[12.09.82] - Tom Marvolo Riddle [24.о2.2017]
[15.09.82] - Amaryllis Sayre [24.о2.2017]
[23.09.82] - Bellatrix Lestrange [27.о2.2017] (посл. пост)
[29.09.82] - Beatris Todorova [24.о2.2017] (посл. пост)
[11.10.82] - Dracula Vieru [24.о2.2017]
[3.10.1982] - Ellins Longbottom [24.о2.2017]
[13.10.1982] - Beatrice Small [24.о2.2017]
[3.10.1982] КАРАНТИНУ ....БЫТЬ?.. [НАБОР ММ АНГЛИИ]
[11.10.1982] СПОКОЙНОЙ НОЧИ, ГОСПОЖА ТОДОРОВА. [НАБОР ММ БОЛГАРИИ, ПМ]
[13.10.1982] ДАВАЙ СЫГРАЕМ В ИГРУ. [НАБОР ОФ и ПС]
00949
04350
00295
00820

Не бойтесь... администрации, котики. Администрация вас любит. [Роман]
Знаешь, говорить девушке, что ей что-то не идет, опасно – может очень плохо закончиться

Прорыв недели
Tom Marvolo Riddle

Активист недели
Benedict Yaxley

Лучший эпизод
This is not a dress
Лучший игровой тандем
Asen Kostadinov & Jordan Ognev
Лучший пост
Remus Lupin,
Торжественно клянусь...
Нет в жизни места случайностям. Ничего не происходит просто так. Люди, книги, встречи, испытания и успехи – всё это появляется в нашей жизни тогда, когда необходимо. Появляются, чтобы вложить в наши головы определенные мысли, а в душах посеять зерна будущих перемен.
“20.10.82. Англия скорбит. 20 октября 1982-го года, от драконьей чумы скончалась Миллисент Бегнольд - Министр Магии. В стране объявлен траур, и Министерство готовится к досрочным выборам на пост Министра.”
18.10.82. Парад Мира на саммите Международной Конфедерации Магов получил свое новое название "Парад смерти". Сотни магов пали жертвой террора темных волшебников. 18.10.1982. стало днем траура всего мира, в каждой стране оплакивают погибших, тех, кто никогда не вернется домой, тех, кто погиб во имя "мира". Метка Пожирателей Смерти и Последователей Геллерта Гриндевальда, стали новыми символами нашего мира.
Ради общего блага”.
АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА

ROMAIN
РОМЕЙН ВАГНЕР
она же Рома Вагинян - хозяйка шашлычных и соляриев. Главный администратор, дизайнер и мать форума.
icq - 389-181-471 : skype - shur.ik.
. BART
БАРТЕМИУС ВАГНЕР
он же джигит. В админку попал через постель и за красивые глазки. Любит тещу, жену и борщ. Суровый "батька" форума.
. STEPH
СТЕФАН ВАГНЕР
прекрасная блондинка и домовой эльф семьи Вагнер. Занимается орг вопросами и сразу ВСЕМ. Знает 100500 способов убийств ракеткой.

MATVEY
МАТВЕЙ ДРАГАНОВ
местная Белль форума, обожает немцев, Люмьеров и убивать людей. Грозный и жестокий (это на вид он такой милый, на самом деле нет).
. AMA
АМАРИЛЛИС СЕЙР
охотница за артефактами и неприятностями. Орг темы и пинание игроков - ее конек. Вы еще не получили аваду за просроченный пост? Тогда Ама идет к вам.
. FRY
ФРИДОЛИН ЗАБИНИ
главный зельевар форума, отвечает за прием игроков и очень строгую проверку анкет. Форумный Гендальф с криком "ты не пройдешь" стоит на страже логики и адекватности.
.

Don't Fear the Reaper

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [29.09.82.] Государственный переворот в Болгарии.


[29.09.82.] Государственный переворот в Болгарии.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

29.09. Государственный переворот в Болгарии.

Очередность: Beatris Todorova, Taleyta Vieru, Richard Wagner, Tomash Draganov

Борислав Бойчев допустил несколько судьбоносных ошибок, во время своего правления:
- Геллерт Грин-де-Вальд сбежал из Нурменгарда;
- Последователи Мастера вновь активизировались;
- болгарский аврорат "сел в лужу" убив несколько английских ученых;
- внешнеполитические связи с Великобританией оказались под угрозой.
Четыре пункта, оказавшиеся гвоздями на крышке гроба прежнего Министра, последний гвоздь с громким стуком забила Беатрис Тодорова не дожидаясь выборов. Все и так было предрешено, все и так знали, что Бойчев останется на второй срок не пуская к власти остальных кандидатов, и с этим фактом Беатрис совершенно не собиралась мириться.
Выборы, что назначены на 30 сентября, так и не прошли.

Двадцать девятое сентября. Министерство Магии Болгарии озаряется вспышками заклинаний. Тот редкий случай, когда раскол среди своих грозил потопить в крови всю страну.
Бойчев обвиняется в коррупции и подкупе должностных лиц, также он был замечен в тесных связях с Последователями Геллерта Грин-де-Вальда, то объясняло все неудачи аврората по их задержанию. Те, кто защищали действующего министра оказались в ступоре, неопровержимые доказательства, которыми владели союзники Тодоровой, подтвержали причастность Борислава к всему тому хаосу, что творился в стране.

Задачи квеста:
- устроить митинг, который перерастет в  потасовку и драку;
- разнести часть Министерства разделившись на плохие/хорошие;
- дать слово Беатрис, которая и покажет все документы подтверждающие виновность Бойчева;
- свергнуть министра магии, и оставить только одну кандидатуру достойную кресла министра магии - Беатрис Тодорову.

+2

2

Тодорова откровенно нервничала с самого утра, кофе валился из рук - сварить хоть что-то вменяемое было откровенно говоря сложно. Путь который был пройден был более чем длинным и тяжелым, пришлось проделать много грязной и противной работы и не только своими руками. Зачистка тех кто не нужен, оставить тех, кого нужно казнить публично. Кропотливая работа, которая несла за собой мрачное удовольствие. Беатрис, не смотря на волнение, была счастлива сложившимися обстоятельствами. Великий Мерлин, дай мне сил со всем этим справиться сейчас, когда уже нет пути назад. Отомстить за то, что мне было дорого и то что было важно. Где-то этажом ниже работала Забини, которая только догадывалась о том, какая трагедия должна развернуться в министерстве. С легкой руки этой великолепной итальянки были сварены яды и большой запас сыворотки правды, которая пригодится сегодня еще не раз.
И все же привычные ритуалы были совершены, кофе, пусть и дрянной выпит. Сейчас Тодорова была готова покинуть дом, но для начала взять самое важное, необходимое для того, что бы лично забить гвозди в гробы предателей, как ее лично, так и страны в целом. Изящная папочка, которая была зажата в тонких пальцах еще пару мгновений назад перекочевала в ридикюль, с которым госпожа Тодорова ходила на работу.
Сегодня она выглядела мягко говоря необычно, точнее не так, непривычно для нее самой. Строгий и выдержанный камзол, так похожий на тот, что обычно носит министр магии, от которого буквально веет военщиной. Да, более женственный, да, более мягких цветов, но схожесть была и она была для Беатрис точкой невозврата.
Аппарация была почти безболезненной, хотя и привычно неприятной. Хотелось хоть немного подышать воздухом, прежде чем привычно размеренная жизнь превратится в хаос. Войти в министерство было тяжело, тяжелее было только не пойти по привычному пути, скрываясь в недрах своего кабинета, под надежной защитой Софии, которая как маленький Цербер охраняла начальницу от нежелательных визитов. Но сейчас все будет иначе. Жаль только маленькой Софии об этом сейчас не скажешь. Она все узнает потом, когда все закончится.
Быстрый взгляд по сторонам. Те, кого она считала своими соратниками рядом, немая поддержка, которая сейчас ждет только одного, сигнала к действию от своего лидера. Глубоко выдохнуть и наконец вскинуть палочку гордо подняв голову и окинув взглядом атриум министерства. Немного магии, простейших артефактов и по атриуму заиграла всем знакомая мелодия гимна Болгарии. Люди остановились, этот живой муравейник замер, вслушиваясь в сильную, красивую музыку. Эта заминка была на руку, что бы трансфигурировать себе помост и встать на него, возвысившись над толпой. Слушайте свой гимн, идиоты, вспоминайте кто вы и что за страна стала вашей отчизной. Вы клялись этим гимном хранить ее, так храните же, вашу мать!
- Наш министр нас предал. Он предал свою страну и тех людей, которые ему доверяли. Он дал власть тем, кто еще недавно вызывал страх за свою жизнь, жизнь своих детей.  Я не допущу этого прозвола!- многократно усиленный магией голос разнесся по атриуму, а глаза Беатрис сверкнули торжеством. Это момент истины или пан или пропал, здесь не дано другого. За проигрыш ждет смерть.- Наш действующий министр покрывает тех и потакает тем из-за кого разрушены многие семьи. Он позволил Гриндевальду сбежать из тюрьмы и допустил до власти его сторонников, тех, кто носит его метку. С его подачи снова активны те, кто носит метку даров смерти. Министр Бойчев допустил международный скандал, наша страна теряет международные связи. Британия готова от нас отвернуться окончательно, за промах аврората допущенный с легкой руки министра. Я Беатрис Тодорова говорю нынешней власти официальное нет. В моих руках есть доказательства этому произволу и силы, что бы его остановить.
Женщина подняла свою палочку и посмотрела на сотни глаз ожидаемо пожирающих ее взглядами. Почему-то с каждым словом силы крепли и уверенность в себе тоже. С самого начала она знала что действует правильно, но теперь, выкидывая доказательства в толпу, она знала, что приняла самое верное решение. Сейчас ее действительно переполняла сила, а может и адреналин, но она была готова уничтожить каждого, кто усомнится в ее правоте.

Отредактировано Beatris Todorova (03.12.16 14:56:31)

+6

3

Всю неделю над обычно солнечным городом висели черные, грозовые тучи так низко, что заполонили собой все небо, не давая и капельке теплого света прорваться на столицу Болгарии. Погодка как никогда сопутствовала настроению обитателей Софии. Повсюду хаос, смута. Люди привыкли жить по определенным устоям, а сейчас их этого лишили. Многие понимают, что это к лучшему, движение к развитию, но только не то стадо, под названием общество, что боится жить, выходя за рамки привычного, обыденного. Талэйте это казалось до ужаса смешным, что вместо того, чтобы развиваться, люди сами себя двигали в пучину средневековья. Прячась в подвалы, как мыши, боявшиеся кошки. О, этот зверь куда опаснее, сфинкс, а не иначе. Геллерта Грин-де-вальда боялись даже его последователи, включая и саму мисс Виеру. Девушка всегда была очарована его умениями, особенно тактике ведения боя, и волшебница с радостью бы поучилась у великого мага, если бы тот позволил. Но страх - причина жизни и никогда не стоит о нем забывать.
Выглянув из-за плотной шторы в окно, Талэйта недовольно усмехнулась и слегка покачала головой, смотря, как толпа собирается в Министерство Магии. Словно моряки безропотно следующие на зов сирены. Знают что опасно, но интерес заставляет двигаться дальше. Мисс Виеру предстояло тоже присоединиться к этому шеству, как главе отдела по борьбе с неправомерным использованием магии. Предстояло выбрать нового Министра Магии Болгарии. Без главы, ведомство начинало разваливаться, люди не знали, кому верить, хотя и продолжали исполнять свои обязанности. Министерству нужен глава, и Талэйта полностью поддерживала идею с выборами. За честный голос каждого, а не за само провозглашение, как хотела это сделать мадам Тодорова.
Снежная королева метит на престол. – подойдя к трибуне, волшебница стала в тени, недалеко от авроров. Идеально место, если хочешь остаться незамеченным, но в тоже время следить за обстановкой. А толпа разделилась надвое. Одна часть была прекрасно умаслена словами Тодоровой, разинув рот впитывая каждое слово женщины. Вторая же словно разгорающаяся русская печка. Чем больше кидаешь в нее дров, тем больше она разгорается, тем опаснее становится. И огонь уже этот невозможно остановить. Это было видно по их глазам – яростным,  у некоторых даже обезумевшим. Переведя взор своих глаз, изучающих толпу, на мадам Тодорову, Талэйта поняла, что женщина, упиваясь своим величием, не видит приближающейся опасности. Парочка неизвестных двигалась стремительно к трибуне к возможному будущему министру магии, и что-то подсказывало мисс Виеру, что вовсе не взять автограф.
Где братец, когда он так нужен?! – осмотревшись, не зная кому в это время можно довериться, Талэйта перехватила взгляд одного из мужчин, кивком который показал, что тоже видит опасность. Быстро двинувшись к Тодоровой, мисс Виеру умудряется перехватить женщину за локоть, опасливо, но четко проговорив на ушко – Мадам Тодорова, вам лучше срочно покинуть министерство. – кивнув головой в сторону неизвестных мужчин, мисс Виеру отошла немного от кандидата в министры магии, чуть прикрывая женщину от возможных нападающих. Пусть Талэйта, как и ее брат, не поддерживали политику Тодоровой, но когда выбор предопределен заранее, и все, кто крутился в высших кругах - этот исход событий предвидел, то не стоит открыто афишировать свое мнение. Тем более такой жест - спасение жизни, будет как ни кстати для поддержания образа защитника министра. А главное позволит и дальше выполнять свою важную миссию. – Протего максима – защищая Беатрис, произносит Талэйта, ища поддержки. Люди в растерянности, они не знают, кому довериться. В этой каше из пяти злаков, все так идеально закручено, что без пробы и не разберешь, кто здесь свой, а кто чужой. Даже близкий друг, что раньше прикрывал спину, сейчас может выступить против тебя. Даже отдел подведомственный мисс Виеру разделился и кто, если и поддерживал сейчас кандидата в Министры, то только потому, что это делала глава отдела. Целью Тали не было заставить сейчас принять сторону Тодоровой, лишь ее защитить. В душе мисс Виеру все же хотела справедливых выборов. Теневая работа святое, но служение магии для девушки всегда было великим делом. А в таком деле, как ни в чем ином важнее всего доверие народа.

Отредактировано Taleyta Vieru (05.12.16 22:02:22)

+5

4

Вагнер проснулся с тяжёлой головой, а всё тело ломило. Оставленный на тумбочке вечером флакон анти-похмельного зелья был бережно разлит на соседней подушке - не стоило сомневаться, что заботливая супруга постаралась на славу, пакостно портя жизнь Ричарду. Вновь. И что этой женщине спокойно не живётся, думает мужчина, в порыве ярости сметая всё со стола рядом с кроватью. Вчера они с коллегами отмечали наконец-то закрытое дело, над которым бились практически всем отделом в течение полугода. Он знал, что вейла не любит, когда напивается, но кольцо на пальце не делает её хозяйкой или чёрт пойми кем. Что, по всей видимости, он и высказал ей в лицо. Мужчина смутно помнил невысокий светлый облик в проёме своей комнаты, когда зашёл домой. Он терпеть не мог, когда кто-то им пытался помыкнуть. К чёрту.

Ричард подошёл к шкафу, находя новый флакон и выпивая зелье залпом, сразу начал одеваться. Лучше он придёт на работу раньше, чем останется в этом доме ещё на немного. Аврор собрался и, когда вошёл в главный зал Министерства, по-инерции почувствовал, что что-то не так. В воздухе витало напряжение - мерный гул суетящихся работников немного приумолк, заставляя вспомнить некогда услышанные слова «затишье бывает только перед бурей». Вагнер пробирается сквозь толпу, почти дойдя до лифта, когда слышит усиленный женский голос. Что ж, интуиция его никогда не подводила.

Ричард ни на йоту не поверил, что побуждения Тодоровой исключительно благие, без какой-либо личной выгоды. Это не в духе людей, человечеству бескорыстность и всепоглощающий альтруизм не свойственны. Что бы как ни говорил. Вагнер видел их насквозь, работая долгое время аврором, чьи руки по локоть покрыты кровью, он знал: добра и честности не бывает. Поэтому, если свергнется один паршивый министр, на его место придёт кто-то сродни. Иначе быть не может. Иначе - утопия.

Как человек, мужчина не поддерживал ни нынешнего министра, ни Беатрис, но так же он прекрасно понимал, что выгоднее посмотреть на перемены, которые могут случиться, чем быть под постоянным колпаком продажного чиновника. Аврор окинул взглядом зал и заметил, как к Тодоровой приближается небольшая группа мужчин, явно настроенных не на светский лад. Ричард ловит на себе взгляд девушки, тоже внимательно наблюдающей за ситуацией, и кивает на предполагаемую опасность. Та разом направляется вместе с Вагнером к Беатрис, накрывая её защитным куполом. Внутри Ричарда просыпается некий азарт, здесь и сейчас вершится история государства и есть шанс, что он сделал не правильный выбор, но это покажет лишь время. Мужчина смотрит вокруг, мысленно подсчитывая простых работников министерства, авроров, но самое главное - кто решает какую сторону принять. Он не привык полагаться на кого-то, но в данный момент определённо нужно было надёжное плечо, которому можно относительно довериться.

- Защити её, - бросает через плечо Ричард, находя взглядом девушку, стоящую рядом с Тодоровой. Не смотря ни на что, Вагнер помнил и знал свой долг: защищать людей, а потом охранять режим. Режим весит на волоске, как и жизни многих здесь находящихся людей.
Мужчина замечает, как некоторые люди начинают всё более и более явно высказывать свою позицию. Они обдумывали сказанное Беатрис: часть людей находилась в замешательстве, некоторые наоборот выглядели весьма воодушевленными словами женщины на помосте, оставшиеся же - преданные Бойчеву, было видно, готовы идти до конца, считая Тодорову предательницей. Что ж, она не более предательница, чем и министр, погрязший в коррупции и тёмных махинациях.

Но чтобы не произошло, Ричард приложит все усилия, дабы подавить бойню, которая случится. Он мог уже слышать, как кто-то начал выкрикивать из толпы:

- Покажи доказательства!

- Предательница, схватите её!

Вагнер буквально предчувствовал, что как бы не разрешилась нынешняя ситуация, будет бойня. Это переворот. И не важно, завершится он или нет, сегодняшний день изменит ход истории Магического Мира Болгарии. Людям нужны перемены и они даже порой не задумываются, к чему те могут привести. Сам же Ричард был и останётся аполитичным. В то время, как его родные слепо следовали за одним безумцем, мужчина предпочитал быть исключительно на своей стороне, хоть и прекрасно понимал, что рано или поздно придётся выбрать, к кому примкнуть. Таков мир и таковы порядки. Поэтому, пока есть возможность, он прислушивается к собственному чутью и защищает Тодорову, отбивая первое заклинание, разрезавшее нарастающий гул голосов, стремительно полетевшее в защитный купол.

+5

5

Томаш отвык от Болгарии. Она была ему домом, местом, где он прожил большую часть своей жизни, но его отец сам сделал выбор, после смерти матери последовав за своим мнимым лидером в Лондон, поэтому Драганов не мог думать о Болгарии с примесью горького разочарования. Но судьба оказалась изворотливей, заставив его вернуться в родную страну, но не как законопослушного гражданина, сказать по правде. Дамблдор посчитал, что Томаш будет уместно смотреться в болгарском Министерстве Магии, и не в компетенции старшего Драганова спорить с ним, поэтому не оставалось ничего, кроме как отправиться в Болгарию и провести там не самый спокойный месяц в качестве стажёра перед выборами. Ордену Феникса полезно было знать, что происходит здесь, особенно после того, как болгары крупно ошиблись, поставив под удар взаимоотношения между странами.

Надо отдать должное, до этого момента он слабо представлял размах такой организации, как Орден Феникса, но, встречая по утрам взглядом хмурых работников, которые, проходя мимо, едва заметно кивали головой, Томаш как никогда понимал, что, при желании, Орден мог бы сделать всё, что угодно, имея за собой столько людей. Только не видел в этом своей цели, как Пожиратели. И именно этим, наверное, привлекал Томаша больше всего.

Двадцать девятого ноября,  когда Томаш торопливым шагом  пересекал холл Министерства, его остановила музыка. Болгарский гимн, призванный поднять патриотический дух, поднял в нём лишь болезненные воспоминания о том, как ему пришлось бросить свою страну. Его семье пришлось. Теперь Родина выглядит совершенно чужой, явно не нуждавшейся в поддержке Драганова, но приказ есть приказ, и вернуться раньше положенного срока в Англию он не мог. Очнувшись от мыслей, мужчина всё так же торопливо начал пробиваться вперёд, ближе к тому месту, где стояла женщина – Беатрис Тодорова. То, что Томаш знал о ней, позволяло ему сделать выбор, что от своего она не отступится. Не после того, как Бойчев совершил несколько крупных ошибок,  впоследствии  которых ни один здравомыслящий человек не позволил бы ему дальше возглавлять министерство. Но находились те, кто не выбирал ни того, ни другую. И это грозило расколом. Томаш мог буквально ощутить повисшее в воздухе напряжение, в то время как мадам Тодорова продолжала говорить свою громкую речь. Томаш продолжил пробиваться к трибуне, не замечая недовольные возгласы от волшебников, которых он случайно задевал или наступал на ногу. Зрение его было ни к чёрту, да и о возможном исходе сегодняшнего утра хотелось узнать, стоя в первых рядах. Только он не успел.

На полпути толпа перестала быть спокойной, а над головами у них замелькали первые вспышки заклятий. Томаш оказался прямо между молотом и наковальней, где одни всё ещё были за старого министра, а другие стремились нанести сокрушительный удар, не давая времени на раздумья. Ты либо защищаешься, либо погибаешь. В подобных ситуациях никогда не существовало полумер.

Поэтому Томаш выхватил палочку, лавируя между людьми, едва успевая отбивать заклятия и всё пытаясь побиться вперёд, к трибуне. Там будет легче распознать, кто свой, а кто нет, но Томаш по природе своей не любил любого вида споры. Особенно если дело касалось политики. Особенно если одной из сторон была толпа. Такое никогда не заканчивается мирно.

Он едва успел использовать «протего», когда в него, совершенно не целясь, выпустили заклятие. Отдача прошлась вибрацией по руке, Томаш едва не выронил палочку на пол. Слава Мерлину, не смог, потому как, лишившись своего оружия, он бы точно оказался забит толпой. До помоста оставалось совсем немного. На его месте мог оказаться любой, но сейчас Драганов начал сомневаться, что его послали сюда только из-за своих корней. Возможно, он мог что-то сделать. Сейчас, глядя на то, что происходит и что происходило до этого, можно сказать, судьба Англии лежала на его плечах! Это льстило. Немножко.

Добравшись до будущего министра, первое, что он сделал, это отразил очередное заклятие, а затем обернулся к женщине, отражающей заклинания. Он видел также, что при таком количестве атак ей нужна была помощь и срочно.

— Если вам интересно моё мнение, – сказал он, пытаясь взглядом выследить тех, кто мог представлять угрозу, – то так вы долго не продержитесь. Нужно что-то делать, пока они не взяли своё.

А такими темпами всё могло кончиться слишком быстро, даже не успев начаться. Половина Министерства не знала, чью сторону принять, а за теми, кто твёрдо знал свою позицию, едва ли заржавеет.

+5

6

Все шло одновременно по плану и без него и эта импровизация была далеко не на руку Тодорвой. Сейчас было важно не упустить момент и перекинуть чашу весов на свою сторону. Какого же черта люди не включают голос разума. Все это было очевидно настолько, что оставалось незамеченным. Вот уж точно, хочешь что-то спрятать, оставь это у всех на виду! Идиоты. Какие же они все идиоты. И тут в нее полетела вязь заклинаний, а какая-то девчонка встала на ее защиту. Приятно конечно, но этот балаган стоит все же прекратить. Беа навесила на себя защиту, едва поблагодарив за прикрытие собственной шкуры и вступила в бой безжалостно глуша тех, кто рискнул на нее напасть. Важно было не только отстоять себя, но еще и удержать внимание тех кто ее слушал и слышал.
- Ублюдки,- шепотом себе под нос и уже громче,- что бы получить доказательства, как минимум нужно заткнуться, а особо рвущимся еще и заткнуть палочки себе в задницы.
Беатрис была на взводе, все прямые доказательства были в ее руках и только большая неудача могла разрушить столько лет подготовки. Уйти? Серьезно? Ну уж нет. Хотя принять феликс все же стоило, наверное. Перекричать толпу, рев которой воной едва не сшибал с ног было мягко говоря проблематично. Особенно когда хотелось найти тех идиотов которые махали в ее сторону палочкой и явно не очень осознавали глупость своих поступков. Тодорова медленно, но уверенно заводилась и теперь страстно желала устроить этим идиотам огромное и веселое шоу.
Она активно пользовалась тем, что ее фигурку прикрывала кучка людей и не давала волне недовольных перерасти в цунами, которое явно не закончится ничем осмысленным. Первый же лист из папки увеличился в размерах на манер огромного транспоранта и взмыл в воздух, зависая перед толпой. Едва открыв рот, что бы объяснить что это значит, женщина мысленно выругалась и отправила оглушающее в одного особо активного слушателя, который, кажется, хотел занять ее место на трибуне. Не сегодня, не до тебя сейчас.
- Первый в моем списке - нынешний глава отдела Тайн! Работая под его началом было не сложно заметить, что он активно контактировал с теми, кто носил метку Гриндевальда, но так и не сел за это преступление. Кроме того его отец и дед были под знаменами этого монстра и учитывая возраст Родомира, я сомневаюсь что метки нет и у него.
На листе с информацией о Святославе Выборгском были акты перевода денег как начальнику тюрьмы, так и на якобы замороженные счета заключенных там. Несколько крупных сумм были переведены замминистра Магии. Женщина Дала время всем ознакомиться с этим листом и уменьшив его отправила обратно в папку. Взмыл следующий лист и на нем красовалось фото заместителя министра Магии Следом в воздух взмыл еще один лист  фото на центральной его демонстрировало всем главу Доннеркейла.
- Эти двое людей в сговоре между собой. С их подачи у самых опасных заключенных была слишком слабая охрана. Именно с приказа замминистра Войцеха она была снята под личный контроль начальника Доннеркейла.
В воздух взмыли копии писем между этими двумя. Тодорова торжествовала, она действительно могла утопить всех глав департаментов.
- А ведь подобные приказы должны проходить через главу аврората, потому что наша "славная" тюрьма подчиняется ему. Я не могу утверждать голословно, сделано ли это в обход или господин Радов был в курсе, но сам факт возможного попустительства говорит очень о многом. Как бы идеален не был щит, сам факт того, что смертная казнь не была применена очень показателен. Заключенных оставляли в живых
Беатрис снова возвела щит и посмотрела в толпу.
- Я признаю что мои поступки так же не идеальны и перехват служебных переписок и отслеживание счетов были верными. Но эти люди повинны в гибели наших семей ничуть не меньше, чем сам Гриндевальд и его приспешники. Министр, формируя свое правительство не сделал главного, он не проверил тех, кем себя окружил и не очистил хотя бы государственный аппарат от той скверны, что принес Геллерт Гриндевальд в наш и без того хрупкий мир. Я могу продолжать еще очень долго, называя десятки имен и фамилий, но разве этого уже не достаточно?

+5

7

Политические распри никогда не привлекали мисс Виеру, этот удел всегда был больше целью жизни брата. Властвовать, повелевать, управлять никчемными людишками. Нет, конечно, в этом был свой некий шарм и упование, с неким видом голлума на золотое колечко, но только с тем условие, что ты на пике этой эйфории, а не где-то летящий с высоты Эмпаир-стейт билдинга. А если же ты был на вершине, а потом резко летишь вниз по карьерной лестнице, то та же толпа, что только что тебя почитала, уже в следующее мгновение станцует танго на твоих костях.  Огромное стадо, что подчиняется лишь мнению, навязанному лучшими ораторами. Как ими легко управлять, но в тоже время совершенно невозможно контролировать. Именно так начинались великие, ужаснейшие войны в истории человечества. С чьей-то идеологии, что была для кого-то не больше чем сказка на ночь про вини-пуха, но для других была всем. В нее верили и свято чтили. Поклонялись больше, чем самой жизни. Сколько пало только за одного Христа? Сколько было пролито крови за тысячелетия в честь идола, что существовал неизвестно когда. И неизвестно существовал ли вообще?  Вот и сейчас толпа бесновала не понятно чему. Словно сама суть протеста была куда важнее, чем результат. Нет, все же мисс Виеру политику не понять.
Вспышки все больше озаряли помещение, что у Талэйты уже мелькало пред глазами, от чего большинство заклинаний было пущено просто на волю судьбы. Еще чуть-чуть и она сама окажется уязвима, что уж говорить за претендентку на место министра? Помощники по защите, конечно, были, но слишком мало, от чего стало даже немного страшно, что толпа просто раздавит их как букашек. Защита невинных никогда не доводила меня до добра. Хотя кто тут невинный? Уж точно не мадам Тодорова.Справа – кричит мисс Виеру мужчине, что приказал ей охранять Биатрис, пока сама отбивает очередную атаку. Слова же другого джентльмена очень кстати появившегося, заставили девушку слегка покачать головой, даже несколько обреченно и грустно улыбнуться самой себе. Мужчины. И что, я должна решать ситуацию? К счастью, судьба взяла руководство в свои руки и на главный план вышла виновница сие торжества. От чего мисс Виеру облегченно выдохнула и даже на короткое мгновение опустила палочку, потирая глаза, которые от яркого света щипало не хуже чем от слезоточивого газа. Приятно удивляло и одновременно раздражало, что люди повелись на ее слова, внимательно слушая, разинув рты. Беатрис удалось главное, полностью завладеть их вниманием, что некоторые уже готовы были вознести ее на пьедестал, другие же призадумались, взвешивая все за и против.
- Где подтверждение, что это не фальшивка! – кричал кто-то из толпы, преднамеренно вновь раздражая утихнувшую толпу. Парень кричавший казался Талэйте знакомым, но девушка не могла понять откуда. Оставалось лишь догадываться что это был либо один из последователей ее мастера, хотя это врятли ведь Гриндевальда обычно не интересовали такие мелочные склоки как политика, либо же это был приверженец министра, до свержения которого оставались считанные секунды. Девушка не знала, как ей поступить и тайком поглядывала на мужчин, что вместе с ней вызвались добровольно защищать Тодорову. Кто друг, кто враг, сейчас не время было определять. Главное выбраться из этой заварушки с минимальными потерями, ведь и ежу понятно, что без них совсем не обойтись.
- Это не конец, а только начало. Сейчас пойдет новая волна. И если мадам Тодорова не сможет очаровать оставшихся, то боюсь нам нужно либо искать новых соратников, либо вспоминать заклинание телепортации.И еще как вариант наматывание пластырей, дабе бежать от сюда словно сумасшедшие. Но это не по мне. Девушка говорила, обращаясь к мужчинам, но так чтобы слышала Тодорова, ведь именно она дирижер этого спектакля. И именно ей решать по какому сценарию будет развиваться собрание, что уже больше походило на митинг. А стены коридора, побитые заклинаниями, на развалины. Вот так вот и вершится переворот. И совершенно не определить кто прав, кто виноват. Лишь те, кто красивее слагают. И те, кто наивно верят.

+4

8

Ричард знал прекрасно, что государственный аппарат  —  продажные дракловы дети, но если показанные Тодоровой документы действительно правдивы, то в Болгарии ещё более худшая ситуация, чем он только предполагал с «высоты» своих погон. Толпа постепенно успокаивалась, опуская палочки, но с недоверием смотрела на помост, где стояла относительно удачная революционерка. Гул голосов наполнил Зал густой и тяжёлой поволокой, только раздражая мужчину ещё больше прежнего. Оглядываясь по сторонам, он замечает, что недалеко стоит молодой человек  —  в ходе боя не до конца успел разобрать, кто именно присоединился к их импровизированной «обороне». Но всё же Вагнера больше интересовал тот вопрос, куда делся весь остальной Аврорат и почему он здесь один в форменной мантии и нет знакомых лиц из отдела. Хотя, скорее всего, несколько человек расформированы по залу и не проявляют активность, чтобы не привлекать внимание, иметь возможность выступить в нужный момент неожиданно, пока ещё ничего не перешло грань. Ричард так же понимает, почему большинство не стало бы защищать режим сами по себе, а не по долгу службы  —  министр не особо уделял внимание гвардейцам, снижая зарплаты, убирая по частям льготы семьям погибших авроров или же тем, кто пострадал в ходе исполнения долга. Не много найдётся в Аврорате людей, поддерживающих режим, особенно новое поколение, которое и так довольно максималистично настроено ко всему.

Мужчина смотрит на Беатрис, внимательно изучая женщину, и взвешивает все «за» и против, размышляя, как лучше, вернее для себя и семьи, поступить дальше. Ричард понимает, что в ближайшие годы у него появится ребёнок, наследник  —  он хотел этого, в целом, то немногое, что помогало приводить себя хоть в какой-то порядок и не утопиться окончательно в алкоголе  и работе. Ричард не хочет приводить собственного ребёнка в режим продавшегося министра, по крайней мере, не так глупо продавшегося. Рано или поздно ситуация повлияет на наследника, это дело времени. Он бы хотел подарить своему ребёнку лучшее будущее. Но оно настанет точно не при Бойчеве.

Это не конец, а только начало. Сейчас пойдет новая волна. И если мадам Тодорова не сможет очаровать оставшихся, то боюсь нам нужно либо искать новых соратников, либо вспоминать заклинание телепортации.  — произносит девушка рядом.

Мужчина задумывается над её словами долей секунд и потом сам нарушает молчание:
—  Мадам Тодорова,  —  Вагнер не убирает палочку, но разворачивается в сторону к Беатрис,  —  думаю, большинство здесь присутствующих больше хотят слышать, что вы предлагаете. Кроме как себя в министры, это и так всем ясно.

Ричард попытался задать направление, увести постепенно вновь набирающуюся агрессии неспокойную толпу к диалогу. Пусть лучше слушают, чем устраивают бойню. Конечно, этих людей можно понять, большая часть из них привыкли выполнять, а не думать. Исключая возможность совмещать данные способы жизнедеятельности.
Аврор внимательно вглядывается в лица людей, в мимолётные действия и мимику, стараясь найти оттенки желания разрушения. Он замечает в толпе несколько детей  —  должно быть, родители привели показать место своей работы. Не самый удачный день. Даже из-за этого он расшибётся, но не позволит устроить резню, которая может случиться, едва это хрупкое, словно чёртово маггловское стекло, спокойствие не разобьётся на мельчайшие части.

Так же мужчина знает, что своим высказыванием подверг собственную жизнь и аврорский жетон опасности. Если исход сегодняшнего зарождающегося переворота сложится не в сторону Тодоровой, тогда свидетели в обязательном порядке, чтобы выслужиться, доложат начальству об авроре, который должен защищать, а не задаваться вопросами.

Ричард краем глаза успел заметить резкое движение, выбивающиеся алым пятном на едва только успокоившейся толпе. Громкая Бомбарда пролетела рядом с плечом, разбиваясь о стену Залы позади Тодоровой, зияя огромной рытвиной, вспарывая древнюю мозаику с изображениями тех, кто внёс значимый вклад в историю Болгарии, тех, кого страна помнила.
Вагнер разворачивается, направляя одним движением палочку в сторону бросившего заклинание: вытянутое лицо, долговязая фигура и едва подрагивающая палочка в руке, мальчишка уже жалеет о том, что сделал наверняка. Он попытался сдвинуться с места, но толпа, замеревшая на несколько секунд от шока, не дала ему это сделать, чем и воспользовался Ричард, посылая точной наводкой Петрификус - с меткостью у него никогда проблем не было. Аврор знает, что будет дальше. Разгром. И спасти ситуацию может только Тодорова, чёрт бы её побрал.

Оглушающая тишина Залы сменяется криками, возгласами и очередным, набирающим обороты не спокойствием. Аврор уверен, что сегодня пострадает не только одна часть стена министерства. Но его больше волнует, чтобы никакая тварь не захотела воспользоваться ситуацией и убить кого-то в начинающейся давке и хаосе. Ричард бросает на память в стороны детей защитную вязь заклинаний и оборачивается на несколько секунд к Тородовой.

—  Начинайте говорить, иначе Ваше представление закончится раньше, чем Вы могли планировать.

Отредактировано Richard Wagner (18.01.17 22:15:48)

+6

9

Читать про перевороты в учебниках истории и видеть их собственными глазами две разных вещи. Томаш никогда не был впечатлительным, но, по-настоящему оказавшись по одну из сторон баррикад, чувствовал нервный тремор в руках, который никак не удавалось унять. Ещё чуть-чуть, и палочка выскользнет из пальцев, хотя на лице красовалась несколько картонная полуулыбка. Будто бы всё в порядке, и скоро волнения в толпе утихнет.

Пока он пытался удержать толпу вместе с другими добровольцами и сторонниками Тодоровой, сама претендентка на пост министра начала говорить, показывая волшебникам документы, пятнавшие честь Бойчева. Хотя, можно ли говорить о его чести или правильности поступков? После этого утра всё министерство будет в курсе того, что он творил, и не так важно, поверят они сейчас или позже. Суть в том, что их вера треснет, как трескаются многовековые стены под напором времени, а дальше… Дальше остаётся только ждать.

В ход пошли копии писем, документов, к которым, по сути, никто не имел доступа, информация по личным счетам. Если бы к этому придралась третья сторона, то в выигрыше не остался бы никто, но никто не выступил. И сам Томаш не стремился переходить дорогу высшим мира сего. Может, он пользовался уважением у Дамблдора, но даже это не спасло бы его в нужный момент.
Речь затихла, толпа взволнованно загомонила, но пока не пыталась попробовать на прочность щит Беатрис.

— Это не конец, а только начало. Сейчас пойдет новая волна. И если мадам Тодорова не сможет очаровать оставшихся, то боюсь нам нужно либо искать новых соратников, либо вспоминать заклинание телепортации, – сказала девушка рядом, и Томаш бы несомненно показал, насколько он разделяет её мнение, если бы в следующее мгновение толпа не дала о себе знать.

Точнее, один мальчишка, пытавшийся доказать, что Тодорова не права. Мозаика позади Томаша с грохотом и звоном осыпалась маленькими кусочками, и Драганов с запоздалым сожалением понял, сколько сил уйдёт на её восстановление. Следующее, что он понимает: люди последуют примеру. Очухаются, примут к сведению ошибку и сделают лучше. Тех, кто всё ещё поддерживал Бойчева, должно хватить на ещё один громкий «бум!» Однако, больше Томашу было жаль тех, кто не разделял ничьего мнения, но был вынужден находиться в эпицентре бури. Тем, кому было достаточно стабильности внутри своей семьи, рабочего положения. Может быть, завтра, если Тодорова взойдёт на пост министра, его уволят за подозрения в том, чего он не делал, может, если Бойчев останется, его начнут подозревать в поддержке Беатрис. Может быть, сейчас было не лучшее время задумываться о чём-то таком, когда ты оказался замешан в большем, чем аврал в своём отделе. Может быть, пора признать, что рационализм в данном случае заметно упростил бы жизнь. Может быть.

Томаш крепче сжал палочку трясущимися пальцами, готовясь, если что, дать отпор. Он заприметил в толпе устремившихся к трибуне людей, но никак не мог сосредоточиться: их мантии постоянно сливались с неспокойной толпой, но у совершенного и самого лучшего Драганова, каким считал его Матвей, тоже были слабости. Об этом надо было предупредить. Пока Тодорова собиралась с мыслями, их задачей было по максимуму обеспечить её защиту. Что бы там не сулила её победа. Они либо победят, либо окажутся за решёткой за попытку к перевороту, третьего не дано.

— Ричард, – он подошёл к аврору, которого знал по разговорам сотрудников и своих знакомых в министерстве. – Вот там, – мужчина указал на всё ближе и ближе подходящих к трибуне людей, по разным сторонам просторного холла, – нужно ли о них беспокоиться? – волнение оседало камнями где-то в груди, ему никогда не приходилось принимать участия в таких масштабных действиях. Он привык действовать незаметно, это было чем-то вроде его визитной карточки: мужчина сумел спрятаться от собственной семьи и нашёлся лишь тогда, когда ему самому это было нужно, несмотря на все связи, которыми обладали его отец и брат. Здесь же он был как на ладони и, что самое главное, на волоске он чего-то действительно грандиозного.

— Мадам Тодорова, говорите, – теперь он обратился к женщине на помосте. – Покажите волшебникам, что вы готовы исправить ошибки Бойчева, а не рвётесь на пост лишь ради самого поста.

+4

10

Беатрис понимает, что волна которую она подняла слишком уж смахивает на девятый вал. Сейчас все зависит от ее уменя говорить и прикрыыать собственную задницу. Потому что то тут то там вспышки заклинаний заставляют содрогаться помост а вместе с ним и хрупкую женщину стоящую на нем. Правильно кто-то заметил, стоит продолжить говорить, хотя бы потому что ее уже начали слышать, а это самое важное в данной ситуации.
И женщина говорит, долго разъясняя по каждой фамилии и имени прозвучавшей в импровизированном отчете. Слишком уж долго она молчала, собирая по крупицам эти знания. Слишком уж долго пришлось наблюдать все то, что допускала правящая власть своим попустительством и закрыванием глаз.
- Да, я претендую на роль министра, это глупо отрицать.- Ее голос снова отражается гулким эхом от стен, концентрируясь в центре зала.- Так же глупо отрицать, что я пришла сюда ради власти. Но каждому власть нужна для чего-то своего. Я слишком пострадала от времен Гриндевальда будучи юной. И можно было бы сказать что это месть, но это будет не верно. Я хочу остановить ту заразу, что проникла однажды в нашу страну и до сих пор изнутри уничтожает ее. Я хочу остановить то, что может уничтожить остатки того мира в котором я выросла. Месть это мелочно и глупо. Это низко. Моя цель вернуть былую силу и славу стране в которой каждый из вас родился и вырос.
Женщина осмотрелась и снова обносила щитовые, пригибаясь от летящих кусков мозаики и пыли.
- Деньги, коррупция и попустительство сотворили ужасное с каждым из нас. Еще до Гриндевальда каждый знал магическую силу Болгарии, имена наших бойцов аврората были примером далеко за пределами страны. У нас хотели учиться, сюда отправляли детей со всего материка. Здесь были лучшие из колдомедиков. Мастеров палочек и артефакторов. Сейчас все это под большим вопросом. То, что создавалось раньше было достоянием наших людей, это было их творениями, сейчас все то немногое новое, что создается погрязает в недрах отдела тайн. С непосредственной подачи моего начальства многие разработки так и остались в стенах моего отдела. И это ужасно.
Беа перевела дыхание и кивнула ребятам, которые давали ей моральную, да и не только поддержку.
- Я не могу клясться и обещать то, что я не смогу выполнить. Я не могу клятвенно обещать что я смогу до конца вытащить Болгарию из той дыры, в которой она оказалась, но... Я могу дать толчок, направление и сделать максимум, что бы приблизить этот момент. Зачистить наконец министерство от меченных и сочувствующих Грендевальду. Перетрясти каждый чертов отдел министерства, школы и больницы, что бы искоренить это а корню. Я не буду сажать всех и каждого, но каждый, кто будет замечен в связях будет досконально проверен. Стране не нужны предатели, нашему государству нужна сила и я смогу ее возродить. Реформировать отдел правопорядка, отдел тайн и образование. Проспонсировать медицинские разработки. Я это могу. Не единолично, это было бы глупо заявлять и без кабинета министров это будет бесполезно. Но я сделаю это и я этом я могу поклясться. В качестве дополнительных подтверждений моих намерений я возьмусь предоставлять публичный отчет каждый квартал о том что сделано и планируется сделать.
Женщина подняла палочку и посмотрела на окружающих. Решение в ее голове созрело спонтанно, но оно казалось единственно верным. Доказательство силы, неопровержимый факт которым она могла воспользоваться.
- Я призываю магию в свидетели!- Ее ладонь и палочку озарила вспышка.- Я Беатрис Тодорова клянусь своей магией и честью, что мои помыслы чисты. Я клянусь, став министром, сделать все возможное, что бы очистить страну от Гриндевальда и его приспешников и вернуть Болгарии былую славу. Перед магией и этими людьми я обещаю что оставлю свои помыслы и желания такими же чистыми и не использовать свою власть в корыстных целях. Да будет так!- новая вспышка озарила Тодорову и она посмотрела на присутствующих. На губах змеилась улыбка, а потом Беатрис выкрикнула победное- Люмос!- на кончике ее палочки загорелся яркий огонек.
Все, пути назад нет, Беа. Ты его себе отрезала. Теперь ты не имеешь права облажаться иначе лишишься последней крупицы своего счастья - магии. Дай Мерлин, ты справишься.

+5

11

Что такое магия? Для простых смертных, как их привыкли называть в мире волшебников – магглы, колдовство сравнимо с обычными фокусами. Как те, где достают кролика из шляпы, либо же носовые платки из рукава. Забавная шалость, но не более. Но не для тех, кто является частью такого величия. Самих волшебников. Для них магия не просто слово, это образ жизни, существования. Поэтому, до момента пока Беатрис не поклялась на магии для Талейты, как и для большинства собравшихся в здании Министерства Магии, ее слова ничего не значили. Но после произнесения клятвы все разом переменились. А мисс Виеру даже замерла, смотря шокировано на Тодорову, пытаясь понять, не ослышалась ли она. Только, когда гул стих, видимо толпа тоже осознавала сказанное, Талейта удивленно и немного восторженно посмотрела на будущего министра магии. В этом уже не было сомнения.
Воу. Ничего себе. Кажется, я оказалась только что причастна к перевороту власти.
Клятва на магии была куда более ценной и значимой, чем даже цена жизни. И Тодорова должна была это понимать. Самое ценное, что может быть у волшебника. И если женщина нарушит свои же слова… то абсолютно неизвестно, чем это может закончиться для нее. Мисс Виеру не знала ни одного случая в истории, кто бы добровольно готов был лишиться магии. Это восхищало, но пугало куда больше. Ведь совершенно было ясно, что Тодоровой очень нужен пост министра магии, раз она пошла на такой рискованный и опасный шаг. И хотя с одной стороны прекрасно, что Талейта оказалась сподручна в перевороте, и может быть, Тодорова продвинет ее по службе, на что на самом деле очень надеялась Виеру. Но с другой стороны была масса «но». И все они вели к мастеру. Неизвестно, как он отреагирует на нового министра магии. Да и известны ли еще Тодоровой какие-либо именно последователей? Одно было ясно, если бы в списке была сама Виеру, то давно бы ее голова оказалась на плахе. Значит, пока она под подозрением нужно продолжать следовать плану, оказаться замеченной и полезной для мадам Тодоровой. Прежде всего, для того, чтобы обезопасить себя и своего брата.
Толпа удивленно молчала, и даже те, кто выступал с недоверием, сейчас стоял и просто глазел на содеянное Беатрис. Талейта решила, что лучше сейчас склонить оставшихся неверующих в сторону Тодоровой, чем ждать новой волны поддерживающих Тодорова. Ведь, как правдиво, сказал один из защитников, в здании находились ни в чем не повинные дети, а исход сегодняшнего противостояния и так был понятен.
- Клятву магией нарушить нельзя. Никакой бы маг не пошел на такое действие, если бы не был чист мыслями. – мисс Виеру говорила громко и четко, чуть выступив вперед, чтобы ее было слышно даже в дальних уголках, но ни в коем случае не отвлекая на себя много внимания. Властительница вечера именно Тодорова и никто иной, а Талейта лишь голос из толпы. И запомнить должны только этот факт, а никак саму девушку, помогавшую Беатрис свергнуть незаконным путем Бойчева. – Мадам Тодорова только что доказала, что готова поставить на кон самое важное в жизни любого волшебника. Магию. Чтобы доказать мне и всем вам, что говорит правду. Мне кажется, нельзя найти более подходящую и преданную кандидатуру на пост Министра магии. -  продолжала вселять в мысли присутствующих необходимую мысль мисс Виеру. Верила ли девушка в свои же слова? Сейчас это не имело никакого значения. Главное, чтобы верили остальные. Чтобы не начались новые восстания. Чтобы дети, присутствующие на работе родителей, вернулись домой. И пусть Талейта была последовательницей Грин-де-Вальда, она не поддерживала ненужного никому кровопролития.
Закончив задуманное, мисс Виеру, обвела внимательно взглядом толпу, стараясь предугадать, будут ли еще нападения или все купились на красивые словечки. И судя по тому, как некоторые перешептывались и кивали в знак согласия, мадам Тодорова могла праздновать свой триумф. Слегка качнув головой Беатрис, немного извиняясь, что влезла, девушка отступила, оставляя право продолжать банкет, как захочется новому Министру.
Надеюсь хотя бы старую должность не потеряю. – тяжело вздохнула Талейта, смотря на мужчин, что помогали вместе с ней случится перевороту. Ожидая увидеть их реакцию на случившееся. Либо, хотя бы, подтверждения того, что они не допустили огромную ошибку, которая может стоить жизни многим.

Отредактировано Taleyta Vieru (28.01.17 20:09:08)

+4

12

Ричард, вот там, — в профиль аврор не узнал мужчину, но когда тот развернулся лицом, черты сложились в целостную картину: Драганов. Томаш, кажется. — нужно ли о них беспокоиться?
Вагнер рад, что рядом с ним находится человек, которому не наплевать на возможный хаос, который может случиться здесь, если что-то пойдёт не нужным, хоть более-менее правильным образом.

— Беспокоиться сейчас следует о каждом. Будьте начеку и не опускайте пока палочку. —  аврор задержал взгляд на собеседнике, намётанным взглядом оценивая его. Он бы хотел посмотреть на этого парня в бою, определённо. О семье Драганов говорили многое и разное.

В этот момент начинающееся действо, грозящееся обернуться не самым лучшим поворотом — кровью и смертью, определённо — перебивает Беатрис, произнося по итогу то, что никто из присутствующих не думал никогда услышать.

Пожалуй, сказать, что Ричард не ожидал подобного исхода событий  —  не сказать ничего. Тородова не просто удивила аврора, а заставила задуматься: от чего все те, кто произносит клятву во время вступления в должность министра не произносят подобных речей? Впрочем, тогда некому было управлять страной. Но сейчас, смотря на женщину на помосте, Вагнер не мог не признать, что уважает её. Беатрис играла по-крупному, поставила на кон всё, что имела в своей жизни ценное, самое сокровенное и невозместимое  —  магию, поэтому мужчина не мог не верить её словам теперь в большей степени, чем минутами ранее.

Умная женщина. Чертовски умная.

Аврор проходится взглядом по толпе, замечая перешёптывания, косые взгляды, замечая в людях больше вдумчивости, постепенно исчезающий страх и гнев, заменяющийся осмысленностью происходящего и надеждой. Надеждой на то, что, возможно, ещё есть шанс у Болгарии стать прежней, вновь не просто великой державой, но и центром прогресса, а не коррупцированого, полного прогнившей ортодоксальности, общества.

Ричард понимает, что ему нельзя высовываться ещё больше: он аврор, его сестра и брат под прицелом государства, а будущая  —  теперь уже вне всяких сомнений, мадам министр ясно выразилась, что будет преследовать всякого, кто имеет причастие или был замешен в делах и планах Гриндевальда. Мужчина знает, как это бывает. Лишь женщина вступит в свои официальные права, весь отдел оперативной группы аврората поднимет старые бумаги и начнутся рейды. Каждый захочет выслужиться перед новой правительницей любой ценой. Они-то не давали клятв на магии, думает Вагнер и буквально видит перед глазами отчётливую картину расправ со всеми, чьи личные дела запятнаны подозрениями и, пусть и мнимыми даже, уликами. Да, чёрт возьми, он не верит, что сестра  —  особенно сестра, причастна к Последователям. Он не верит, что это именно она убила их родителей, уничтожила собственными руками и магией тех, кто был ценнее всех для Ричарда. Впрочем, дело уже даже не в том, что она могла стереть с лица земли тех, кого в детстве звала отцом и матерью; дело заключалось уже в том, что она могла посягнуть на жизнь зарождающейся семьи его самого. Не смотря ни на что, как бы ни складывались отношения Ричарда с женой, он не даст никому её в обиду, он глотку разорвёт за неё. Поэтому признавать, смотреть всем фактам в глаза, аврор, впервые за всю жизнь и карьеру, бессознательно отказывался. Ромейн и Бартемиус для него всё ещё семья  —  особенно Ромейн, которую он не может подставить под удар.

Нужно будет искать выход, заключает мужчина, потому как уже всё решено. Взгляды, всё более твёрдо и уверенно направленные в сторону Тодоровой из толпы, красноречивее слов, на любом возможном языке, говорили об этом. Вагнер опускает палочку, но всё ещё держит её наготове. Ричард наблюдает за Беатрис и понимает, что вряд ли сможет теперь, при всём желании, остаться не замеченным по итогу  —  единственный аврор, вступившийся за революционерку, и даже не важно, что всё, чего хотел, сохранить и обезопасить жизни присутствующих в зале  —  обыватели посчитают, что он был на стороне Тодоровой, это без вариантов.

—  Мадам Тодорова только что доказала, что готова поставить на кон самое важное в жизни любого волшебника. Магию. Чтобы доказать мне и всем вам, что говорит правду. Мне кажется, нельзя найти более подходящую и преданную кандидатуру на пост Министра магии.  —

Ричард смотрит в сторону девушки рядом и кивает ей, ставя окончательную точку в своём решении, в своём участие в наступившем перевороте. Он разворачивается к женщине на помосте, чтобы продолжить за брюнеткой:

—  Ваши речи разумны, особенно подкреплённые подобной клятвой. Осталось дело за малым: донести Ваши слова до остальной части страны,  —  аврор останавливается на пару секунд, чтобы следом завершить,  —  мадам Министр.

Отредактировано Richard Wagner (09.02.17 01:05:22)

+5

13

У всех политиков, у всех предводителей движений, у всех лидеров были свои благие цели, этого нельзя было исключать лишь потому, что кто-то указал пальцем и сказал, что его поступки – плохие. Откуда-то у них находились последователи, люди, разделявшие их взгляд на вещи, будь то харизма ведущего их, либо их внутренние сомнения. История знала много случаев, когда ради лучшего будущего приходилось на корню уничтожать настоящее – этого не изменишь, с этого будут брать пример. Сам Томаш не знал ни одного лидера, кто не имел бы при себе какую-то идеологию. Людям нужно во что-то верить, поэтому им дают, во что верить. Беатрис Тодорова должна показать, что ждёт Болгарию во время её правления, иначе за ней не пойдут. На первое время хватит, затем слова придётся подкреплять действиями. Но это подождёт.

Он отметил, как оценивающе смотрит на него Вагнер, и понимает, что тот его узнал. Томаш не скрывал своего имени, но каждый день был начеку, опасаясь проснуться в компании отца или брата. Едва они прознают, что он работает в Министерстве Магии, как рванут за ним. Матвей бы пришёл. Хоть Драганов-старший и дал ему понять, что не хочет возвращаться в семью, но брат попыток не оставит – у него на момент их последней встречи оставалась ещё уйма вопросов, на которые он бы хотел услышать ответы из уст Томаша. Вопрос в том, готов ли был сам Томаш перенести ещё одну встречу, уже с трезвым и здравомыслящим Матвеем.

— Я надеюсь, всё обойдётся. На сегодня достаточно жертв, – он неоднозначно кивает в сторону разрушенной мозаики позади, возможно, имея в виду, что заклинание могло полететь отнюдь не в стену, а в толпу волшебников. А возможно, он просто не одобрял подобные вандалистские действия. Томаш не любит войны, не любит боевую магию, хотя может применить её на практике, поэтому испытывает смешанные чувства по поводу происходящего. Но дороги назад ведь всё равно нет, так какой смысл сейчас заниматься самокопанием, если выбор уже сделан?

Клятва Тодоровой лишь подкрепляет его умозаключения: ни один человек, если бы хотел оказаться у власти без возвышенной цели, не стал бы приносить клятву на собственной магии. Без магии волшебник – ничто, пустое место, не способное защитить себя и собственную семью. Поэтому для выполнения собственных клятв Беатрис сделает всё, что от неё потребуется, – иначе враги незамедлительно воспользуются её слабостью.

Пока же волшебники Болгарии, слушая речь Тодоровой, были готовы принять её власть и построить вместе с ней новую власть, без последователей Гриндевальда, можно сказать, что начать жизнь с нового листа. Сам Драганов вряд ли ещё задержится в Болгарии – едва весть об успешном перевороте разнесётся по волшебному миру, он уже будет в Британии, докладывая обо всём произошедшем Дамблдору. Или, возможно, ему придётся остаться для каких-то переговоров. В любом случае, чем больше он убеждался, что его миссия подходит к концу, тем меньше ему хотелось оставаться в Болгарии. Связано ли это с эмоциями после переворота, или он просто боялся остаться один на один с воспоминаниями, – кто знает. Ему просто хотелось вернуться в промозглую тень Лондона. Чем ближе к брату, тем безопаснее он ощущал себя. Такие контрасты иногда сбивали с толку, но от того не выглядели нелогичней.

— От себя могу только поздравить с новой должностью, – Томаш разводит руками и привычно для себя полуулыбается, глядя на нового Министра. – Уверен, что не пожалею о сегодняшнем дне. А сейчас надо как-то организовать людей. Думаю, празднование потерпит.

Если бы его только слышал отец, он бы разочаровался в старшем сыне, но не этого ли ожидал Томаш, когда сбежал из-под его опеки годы назад? Не этого ли он хотел, чтобы уступить место Матвею? Не это ли, в конце концов, ждало его в будущем, если он сознательно делает подобные выборы в настоящем?

Столько лет прошло, а он до сих пор задаётся вопросом о том, как бы отреагировала его семья, будь она рядом.

+4


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [29.09.82.] Государственный переворот в Болгарии.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC