. Поиски успехом не закончились.
-Все посмотрела?
Где-то сбоку громко взвизгнуло серебряным звоном.
Над головой пронеслась огромная черная фигура дракона.
Пришлось отступить назад, ощущая как маг торопливо ее ловит за плечи и прижимает к себе. Чёрный летел низко. Поэтому вся пыль и мусор от потоков ветра были вскинуты вверх, а затем снова упали, не в силах следовать за драконом. Это им еще повезло. Летел бы ниже - все пузо бы об деревья ободрал бы. А так вон сейчас наберет высоту и оттуда будет продолжать резвится.
Поезд неуклонно приближался. Кажется Дэниелс уже могла слышать стук колес, а если ей это только казалось, то где-то далеко виднелся тонкий шлейф черного пористого дыма. Это уже не казалось. Поэтому магесса лишь вздохнула коротко. Она медленно приподняла голову к Мортону. Он похудел. Красивые скулы теперь болезненно выпирали, а в глазах горел какой-то сумасшедший огонь восторга, азарта, радости. Казалось, что мужчина сейчас сам сорвется в сторону дракона, построит ему алтарь за пару минут, рядом еще больше себе трон и оттуда будет наблюдать за происходящим.
Дэниелс таким азартом не горела. Она прекрасно знала как выглядит разъяренный дракон и очень будет удивлена, если поезд останется в своем нормальном положении, не перейдя на вертикаль. Если ящер решил, что махина его соперник или хотя бы причина, по которой спокойно жить совсем нельзя, то это одно. А если же ему это вложили в дурную головушку, то там хоть град призови - не выбить дурь. Рейчел тихо вздохнула. Ужасный день.
Приподнялась на носочках и поцеловала в щеку Крейна, улыбнувшись чуть уголками губ.
-Я так полагаю, нам надо подобраться поближе.
Единственное место, где сейчас не хотела бы оказаться сама Дэниелс - это как раз таки рядом с поездом, но Мортон решил по своему. Сжимая женскую ладошку, он исчез, появляясь почти что вплотную с железной дорогой и как раз под драконом, который нарезал круги над отчаянно гудящим поездом. Пришлось торопливо потянуть мужчину прочь, не позволяя ему полезть ближе, дабы получше рассмотреть пятую чешйку в третьем ряду на груди слева от четвертого ребра дракона. Мага тянуло магнитом к событиям.
-Морт, - стоило только остановиться, как пламя дракона осветило и фигуру перед ним.

Рейчел замерла. Видимо это все вот так и начинается. Сначала ты стоишь в стороне, ждешь, а потом оказываешься в самой куче событий. Никто не говорил, что ей или ему надо отбиваться от авроров внутри. Собственно ведьма бы и отказалась, но проблема заключалась именно в ящере. Их задачей было управление драконом, не дать ему улететь, остыть, умереть, навредить себе или просто не сожрать несколько тел. Авроры постепенно прибывали и Дэниелс видела их маленькими точками на метлах где-то недалеко от дракона, что переключил внимание с поезда на надоедливых мух.
-Смотри!
Дернула за край мантии мага, вынуждая отвернуться от приближающегося поезда к дракону. Как раз в этот момент дракон как-то странно дернулся и,кажется, решил поиграть в родео. Дэниелс только рот приоткрыла. Даже она никогда не оказывалась на живом, здравомыслящем ящере. Они же сразу готовы убить вообще всю живое, лишь бы освободиться от паразита на своей спине! И многие сумасшедшие именно так прощались с жизнью. Хотите раздразнить дракона? Докажите, что вы псих. У Крейна бы это получилось быстро, а вот Рейчел лишь судорожно молилась всему живому в этом мире, чтобы в районе дракона не оказались драконоборцы. С ними разбираться будет сложнее, ведь отвлекать вдвоем десяток человек, при этом следить за Мортоном и за ящером - дело гиблое.
Ведьма снимает с себя сумку и торопливо из нее достает кожаные перчатки. Накидывает лямку через плечо, застегивая при этом ремешок на краю сумки как можно плотнее. Рабочая мантия огнеупорно, так что какой-то объем пламени выдержит, лишь бы капюшон не сорвало. И при этом взгляд ни на секунду не отрывался от созерцания происходящего.
-сумасшедшие... - выдохнула завороженно.
Судя по тому, как дракон метнулся вверх, всадник еще держал свое тело на чешуйчатом. Но стоило порадоваться! Значит там всего лишь глупые авроры, а не отряд драконоборцев. Ни один здравомыслящий драконолог или борец с ящерами не попытается оседлать дракона. Зачем? Его можно увести, можно попытаться успокоить, да в конечном счете убить, но уж точно не в одиночку опускать задницу на мощную шею.
-Идешь?! - на шее болтались любимые гоглы, - ты за авроров, я за дракона!
Мортона лишний раз приглашать не приходилось. К тому же он умел растворяться черным дымом, а Дэниелс мало того, что так не умела, ей еще и метла нужна была. Но логика была простой. Раз какой-то идиот решил сменить транспорт, то можно воспользоваться чужим. Лишь бы это не был какая-нибудь Синяя муха. О Нимбусе можно не заикаться, а вот свеженький Чистомет вполне мог бы и быть. Над головой пронесся черный вихрь. Видимо магу все же не терпелось свести счеты с каждым из тех, кто закрыл его сначала в Азкабане, а потом и в Мунго. Радовало еще и то, что по документам Мортон Уолтер Крейн находился на лечении в той самой проклятой лечебнице. Сами не зная того, целители подписали для него контракт на полную свободу действий с обеспечением алиби. Что же касается Рейчел - ей было все равно.

  Шумно выдыхая, Дэниелс бежала в сторону дракона, глазами ища метлу. Но к сожалению той почему-то и не пахло.
-Акцио метла! - взмахнула резко тополиной палочкой.
Не стояла на месте. Спотыкаясь порой почти на ровном месте, Дэниелс отшагивала задом наверед, крутила головой, ища глазами метлу. Где-то недалеко Рыжая грива снова взметнулась. Вот она! Схватила древко и тут же опустилась на колени, осматривая внимательно состояние метлы. Местами подпаленная, но в целом вполне способная на полеты. Стоило бы добыть что-то получше, но пока что пришлось воспользоваться тем что есть. Подскочив на ноги, ведьма легко оседлала метлу и сорвалась с места вверх. К дракону, где авроры уже заметили Пожирателя смерти и теперь пытались решить на кого требуется больше внимания.
-Коньюнктивитус!- проснеслась алой вспышкой перед зазевавшимся аврором.
Тот испуганно вскрикнул и дернулся, а Рей.. ее заметили и еще никогда магесса не ощущала себя настолько.. мало? Да, наверно мало. Страх разогревал кровь и не давал холодно, трезво и ровно мыслить. Дэниелс двигалась скорее по наитию, чем действительно осознавала что делает. К тому же она знала, что не может рассчитывать на чужую метлу, так как так, казалось, вот-вот развалится на кусочки.
Первый треск раздался в ушах Рей, когда она, ловя поток воздуха от крыльев дракона, рванула резко вверх. Древко в руках гудело, как то странно дрожало и угрожало взорваться прямо под ней. С трудом выровняв метлу, прикрываясь огромным боком дракона, летит рядом, видя уже четко, как на спине, дико вереща от страха, находится аврор.
И правда странный день.
С головы Дэниелс заклиание срывает капюшон, вырывает в воздух огненные волосы. Пришлось резко дернуться в сторону и, едва не попав под крыло, нырнуть вниз. Самая опасная зона, если не считать, конечно же, у хвоста и головы. Можно в любой момент оказаться под сильным потоком воздуха и не удержаться. Можно попасть в лапы, можно что угодно. Но дракон занят другим. Авроры не могут приблизится, а тут...
Огромная. Сильная. Чёрная гора мышц резко ныряет вниз и все, кажется все маги замирают и в неверии смотрят на то, как ящер мчится стрелой к земле. Дэниелс устремляется следом.
Не может один маг так уложить дракона.
Так не бывает.
Деревья плачут, стонут. Они трещат, каждый на свой лад. Сгибаются острыми кольями и ящер, прорыв в земле длинный путь, поднимает огромные крылья лишь на секунду. Медленно. Так довести несчастного до подобных трюков еще не удавалось никому. По крайней мере на глазах девушки.
Гебридский черный дракон славился своим сволочным характером. Та еще тварь, поэтому, осторожно кружа над телом, Рейчел себе представить не могла как он решился на подобное заземление. Это же слишком опасно, особенно падать на деревья. Даже у ящеров были свои представления о безопасности..
Дэниелс так думала только потому, что знала, что никакой аврор не способен в одиночку уложить дракона.

Магесса быстро спешилась, срываясь с метлы. Спотыкаясь и перепрыгивая через раскуроченные камни, она бежала к дракону, чтобы помочь.. попробовать привести его в чувства и, при необходимости, добить сумасшедшего. С нее и одного психа хватает, а тут их развелось целый скоп. На секунд лишь вскидывает зеленые глаза к небу, но из-за поднявшегося облака пыли, грязи и дыма из ноздрей дракона, было плохо что видно. По крайней мере палочка была уже наготове. Ни один аврор не застанет ее в расплох.
Дэниелс подбегает к краю ямы, в которой нежился дракон, и тихо судорожно выдыхает. Он жив! И вполне себе цел, если оценивать хотя бы состояние его крыльев. Пришлось все же хоть немного отстраниться и, потянув шарф к носу, взмахнула палочкой:
-Тергео!
Весь скоп пыли стал воронкой затягиваться в тополиную палочку, улучшая разбор.
Дэниелс вскрикнула и, едва не упав, бросилась бежать. Над головой пролетело еще одно заклинание, заставляя магессу пригнуться и ускориться. Черный дракон дышал.
Широкие бока вздымались, а значит кто-то раздразнил ящера еще сильнее.
-Эварте статум!! - запускает заклинание в сторону аврора, но промахивается и все же падает.
Это спасло от еще одной вспышки. Не сильно долго думая, Рейчел скатывается кубарем к боку дракона. Колени разбиты. А от страха голова кругом. Вся грязная, наглотавшаяся пыли, магесса думает только о том, лишь бы этот ящер не решил подняться на ноги прямо сейчас. Потому что спиной она ощущала жар его бока..
Морт..помоги..
Медленно отползает поближе к крылу, чтобы не быть замеченной магами, что так не вовремя остановили уборку воздуха от оседающих пыльных облаков.

+1

11

Мир замирает на самых кончиках пальцев, он меняется медленно, словно в старой замедленной съемке и кажется, что солнце,  некогда яркое и столь чарующее затягивается темными тучами. Мир, тот самый мир, что так стремился защитить мужчина, рушился на глазах, сверкая вспышками разноцветных заклятий, под рев взбешенного дракона, заставляя мужчину содрогнуться: от ужаса, медленно стягивающего тонкие шеи, от трепета перед черной, громадной тенью огнедышащей твари… от желания, ощутить еле заметное прикосновение смерти к собственным ладоням. Когда Морт был влюблен в опасность и даже по-своему был женат на ней, сталкиваясь с мантикорами и тварями, от которых даже драконы бегут в ужасе. Но после встречи с тяжелым дыханием дементоров, Мортон Крейн впервые осознал самого себя. Он был влюблен не в свободу. Не в жар, текущий лавиной по телу и не в жадные  поцелуи очаровательных шлюх. Он сходил с ума только по Смерти, по ее тонким рукам и колючим поцелуям в кромешной темноте

-…  норвержцы..сам знаешь в каком сейчас состоянии, а драконов еще и убивают.

Он практически не слушает. Только кивает коротко и запрокидывает голову назад, позволяя волосам, длинной змеею, заплетенным хвостом, стечь меж лопатками, покусывая каждый по отдельности позвонок. Пепел кружил и кружил над головами, опускался снегом, дождем, осколками битого стекла, оставляя на коже, бледной, мраморной черные отметины сажи.  Крейн их не убирает. Его пальцы – длинные, пальцы пианиста, музыканта, художника – не скользят по лицу, растирая черную грязь под глазами, пряча синяки от миллионных бессонных ночей. Норвежцы, драконы, драконы, виверны, и снова эти безмозглые огромные твари, что бороздят безмерную тьму этого мира. Она говорила снова и снова, снова и снова, пока в голове воробьи не начинают петь, пока в голове музыкой не стелются их серые перья.

Белые, ровные практически, с чуть выпирающими клыками зубы не впиваются в мягкую плоть булки. Мортон Крейн смотрит внимательно на огни в небе, на точки, созвездия и черные тени, что разрисовывают мглу своими зелеными, желтыми, алыми красками. Хах, нашли проблему. Глупцы. Нет никаких проблем. И черный, словно сам ад, дракон нужен лишь для одного – отвлечения внимания. Авроров, Идиотов, болванов… и даже Рей, что так внимательно вглядывается в серое, дождливое небо Англии.

Морт не любил Англию. Теперь. В Англии были монстры, были люди в толстых шкурах, что почитают грязную, скверную кровь, были глупцы, что поклоняются новому правительству словно богам, лишь бы не оказаться за тугими решетками Азкабана. Идиоты, что предпочитаются прятаться по углам словно крысы, имея силу несравнимую с технологиями тупых маглов.

Маг замирает, когда кто-то, взмахивая рыжим своим огнем склоняется рядом, потянув за лямки кожаной сумки. И мужчина не двигается. Только смотрит внимательно, как она словно завороженная старым подарком тянется по их песне, тянется-тянется, не способная отыскать ответ среди огромного количества барахла. Он  чуть опускает длинные ресницы, позволяя пеплу осесть на них, окрашивая в черный, словно  женскую косметики. И голова идет кругом от тихого перезвона где-то в глубинах волшебной ишачьей кожи.

Колокольчики.

Маленькие, серебристые, с черными точками и тонкими линиями-дорогами, перекрывающими путь. Со снежинками на концах с перезвонами. Маленькие колокольчики с запахом омелы и рождества… со вкусом первого поцелуя и разрушенной детской невинности.

-Все посмотрела? – голос звучит совсем чужим, на секунду ломается и черный зрачок расширяется, впуская в голову под тихий воробьиный щебет Чужого.

Он молчит. Но Морт знает, что это молчание стоит дороже, чем тысячи, нет миллионы пустых слов, что ежедневно одаривают  людей верхушки властей. Когда-то Морт не вмешивался. Когда-то времени у него было больше и сейчас мужчина снова чувствовал, как зевота и сонливость давит на плечи. Он не хотел быть здесь. Не хотел прижимать к груди испуганное женское тело… он хотел в небо. Хотел получить маленькие черные жемчужины-чешуи и глаза-рубины.

В небе абсолютно беззвучно, раскинув необъятные черные крылья, парил гигантский ящер, изредка лишь подавая голос в виде громогласного рыка, раскатывавшегося по земле легкими вибрациями, сотрясая рельсы. На деле дракон не был черным, но потоки света, проходя мимо его чешуек, иной раз давали пепельную, темную окраску стального корпуса. Он словно был покрыт дымовой пленкой, умудрявшейся иногда игнорировать даже солнце, обычно преломлявшееся цветом сияющего железа. И только молния, резвая, сильная, со вспышками и всполохами разъяренного неба, позволяла увидеть синеву на чешуе. И синеву, темную и утягивающую… в глазах самого мага.

Рептилия не замечала погони, возможно из-за огромной высоты, снизу фальшиво уменьшавшей размеры ее до обычного орла, но такая ошибка имела бы летальный исход для того, кто бы повелся на коварный обман зрения. Вот ящер сложил крылья, превратив свое тело в неудержимую торпеду, и камнем рухнул вниз, вновь появляясь уже с зажатой в передних лапах добычей, обреченной еще с первого взгляда непроницаемых змеиных глаз.
Темная точка в сильный, изогнутых когтях все еще была жива. Это было видно по разноцветным искрам, по летающим вокруг точкам и чарующем крике, возгласе. В последней агонии, в полете маленькой  затухающей точке. Рейни знал, что упав, волшебная палочка мертвого аврора больше никому не будет служить верой и правдой.

По песчаной земле двигались клубы взвившегося мелкого песка, нещадно забивавшие дыхательные пути и рот во время движения, так что оставалось с тоской вспоминать нежные вересковые поля, оставшиеся далеко позади. Но увиденное заставило мужчину напрячься куда больше, чем кульбиты дракона. Авроры. Снова и снова. Один за другим твердо направляли свои измученные, обшарпанные метлы, не приспособленные для такой гонки за крылатой рептилией.

Рев взбешенного дракона сотряс пески, превращая и без того зыбкую почву в настоящую ловушку.  Рельсы сходились и расходились, сворачивались кольцами, черными тропами и вихрями, расшатывая бегущий на всех порах поезд. И Рейни знал: один взмах крыльями, еще только один возле вагона и поезд слетит, переворачиваясь, скользя юлою… убивая за собой каждого кто внутри. Дети. На детей Рейни Шуттеру было все равно, но там среди них, замаскированные, в грядущей опасности были те, кого он мог бы назвать друзьями. Те кто ненавидит нынешнее правительство столь же сильно, что и Мортон Крейн… что и сам Шуттер.

Он крепко сжимает чужую ладонь, игнорируя ту ласку, которой женщина пытается одарить чужое тело. Сжимает крепко, оставляя на бледной коже алые пятна от мужских пальцев. Ему нужно было быть внутри поезда. Нужно отогнать от него дракона, завлечь за собой. Позволить поезду с пожирателями смерти исчезнуть в дыму…Чтобы авроры переключили свой интерес с проверки на черную рептилию. Пока что вес шло по плану и метка, очертившая руку, ужалила змеею, обожгла кожу, оставляя за собой покрасневший след. Все было как нужно.

И Рейни наконец-то натягивает на лицо маску.

-Морт, смотри! – Ему так хотелось сказать, что мистер Крейн слишком устал, он итак был здесь снаружи слишком долго. После психиатрической клиники, Морта с каждой секундой становилось все меньше и согласившись на эту операцию, Шуттер надеялся, что сможет наконец-то вытащить мужчину из кокона. Заинтересовать.

Бесполезно

Хотелось бы сказать, крикнуть – Безумцы! Наблюдая как на шкуру, по огромным чешуйкам взбирается кто-то еще более безумен, чем мистер Крейн. Впрочем, безумнее мага нет никого и если бы не Рейни, то тот давно бы висел на огромной шее вместе с тем дураком, что решил привлечь к себе внимание. Идеальный момент для обращения. Один прыжок с разбега, не дожидаясь приказа рыжеволосой женщины, Рейни сворачивается в черный дым, несётся вихрем вперед, разрушая все на своем пути.

Увести от поезда

Не дать провести проверку

Вовлечь  в что-то более интересное, чем пытка взрослых людей с детскими лицами.

-   Виртус Виолатио – заклятие ударяет в кого-то из людей, но в такой вспышке, уворачиваясь от заклятий, в перестрелке двух столь различных сторон.  Одно за другим. Одно за другим.

И Рейни Шуттер знает, он прекрасно понимает, что сейчас на его стороне нет ничего и никого. Кроме огромного черного дракона, кроме женщины столь рвущейся в бой и этой безумной жажды крови.

Увернуться, вниз, вверх, снова заклятия один за другим и черный дым все кружит и кружит над головой дракона. Снова поворот и огромные крылья с размаха скидывают кого-то с метлы. Нужно было как то привлечь внимание.

Сильный поток воздуха и мужчина пикирует резко вниз, летя к самой земле, словно бы вспомнив свои школьные игры в квиддич. Маска-череп все появляется, мелькает из черного тумана, пока двое перекрикиваются беззвучно заклятиями. Невербально. Увернуться, контратаковать, скользнуть вниз к земле, ступая на мягкий песок и кажется темный маг уже забыл и о драконе и о поезде. Всего несколько минут, несколько минут, что тянуться вечностью и можно будет уходить.

Женский вскрик за спиной.

Такой стоит дорого. Шея хрустит, и зрачки на секунду расширяются, вынуждая мага отступить. Как же Морт ненавидел появляться в окружении врагов. Впрочем, сейчас ему повезло больше, находясь с противником один на один, отрезанными от других огромным черным хвостом с красными от чужой крови шипами.

- Ивенсио – Выпалить внезапно, запуская во врага стопку ослепляющих искр и, придерживая рукой порез рвануть прямиком под хвостом на другую сторону. Рискованно. Нужно бы крикнуть ей, услышать голос. Понять что жива, но так нельзя, авроры могу узнать, кто виноват и тогда уже Рей посадят в Азкабан. На мгновение Морту кажется что он в порядке, что сон снившийся целую вечность назад оживает  под мрачное сопение ящера.

Где-то за камнями виднеется чужая рука и мужчина боясь узнать ее, кидается вперед, еле успевая отстреливаться. Хоть бы успеть.. хоть бы… Перед мужчиной снова мелькает выпущенное в слепую заклятие и он падает на землю, поближе к девушке. Ранена. И тело сводит судорога, от осознания того что Рейчел Дениелс может быть мертва. По их вине.

Руки, дрожа, словно бы у первокурсника впервые увидевшего фестрала, переворачивают женское тело. Слишком темно. Слишком много пыли было поднято драконом, чтобы увидеть сразу, что девушка…

- Луиза? – не она. Сердце уходит в пятки, когда пальцы порезанные мелкими осколками, убирают влажные пряди со лба. А за спиной, там где в тумане виднелось драконье пламя, под рев обезумевшего ящера ему кажется до боли знакомый голос.

Отредактировано Morton Crane (30.11.16 19:01:20)

+1

12

Палочка в крови, куртка в крови, штаны в крови, ботинки в крови. С чавкающим звуком ступая по растекшейся алой жиже, продвигаюсь к следующему вагону. Звуки боя становятся ближе, поезд вибрирует, сотрясаясь от ударов заклинаний; снаружи слышится рев дракона, а затем громкий удар, словно на землю рухнул дирижабль. Она завалила ящерицу? Диллейн завалила ящерицу? Серьезно? Если женщина и одолела дракона, что, как мне кажется, маловероятно, ибо, насколько я знаю, авроры не обладают квалификацией по истреблению огнедышащей животины, то наверняка ценой своей жизни. Скорбеть по потенциально мертвому соратнику времени не было, да и война с концами уничтожила во мне остатки человечности — я видел слишком много смертей, которые в свете последний событий превращаются в обыденное явление. Одним больше, одним меньше — сейчас это уже не важно. Мы могли закончить войну уже давно, если бы ужесточили меры, ввели военное положение — но нет. Сторонники Волдеморта являются важными шестеренками в государственном аппарате Министерства Магии, а потому не позволят подобному случиться. Дамблдор слишком мягок. Есть ли в этой войне третья сторона — достаточно могущественная, чтобы покончить с противником одним ловким ударом? Если да, то ей пора бы уже появиться.

Медленно открываю дверь, ведущую в соседний вагон. Оглушающее заклятие снопом красных искр разбивается о деревянную панель всего в полуметре от меня. Пара Пожирателей, все еще выглядящих как подростки-слизеринцы, спиной ко мне танцуют посреди полуразрушенного локомотива, посылая зеленые вспышки в сторону группы авроров — слишком плотной группы авроров для столь маленького пространства. Смертельное проклятие попадает одного из них, и бедолага валится к ногам своих товарищей; еще одно заклятие устремляется к мужчине в бордовой мантии, но, сбитый на пол своим коллегой, министерский служащий избегает печальной участи. Я нахожусь в удобной позиции для нейтрализации противника, однако я даже не думаю о том, чтобы обезоружить или оглушить последователей Темного Лорда. За каждого погибшего аврора умрет Пожиратель. Направляю палочку на молодого юношу и шепчу: «Бомбарда». С громким хлопком псевдоподросток разлетается на части, окропляя кровавыми кусочками плоти своего напарника, который застывает в изумлении и тут же, скованный по рукам и ногам, падает наземь. Авроры хороши, знают свое дело и не теряют времени — впечатляюще быстрый «Петрификус». Я поднимаю руки вверх; моя палочка, выбитая из рук «Экспелиармусом», устремляется к молодой женщине в темно-красной мантии. Палочки моих союзников направлены прямо на меня. Стандартная процедура. Они ведь не знают, друг я или враг.

— Кто ты и что здесь делаешь? — с вызовом спросил мужчина в бордовой мантии, поднявшись с пола, опираясь на плечо другого аврора. Не опуская палочек, меня сверлили недоверчивым взглядом три пары глаз. Не время выебываться. Не время выебываться. НЕ ВРЕМЯ ВЫЕБЫВАТЬСЯ.

— Я тот, кто делает за вас грязную работу, — повел головой в сторону, кивая на размазанного по стенам вагона сторонника чистоты крови. Авроры, как мне показалось, еще больше напряглись. Старший из них, который ко мне обратился, с недоумением обдумывал ответ в течение семи-десяти секунд, а после кратко уточнил: «С Грюмом?». Я лишь кивнул, опуская руки вслед за опущенными палочками. Молодая девушка, ловко перескочив через единственного выжившего в нашей потасовке Пожирателя, протянула мне оружие; я тепло улыбнулся, сомкнув пальцы на темном дереве своего волшебного сучка, но не получил улыбку в ответ. Она тут же вернулась на свое место позади командира отряда — или как их там зовут.

— Вам удалось эвакуировать детей? — задаю единственный интересующий меня вопрос. Бордовый — мне проще запоминать людей, присваивая им странные прозвища, которые зависят от выделяющихся особенностей их поведения или внешнего вида — указал на дверь позади себя.

— Мы собрали их вместе и отрезали от Пожирателей, однако поезд запечатан. Нам не выбраться, пока не снимут барьеры. На другом конце поезда есть еще одна группа авроров, которая ищет выживших. Ты можешь… — я перебил его жестом.
— Дракону похер на ваши барьеры. Окна соседнего вагона разбиты, — тычу большим пальцем себе за спину, — выводите детей на левую сторону и убирайтесь отсюда. Я прослежу, чтобы тварь вас не побеспокоила, — не дожидаясь ответа, выхожу сквозь распахнутую дверь и выскальзываю в окно ближайшего ко мне купе. Дождь все еще валит плотной стеной. Ботинки плюхнулись лужу, забрызгав меня мутной жижей. Молния сверкнула раз — еще раз, освещая очертания чешуйчатой громадины, валяющейся чуть поодаль от застывшего локомотива. Диллейн.

Рядом со мной, спрыгнув с метлы, приземляется Ева. Она прижимается ко мне, хватает за руку и холодными губами касается моей шеи. Цела. Осталось проследить, чтобы дракон не натворил дел. Мы приближаемся к месту крушения. Видим фигуру, склонившуюся над чьим-то телом. Я поднимаю свою палочку, а Ева безмолвно прячется мне за спину.

+1

13

Наверно впервые драконоборец настолько сильно могла позволить себе вжаться в драконий огненный бок. На секунду приподняла ресницы, усыпанные пылью и, морщась от тяжелых каплей дождя, магесса пыталась хоть что-то рассмотреть. Пока что это было совершенно бесполезным занятием. То ли перед глазами еще плыло, то ли действительно здесь слишком быстро темнеет. Тяжело дыша, магесса проводит ладошкой по грубой чешуе и медленно приподнимается, чтобы хоть немного ощутить собственное состояние. Сумка при себе, но наверняка из нее высыпались все мятные леденцы. Ведет пальцами по застегнутому карману, радуясь тому, что он стоически держался захлопнутым. Что ж. Голова вроде на месте, а то что колени разбиты, да на ладошках кровь из ссадин и грязь смешались, так то привычное дело . Пальцы еще жгло. Любимые гоглы давно были посеяны где-то среди грязи и скапливающихся луж.
Дракон шумно втянул носом воздух, раздувая бока, и нетерпеливо выдохнул.
Видимо уже очнулся. Рейчел готова была броситься вперед, чтобы выкарабкаться из ловушки, в которую угодила. Края ямы были чуть выше ее груди, но уже успели промокнуть от усиливающегося дождя. Струйки воды текли к ногам, пытались забраться под шнуровку. Ведьме это совершенно безразлично хотя бы потому что некогда рыжие волосы стекали по шее к спине, став почти что черными. Лицо побледнело от холода, да и не заляпано грязью только потому, что крупные капли легко утаскивали брызги мокрой земли с щек на подбородок.
  Сглотнув, торопливо сунула палочку в кобуру на бедре. Надо было уносить ноги как можно скорее, только бы не думать о происходящем, только бы не попасть в руки аврорам. Если поймают - Рей скорее сама себе в голову Бомбарду пустит, чем увидит глаза Крейна на суде. Сглотнув трусливо, сжала зубы. Надо было только первый шаг сделать. Упирается носком ботинка в камень и, цепляясь пальцами за мокрые куски грязи, пытается выкарабкаться.
-..там?
Пальцы сами сбой разжались, когда откуда-то справа донесся до девушки мужской голос. Плевать кто это - Пожиратель или аврор, для нее все одинаковы. Нет разницы между людьми, что борятся за власть, используя по сути одинаковые. Отшагнув назад к ящеру, драконолог, чуть пригнувшись, едва ли не проваливаясь по щиколотку в грязь, постаралась перебраться поближе к огромному крылу. Если трагнрессирует сейчас, то ее наверняка заметят и придется принять бой. Сражаться Дэниелс не хотела. Ей вообще казалось, что она даже не сможет вспомнить ни одного заклинания и вообще странно, что те авроры, которые решили обстрелять заклинаниями первую попавшуюся личность - были настолько плОхи. Прикусив губу, Рейчел падает на колени, чтобы встать на четвереньки. Ровно напротив нее по краю ямы шли два мужчины, держа палочки наготове.

глянь, и не идиоты.. Люмосом себя не подсвечивают

Хватаясь пальцами со сломанными ногтями за вспаханную землю, магесса почти что на четвереньках перебралась под распахнутое драконье крыло.

Безумие заразно. Ей богу!

Замерла. Руку протяни и сможешь коснуться стыка брюшных чешуек и шейных, огромных и черных щитков. Они все разом перетекли, вздрогнули и блеснули в слабом свете. когда тяжелая морда разъяренного дракона медленно поднялась. Кажется где-то со стороны послышался вскрик, а уж что говорить о Дэниелс, что не могла ни "прыгнуть", ни убежать, да собственно ничего не могла. С одного бока ящер, пришедший в себя так не вовремя. С другой стороны несколько авроров, жарко споривших и пытающихся решить что им делать.

Почему нет Пожирателей?

Только краем глаза заметила, что в ближайшем вагоне снова появилось несколько вспышек. Они мелькнули в окнах, отразились на ровных краях зевающих дыр, на осколках, что еще держались в рамах и пропали. Криков не было слышно. Дэниелс вообще почти ничего не слышала, разве что тяжелое дыхание ящера, что собирался подняться снова на ноги. Она ощущала спиной, как сильные мышцы, словно металлические канаты перетягиваются сильнее и заставляют огромное тело медленно оторваться от земли. Рей не паниковала, потому что знала, что надо лишь немного подождать. Под прикрытием раскинутых в стороны крыльев ей никто не посмеет причинить вреда, если не считать, конечно же, самого дракона. Кажется, он уже сейчас ненавидел весь человеческий род.

Хотя о чем я.. это их нормальное состояние...

Ливень усиливался. Изредка еще и гремели молнии, а это чёрному зверю было не сильно по душе. Можно ли сказать, что пыл у него немного остыл после падения? Вполне. Теперь небольшие глазки бегали по окрестности, ища или чем закусить такое разочарование, или ища противников, на которых можно было бы излить свое негодование. Не найдя ни первых, ни вторых, ящер сделал пару шагов. Дэниелс едва ли сама не нырнула в грязь обратно, лишь бы не оказаться раздавленной. Благо, что стена воды, пыль, что только сейчас улеглась, да сгущающиеся сумерки притупляли ориентирование этого ящера. Плевать. Лишь бы только не раздавил. Лишь бы не сожрал. Пригнувшись на секунду, магесса в несколько широких шагов тоже оказалась под боком и, убедившись, что аврорам все равно на то осталась ли она жива или нет, ведьма вспышкой исчезла. Появляться у леса совсем ни разу не безопасно, так как высокие, темнеющие деревья находились прямо под носом разбушевавшейся ящерицы. К поезду не сунется, но кое-что останавливало от окончательного решения трангрессировать.
Крейн.
Дэниелс снова испуганно содрогается, ощущая как кишки внутри уже стянулись в тесный узел. До боли. Ей страшно, до паники, до дрожжи страшно. Но магесса не бегает в истерике, она просто не позволяет себе больше касаться потрясающе приятной чешуи, лишь следит за каждым движением ящера суженными зрачками, словно бы наркоман в ломке. Одна из тех немногих прекрасных черт в характере мисс Дэниелс - ее странное спокойствие в моменты, когда внутри все уже готово поддаться панике. Не смотря на всю ту кашу, видимо где-то в рыжей голове что-то руками и ногами держит все сознание трезво мыслящим, ускоряя этот процесс лишь в моменты, когда адреналин превышает количество крови в венах...

* * *

Время в мгновение ока замирает, вихрями запутывает пространство вокруг волшебника унося прочь. Прямиком к темному силуэту с рыжим пламенем в волосах. Ему нравится как волосы развиваются на ветру, как черная тень дракона переливами, змеею обволакивает женское тело, сжимая в плотный круг. Мужчина снова сжимает часы, желая оказаться рядом.
Всю жизнь рядом.
Чтобы больше не потерять.
Кольцо в другой руке жжет, обжигает сильнее холодного ветра и пепла над головами. Все один вздох и он будет рядом. Морт чувствует как огненная пасть чешуйчатого приближается к ведьме.

[Давай же. Рядом. Хочу к этой тени]

Примерные координаты в голове выстраиваются ровными алгоритмами, строчками, цифрами, извилистыми дорогами. И часы считывают их перенося прямиком….
- В ВОЗДУХ!! – Крик вырывается из глотки ровно в прыжке, когда маг оказывается на несколько ярдов выше земной глади, - МЕРЛИНОВЫЕ ПАНТАЛОНЫ МНЕ В РОТ?!
И с громким криком на перебои с ветром волшебник, ученый, гений этого безумного мира падает прямиком в ад. С тихим «Ауч» опускается на землю, явно ломая по очереди несколько костей. Иначе откуда еще был этот странный хруст за спиной?
Ресницы чуть подрагивая, приоткрываются, обнажая перед затуманенным взором яркое рыжее пламя и обеспокоенные зеленые глаза. Волновалась, думает Мортон Крейн вытягивая перед собой руку.
- Я тут подумал… - впрочем, как показывал опыт думать много было крайне вредно и это всегда плохо заканчивается. Рука разжимается, обнажая в ладони серебряное кольцо в драконьем когте – ты выйдешь за меня?
Секундное молчание сливается воедино под ее непонимающий взгляд и безумную скачку сердец. Глупо говорить, что Мортон Крейн совершенно не понимал что делает его сердце в данную секунду. Оно ожидало вердикта, только губы ждать не умели совершенно:
- Если решишь согласиться, то капни свою кровь – он прикусывает губу и тут же черные глаза в панике расширяются, когда их головы накрывает черная тень драконьей пасти, - советую думать чуточку быстрее…

* * *

Рейчел склонилась над мужчиной, едва не вскрикнув в тот момент, когда он оказался из ниоткуда почти что прямо над ней. Но ведьме рыжей явно везет. Крейн упал в яму с каким-то неприятным хрустом и, к сожалению, этот звук девушка знала куда лучше, чем многие. Пальцы резко выхватили палочку из кобуры
-Люмос.. - прошептала, чтобы посветить над головой любимого, - ты сумасшедший..
-ты выйдешь за меня?..
Кажется ненадолго у рыжей мозг решил все же пойти в отключку. Она забыла о том, что над ними нависала огромная машина для убийств, расценивающая маленькие комочки плоти примерно как котлеты без подливы. Некогда бледное лицо покрылось алыми пятнами, действовавшими весьма странно - сначала они уродливыми лоскутами вспыхнули на щеках, а затем поползли к носу и ушам, делая Дэниелс похожей на редиску. Зеленые глаза смотрели с удивлением. Магесса сейчас была больше похожа на растерянного ребенка, забывшего, что дышать - это просто. Медные ресницы подрагивали. защищая распахнутые глаза от капель дождя.
-я? - кажется мозг действительно перестал работать.
Драконоборец даже не поняла как умудрилось кольцо оказаться на ее пальце. Им же не нужны слова, верно? Потому что от счастья язык к нёбу прилип, а сама виверна была просто не в состоянии говорить. Однако, зачем говорить, когда зеленые глаза светились смущением и счастьем, губы обнажали в радостной улыбке ряд ровных зубов, а все тело больше напоминало один сплошной узел эрогенной зоны - тронь и огненная ведьма снова вспыхнет факелом, покроется мурашками и снова забудет, что нужно дышать. Склонившись к уже сидящему Крейну, она сжала пальцами ткань темной мантии и потянула к себе, целуя невесомо, нежно, словно бы.. соглашаясь.
-Спрашиваешь еще!
Это было слишком громко. Вскрик магессы дошел и до дракона, который сейчас тоже был на взводе. Тяжелая морда неторопливо повернулась к собственному боку. Злобные, небольшие глазки впились жадно в фигуры драконологов и, кажется, земля под ними задрожала, когда рёв дракона вырвался из распахнутой пасти. Рей даже в какой-то момент показалось, словно она видела как накапливается газ в глотке, готовый вырваться огненным залпом.
Не сильно долго думая о романтике и вообще о чем-то адекватном, Рейчел хватается рукой с кольцом за свое кровоточащее колено. Неизвестно нужна ли была чистая кровь или только лишь капля, но времени на раздумья не было. По крайней мере кровь была. И она еще обильно текла, смешивалась с грязью, с водой и пропитывала рваную штанину..
Кожа лопалась. Чесалась. Такое ощущение, словно в нее впивались иголки, хотя на деле ощущения ползли мурашками из-под кожи. Судорожно вздохнув, Рей сильнее сжала пальцами ткань чужой мантии. Глаза жгло, они слезились, а что уж говорить о внутренностях? Их облили огнем! Судорожно выдохнув, хотя это скорее похоже было на срыг, магесса едва удержала себя в руках, когда из распахнутого рта вырвалось пламя. Хорошо еще, что девушка успела отвернуться от Мортона, а то остался бы он без своей гривы.
-ч..что..
Подняла голову, смотря на замершего дракона. Ящер почему-то не торопился сжирать неподвижную магессу, что каждой клеточкой тела успела представить как эти огромные зубы вопьются в ее тело и подобно огромной мясорубке, перемолет ее кости...

+1

14

Мертва. Тело искорёженное, сломанное, перемолотое лежало на земле. Мертва. И сердце ее не билось только голова, откинутая назад, словно у поломанной куклы. Мертва. Морт не любил когда люди умирали. Только не вот так, не просто так. Жизнь, смерть они все должны нести хоть какой-то маломальский смысл в этой гребанной жизни. А она была мертва. Просто… обыкновенный вердикт. Ее удар не убил нескольких злодеев, героев, не перевернул мир с ног на голову и даже жизнь, столь короткая не изменила этот гребанный мир. Ничего. Просто упала. Просто свернула шею. Просто. Как же много было этих чертовых просто. И ведь что самое дурное, она даже не стала завтраком, ужином, обедом для дракона.

Руки у нее тонкие совсем, хрупкие, теперь были вывернуты наизнанку и магу было трудно даже смотреть на них. Потому что он помнил, помнил как еще пару лет назад эти пальцы, мягкие и нежные вплетались в волосы, путались в них и очаровывали каждым своим движением. Плохо иметь безупречную память, кто-то этому завидует, а кто-то… кто помнит каждую мелочь, несколько сиклей на барной стойке, припухлые губы, растянутые в пьяной улыбке… даже лифчик. Черный с маленькими кружевами-цветами и каплями.  Морт помнил все. Детство, школу, каждую шлюху и девственницу на своем пути. И ее тоже помнил. От этого даже как-то горче, как будто какой-то дурак, там сверху, от души насыпал горчицы в его суп жизни. Было бы в разы лучше, если бы Морт обладал рыбьей памятью дурака.

- Луиза!

Он стягивает с себя маску, чужую и совсем холодную. Да плевать. Новая порция Азкабана? Пусть. Он это заслужил. Он, не Рейни, именно он убийца и все кто встречаются на его пути - мрут, так же бессмысленно как мухи.  Маг коротко всхлипывает, поворачивая лицо к себе, убирает прилипшие к выбитому глазу пряди и поражается тем чувствам что кипели внутри.

Радость.

Благодарность.

Безмолвное счастье.

Наряду с горем от потери и разочарованием.

Где-то в глубине души, он ликовал, танцевал от счастья, рвал на себе волосы и благодарил тех, кто там наверху (звезды, боги, Мерлин, сущая энергия – неважно) он просто мать его благодарил, что сейчас, в луже собственной крови лежала другая женщина. Что ее волосы не горят огнем, что выбитый глаз не сверкает изумрудом. И это странное внутри чувство съедало совестью внутренности. Потому что он ДОЛЖЕН чувствовать другое. Да только маг уже не может остановить ни рвущийся наружу смех, ни безумные вспышки агрессии. Какая поразительная ирония. Все понимать и не иметь возможности остановится.

Черный внутри черного. Зрачок сужается, только один, словно бы в насмешку над вторым расширенным, раскрывает золотые искорки и теперь, в этом пресловутом сиянии палочек один глаз кажется карим.  Он явно сошел с ума. Уже давно и бесповоротно. Рейни над ухом пытается что-то сказать, крикнуть. Но все его глупые слова кажутся в данную секунду совсем не важными. Маска помещается в сумку в обмен на кольцо. Да, в любую секунду их мир может рухнуть. Еще секунду и Крейна посадят обратно, заломив руки за спину. Он уже слышит хлопки прыжков за спиной, тихое завывание ветра, метлы, каждый прутик и даже тяжелое дыхание. Смешно и до боли глупо. Ну что за день?! А ведь его попросили лишь присмотреть за драконом.

[float=left]http://sa.uploads.ru/t/W9OY4.gif

[/float] Маг склоняет голову набок, приподнимается, чуть пошатываясь и задирает голову кверху.  Салют глупых фейерверков постепенно спадал, исчезал, пока костяшки пальцев белели, пока ладонь крепко сжимала что-то. Черные вихри один за другим исчезают в тучах. Этот странный дождь из людей бессмысленно сражающихся друг с другом за  горстку внимания своих начальников. Голос  за спиной настойчиво окликает, даже требовательно. Ну что за малые дети, лучше бы разрешили взять пару тел для опытов. А почему бы и нет? Они уже давно мертвы, и их  тела могли бы пригодиться хоть для каких-то важных дел и возможно, только возможно, спасти человечество от вымирания. Ведь какая разница кого резать? Пожирателя или аврора? У Луизы кожа мягкая… в нее скальпель войдет легко…

Маг оборачивается. Поправляет мантию, вздергивает накрахмаленный, испачканный в чем-то воротник. Совершенно спокойно. А голоса людей становятся более грубыми, более настойчивыми и даже яркая вспышка, возможно лишь предупреждающая, пронеслась над ухом срывая, срезая несколько выбившихся прядей. Волшебник прикуривает, игнорируя. Сейчас дела были несколько важнее людей напротив. Там. Рядом с драконом была девушка, которую еще можно спасти. Еще был шанс. А потому ученый улыбается.

- Я подойду немного попозже, - улыбается. Чуточку безумно, чуточку весело. Ведь это на самом деле становится интересно, шагнуть еще раз, еще и еще к самому кончику палочки, чтобы та коснулась мужской груди, - продолжим потом.

И сжимая часы исчезнуть, успевая оставить визитку в кармане мага. Пусть навестит, когда решит продолжить убивать ученого. В более интимной обстановке.

- Ну что за… - чтобы появиться за их спинами, встряхивая портал, - нет-нет-нет, они должны сломаться, - Рейни что-то шепчет на ухо, обещает что часы работают, но даже его слова вылетают из уха, магу нужно было переместиться чуть ближе, - Да заткнись ты!

Время в мгновение ока замирает, вихрями запутывает пространство вокруг волшебника унося прочь. Прямиком к темному силуэту с рыжим пламенем в волосах. Ему нравится как волосы развиваются на ветру, как черная тень дракона переливами, змеею обволакивает женское тело, сжимая в плотный круг. Мужчина снова сжимает часы, желая оказаться рядом.

Всю жизнь рядом.

Чтобы больше не потерять.

Кольцо в другой руке жжет, обжигает сильнее холодного ветра и пепла над головами. Все один вздох и он будет рядом. Морт чувствует, как огненная пасть чешуйчатого приближается к ведьме.

[Давай же. Рядом. Хочу к этой тени]

Примерные координаты в голове выстраиваются ровными алгоритмами, строчками, цифрами, извилистыми дорогами. И часы считывают их перенося прямиком….

- В ВОЗДУХ!! – Крик вырывается из глотки ровно в прыжке, когда маг оказывается на несколько ярдов выше земной глади, - МЕРЛИНОВЫЕ ПАНТАЛОНЫ МНЕ В РОТ?!

И с громким криком на перебои с ветром волшебник, ученый, гений этого безумного мира падает прямиком в ад. С тихим «Ауч» опускается на землю, явно ломая по очереди несколько костей. Иначе откуда еще был этот странный хруст за спиной?

Ресницы чуть подрагивая, приоткрываются, обнажая перед затуманенным взором яркое рыжее пламя и обеспокоенные зеленые глаза. Волновалась, думает Мортон Крейн вытягивая перед собой руку.

- Я тут подумал… - впрочем, как показывал опыт думать много было крайне вредно и это всегда плохо заканчивается. Рука разжимается, обнажая в ладони серебряное кольцо в драконьем когте – ты выйдешь за меня?

Секундное молчание сливается воедино под ее непонимающий взгляд и безумную скачку сердец. Глупо говорить, что Мортон Крейн совершенно не понимал что делает его сердце в данную секунду. Оно ожидало вердикта, только губы ждать не умели совершенно:

- Если решишь согласиться, то капни свою кровь – он прикусывает губу и тут же черные глаза в панике расширяются, когда их головы накрывает черная тень драконьей пасти, - советую думать чуточку быстрее…

И она отвечает. Кидается на шею, из-за чего маг придирчиво воротит нос. Больно. И ей лучше не знать, что там, на вершине лежит тело совершенно другой женщины с выбитым глазом и свернутой шеей.  Перстень, точно такой же на пальце обжигает кожу, ловя капли крови своим рубиновым ртом. Глупо было бы сказать, что Морт не знал о своем арсенале, и если бы не вмешался Рейни, то возможно все бы оказалось несколько проще. И даже на несколько жертв меньше. Маг протягивает руку, помогая девушке забраться. Им осталось лишь немного сыграть. Небольшой сгусток пламени вырвался из глотки, словно бы соглашаюсь со странными мыслями покататься и повторить подвиг погибшей. С небольшой только разницей.  Он просто обязан прихватить пару чешуек с собой.

Метка над головой оповестила об отступлении.

- Ну что за черт…

***

Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.
Мурлыкал под нос волшебник ступая по каменным ступеням Министерства. Чешуя все еще не сошла с кожи, а потому ученый выглядел несколько страннее, чем обычно. Ну может быть не так странно, но все же достаточно. Высокий цилиндр на голове с привязанными на ленте золотыми часами, несколько перьев и вырванный листок из ежедневника рядом с ними лишь  дополняли образ. Как бы это было не прискорбно, но очередь до артефактолога все таки дошла. Ибо на исправительные работы такого чудика не сослать, а Психиатрическое лечебница (как показывают факты) долго при себе задержать не может, было решено ученого все же отпустить через пару дней после возвращения в лечебницу. К тому же пришлось снова писать объяснительные на тему «почему твоя задница всегда в полной жопе» и что-то на подобии «ты мудак Крейн» с соответственным битьем собственного лба о ладонь.  Морт с этим был не согласен, а потому для проявления всего своего отрицания содеянного уставился на хрустальную статуэтку на тумбочке.

- … вы – блаблабла – понимаете, - блаблабла, - что погибли невинные!  Дети, - блаблаблаааа, - наши защитники, - блаааблаааблааа- а все из-за этой твари!

- Это дракон, - спокойно произносит Морт и поднимает глаза еще выше разглядывая летающую открытку за спиной мужчины.

- Плевать, это взбешенный ящер уничтожил поезд и из-за него сбежали остальные пожиратели смерти!

ту-ту-ту поезд. Это поезд... - подпевают мысли летающей открытке.

- А если точнее, то Гебридский чёрный дракон во – маг переводит взгляд на часы- время спаривания, - и кивает собственным словам.

- Вы вообще хоть немного понимаете что требуете? – устало проговорил начальник отдела по волшебным животным, - это агрессивный монстр в тридцать футов ростом.

- Ой, он милаш, вот увидите, - ученый расплылся в довольной улыбке, - только распишитесь тут и тут, - фиолетовое перо коснулось нужных мест, - обещаю, мы, представители Румынского драконоведческого заповедника имени Крейнов позаботимся о нем.

+1

15

Негромко посвистывая, Дэниел неторопливо шла вдоль огромного вольера с новым драконом. Чёрный ящер мирно дремал зубами к стенке, что не могло не порадовать магессу. На чешуйчатом теле еще виднелись шрамы, но иногда они только украшают и человека, и мага, да и вообще кого угодно. На теле Рей их было с десяток точно. Что уж говорить о том, что драконов она любила так сильно, что никакие шрамы на их телесах ведьму никак не отвадят. Удобнее перехватив ведро, девушка дошла до клетки, где обитал молодняк. Свежее мясо, разделанное любовно нежными ручками бывшего драконоборца, кусками скидывалось в каменные кадки, к которым тут же подлетали жадные ящеры. 
Тыльной стороной ладони вытерев с лица капли-брызги, Дэниелс оглянулась, рассматривая артефактолога.
-Уже уходишь? - Крейн потряс у уха свои часы и задумчиво цокнул языком. - слушай, я вот только одного не пойму, - закрыла клетку и облокотилась руками в кожаных перчатках о перила, оставляя на них алые разводы крови, - что это за мясо ты притащил?
Бледное лицо аристократа повернулось к любимой. Странная самодовольная улыбка тут же расползлась по тонким губам, обнажая ряд ровных, красивых зубов. Рей только тихо вздохнула и оглянулась на пищащих счастливо драконов. Уж ответ то она не узнает на свой вопрос, но стоило ли знать? Отстранившись от клетки еще на несколько шагов и замерла, когда Крейн оказался прямо перед ней:
-Меньше знаешь..- прошептал в губы.
-крепче спишь.. - выдохнула смиренно в ответ, прикрывая глаза.

+1


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [1.09.82] Хогвартс-экспресс.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC