СЮЖЕТНАЯ ОЧЕРЕДЬ

[28.10.82] - SYLVAIN HORTENSE [31.о3.]
[28.10.82] - TALEYTA VIERU [31.о3.]
[03.11.82] - ROBERT SINGLETON [28.о3.]
ИДЕТ НАБОР В СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ
[28.10.] ЛОНДОН В ОГНЕ [НАБОР ВСЕХ]
[03.11.] ДАРЫ СМЕРТИ НА СТЕНАХ ДУРМСТРАНГА. [НАБОР ММ БОЛГАРИИ, 2 ПОСЛЕДОВАТЕЛЯ]
ВОЛШЕБНЫЙ МИР ДЖОАН РОУЛИНГ; 1982 ГОД;
альтернативное развитие событий;
NC-17; Эпизоды; Смешанный мастеринг.
- Прогуляемся? – а в глазах цвета воды искры смеха и любопытства. Северус же знает, что речь идет не о простой прогулке по школьному коридору с включённым в программу;
лучшая пара
Tomash Draganov & Ethna Savage

Don't Fear the Reaper

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Лавка древностей » Хочется иногда просто побыть среди своих. Среди тех, кто все понимает.


Хочется иногда просто побыть среди своих. Среди тех, кто все понимает.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Хочется иногда просто побыть среди своих. Среди тех, кто все понимает.
ost или подходящая цитата (по желанию)

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m2hk8mBPDe1qbalkeo3_r2_250.gifhttp://savepic.net/8750924.jpg

Hedwig Wagner||Stephane Belle Wagner

Особняк Вагнеров 5.09.1982

Думаю, что очень легко принять понимание за сочувствие — ведь мы все так сильно хотим его услышать. Умение отличать первое от второго, видимо, и является одним из признаков взросления. Очень больно и противоестественно думать, что кто-то читает в твоей душе, не испытывая к тебе симпатии. Столь же отвратительно видеть в понимании только оружие хищника...
Новый город...Так называемая семья...

0

2

Мужчина, забравший Хетти из школы, производил впечатление высокомерного сукина сына в надцатом поколении, а  значит, был натуральным чистокровным Вагнером. Уж в этом-то Хедвиг, учившаяся на самом чистокровном факультете Хогвартса, разбиралась.
До похорон и оглашения завещания Хедвиг провела неделю в доме, где прошло детство, и чьи стены оглашались радостными голосами родителей и добродушным ворчанием деда. Теперь здесь царили тишина и ожидание. Родные остались за словами «…ваша семья погибла» от человека, которого Хедвиг даже не знала, здесь же были только их ожившие тени на колдографиях. На одной маленькая Хетти бесконечно забиралась к дедушке на колени и счастливо смеялась, скатываясь по его ногам вниз. На другой отмечали годовщину свадьбы родителей, и все семейство задувало свечи на огромном торте. Снова и снова. Раз за разом. Хедвиг смотрела на снимки сухими глазами, дрожащие пальцы тянулись к изображениям, но застывали в каких-то миллиметрах от запечатленных фигур и лиц.
На погребении Хетти стояла рядом с кузеном. Так странно было сознавать, что на континенте был кто-то, в чьих жилах текла та же кровь. За всю свою жизнь Хедвиг ни разу не слышала о родственниках за границей. А теперь стояла рядом с одним из них, задаваясь вопросом, почему ни дед, ни отец никогда не упоминали о столь важном, на ее взгляд, факте.
По условиям завещания Хетти становилась наследницей всего состояния без каких-либо ограничений со стороны третьих лиц, но с опекунством до 21 года, а это значило, что она была вправе распоряжаться своим наследством так, как ей заблагорассудится. Хедвиг решила оставить все, как есть, в Гринготтсе немаленькое состояние было в полной безопасности, оставалось только посетить банк, чтобы снять кое-какую наличность, да сверить списки хранящихся в нем драгоценностей и артефактов, если такие имелись. Опекунами же становились оба кузена и кузина из Болгарии.
Все то время, что Хедвиг была погружена в эти нерадостные хлопоты, за ее плечом недвижной и равнодушной тенью стоял Ричард Вагнер. Один из трех кузенов одной с ней фамилии. Все их общение в Англии сводилось к сухому «доброе утро» за завтраком, пожеланию спокойной ночи после ужинов, да его сопровождению, когда Хетти приходилось выезжать из дому. Хедвиг не находила общих тем для разговоров, а Ричард, судя по всему, ничуть не страдал от повисавшей между ними тишины. И даже на вопрос о том, что собой представляет дом, куда ее везут, и где она будет обитать, Хедвиг услышала безликое «Приедешь – увидишь».
К концу последней недели на родине, у Хедвиг руки чесались от желания запустить пару-другую заклинаний в подтянутую высокую фигуру кузена. Или, скажем, использовать по прямому назначению знания, полученные на уроках зельеварения в школе, испытав пару-другую опытных зелий.
Если все болгарские Вагнеры такие – оставалось только надеяться, что комнаты в их доме ей предоставленные, находятся подальше от хозяйских.
Но юность брала свое и вот уже Хетти с любопытством и даже каким-то воодушевлением глазела в окна поезда, что нес её к новой жизни.

+1

3

Как всегда супруг не удостоит её « великой чести» сообщить, куда собирает своим манатки . Как бы Стефан должна была бы уже привыкнуть, но не могла. Раздражалась все больше и больше, от тот что Ричард не считается с ее мнением. 
За все время поездки он слал письма, которые было сложно понять.  Понять, в самом грубом виде, значит приспособить этот текст, который она получала, к своему действию в ситуации либо построить новоедействие в соответствии с этим текстом.
Восстановление в ситуации того, о чем шла речь в тексте.  Причем понимание может быть как правильным, адекватным, так и неправильным, неадекватным. Но это очень условные выражения — «правильное» и «неправильное», потому что в каком-то смысле понимание всегда правильно. Здесь действуют другие границы: либо понял, либо не понял. Понял, если могу ситуацию построить, реконструировать и начать в ней действовать. Но потом может оказаться, что понял по-своему, не так, как хотел говорящий. Но все равно понял.
Каждый понимает в силу воздействия на него той ситуации, в которой он находится. Каждый понимает соответственно своей ситуации. И при этом мы обычно это понимание выражаем словом «смысл». Да, с Вагнерами всегда сложно…
В дом должна была приехать кузина Ричарда. Стефан в глаза даже не видела родных брата и сестру супруга, а тут дальняя родственница. Порой случай приводит людей прямо туда, где им нужно быть. В другое время события переплетаются, словно нити в полотне, накладываются друг на друга, и общий план искажается; так на изнанке гобелена ровные линии рисунка стягиваются и превращаются в изломанные странные границы, соединяющие героя и злодея, сливающие воедино небо и море.
То что девушка была из Англии уже ей в плюс, но то что она была Вагнер  уже минус.
Ну он же Ваагнер…
Эта фраза звучала, как диагноз.
Домовики до блеска вычистили весь дом. Каким бы не было отношение Стефан к супругу, дурацкие принципы не давали ей все бросить вот так.  К приезду все должно быть идеально, а в вазе стоять её любимые пионы. Только одно оставалось неизменным – здесь всегда  было довольно прохладно и темно. Маленькая щелочка в шторах пропускала неугомонные лучи солнца, чтобы хоть как-то осветить дом изнутри …Темнота пугает, а свет успокаивает, он дарит нам формы и очертания, благодаря ему мы узнаём, что перед нами, но чего же мы боимся на самом деле? Не саму темноту, а истину, которая в ней кроется. Казалось, что обстановка тщательно обдумана и подобрана специально под этот разговор. Человека лучше всего узнать в трех ситуациях: в уединении — так как здесь он снимает с себя все показное; в порыве страсти — ибо тогда забывает он все свои правила; и в новых обстоятельствах — так как здесь его покидает сила привычки.
Домовой эльф открыл двери, что означало прибытие новой гости. На вид она была ровесницей Стефан, может чуть младше. Её немного растерянный вид  смягчил вейлу, хотя до этого она не была настроена дружески. Все-таки для нее Вагнеры были все на одно лицо.
- Отнеси вещи нашей новой гости в ее комнату. Спасибо.- обратилась девушка к домовику.- Вы та самая кузина Ричарда из Англии. Меня зовут Стефан. Я его супруга.- вейла протянула незнакомке руку, вежливо улыбнувшись. – А где сам Ричард? Только не говорите, что вы добирались сюда «своим ходом».
Ну да, иногда Ричард поступает как редкостная свинья. 

+1

4

- Здравствуйте, Стефан. – Хедвиг пожимает протянутую тонкую ладонь, думая, что сожми ее чуть теснее положенного, и хрупкие пальцы переломаются как ветки сухого хвороста под неосторожной ногой. – Да, я та самая кузина.
Ричард Вагнер, человек, с которым Хедвиг перекинулась едва ли двумя дюжинами слов за две недели, что он был в Англии, в ее доме, сопровождая ее в нотариальные конторы, Гринготтс, прочие лавки и магазины, крайне редко оставляя наедине с собой или одну в этих вылазках. Ричард Вагнер, кузен, один из трех оставшихся Хетти родственников, о которых она не имела ни малейшего представления, даже мысли в голове не было, что где-то еще есть люди, принадлежащие ее фамилии. Оказалось, есть. Оказалось, дед всю жизнь молчал о том, что у него есть брат, который остался в Германии, а потом уехал в Болгарию. Оказалось, у этого брата была своя семья и трое детей, которые остались Хетти очень своеобразным наследством от деда.  И оказалось, что у этого конкретного Вагнера была жена, встретившая сейчас Хедвиг.
- Мистер Вагнер доставил меня до ворот. – Хедвиг пришлось самой добираться только до внушительного крыльца, впрочем, дорожка от ворот была в полном порядке, и Хетти не видела особой трудности в том, чтобы прошагать лишние метры. – Сказал, что тут меня встретят и все.
Хедвиг не являлась специалистом в отношениях, - сама она пару раз встречалась с парнями, но дальше встреч-прогулок да пары-другой поцелуев дело не шло, Хетти быстро становилось не интересно, - но отношения ее родителей кардинально отличались от только что увиденного. Судя по всему, ЭТИ Вагенры представляли из себя нечто другое. Что именно, Хедвиг предстояло выяснить и узнать на своей шкуре. 
Войдя вслед за Стефан в просторный холл, Хетти удивилась общей сумрачности внутри. Подходя к дому, можно было увидеть немалое количество больших окон по всему фасаду особняка, вот только свет в окнах даже не теплился. А войдя, видимо, в гостиную, стало понятно почему: на окнах висели тяжелые темные портьеры, наглухо задернутые, не пропускавшие внутрь не то что солнечных лучей, а казалось даже атомов гелия. И вообще, все в гостиной было тяжеловесным, каким-то гнетущим, оставалось только удивляться, как у живущих внутри всего этого «великолепия» не снесло крышу. Хотя, кто знает, кто знает. Единственным довольно ярким пятном был прекрасный букет пионов, похожих не те, что выращивала мама в большом саду дома.
Дом. Последние дни Хедвиг часто думала, что здание не всегда делает дом домом, но всегда вносит в это превращение посильный вклад той обстановкой и атмосферой, которая может складываться годами и веками, а может возникнуть за считанные часы. Поместье под Лондоном, ставшее наследством Хетти, было из последних. Мама рассказывала, что когда она впервые попала в «Гнездо», то сразу почувствовала себя маленьким ребенком, попавшим в любимую сказку. Сейчас дом уснул, мебель закрыли чехлами, зеркала завесили покрывалами, все столовое серебро, вазы, разные мелочи, делавшие дом уютным, улеглись на хранение в коробки, корзинки, шкафы, и будут извлекаться оттуда домовиками только для чистки раз в несколько месяцев.
Может быть, другие комнаты в ЭТОМ, условном доме Хетти, отличаются от гостиной. Надежда на это не желала покидать девушку, решившую, что, в крайнем случае, ей придется устроить скандал, чтобы превратить выделенные ей комнаты в такие, где можно дышать.
- Меня зовут Хедвиг. Хедвиг Петра Вагнер. – Официальное представление полным именем – одна из вещей, вбитых Хетти в голову матерью, собаку съевшей на этикете.

Отредактировано Hedwig Wagner (12.01.17 12:43:31)

0

5

Печальные мысли не оставляли меня. Как ни горько было мне, но, помнится, я как будто старалась, чтобы мои мысли были печальнее и мрачнее. Знаете, у недалеких и самолюбивых людей бывают моменты, когда сознание, что они несчастны, доставляет им некоторое удовольствие, и они даже кокетничают перед самими собой своими страданиями.
Нет, я не самолюбивая и недалекая, но самобичевание меня успокаивает сейчас не хуже какого-нибудь Спа.

Какими бы не были сложными отношениями между младшей четой Вагнер, Ричард практически всегда получал то что, хотел от своей супруги. Он не убеждал силой, зная что сделает только хуже, только слегка уловимое давление и коронная фраза: « Я мало тебя о чем прошу». Действительно, супруг редко обращался к Стеф с просьбами, а если до этого доходило, то походу ему это было для него очень важно.
Всю последнюю неделю  бывшую Блансек  держала в плену какая-то апатия. Ее раздражало буквально все. С приездом Хедвиг , Стеф как-то оживилась.  Она скучала по Англии. Ей было просто необходимо поговорить с кем-то, чей английский был идеальным или близким к идеальному.
- Думаю, вы голодны с дороги. Обед еще на стадии приготовления, поэтому предлагаю выпить по стаканчику сливочного пива или тыквенного сока. – внимание вейла привлекло, как домовики уносят последние чемоданы из багажа мисс Вагнер. – Ваши вещи уже отнесли, домовик проводит в ваши покои. Освежитесь и присоединяйтесь ко мне.
Что-то очаровательное в этой Хедвиг. Девушка напоминала Стефан саму себя, когда только приехала в Болгарию. По этой же причине вейле было жаль Вагнер. Разница в языке и менталитете, с такой фамилией ей просто не дадут проходу. Одни считали Вагнером «исчадиями Сатаны» * отчасти с ними можно было согласится*, другие жертвами грязных сплетен. Без причины Стефан часто дергали с вопросами « А они все садисты или социопаты?». К сожалению, Хедвиг может ждать тоже самое.
- Вы говорите на болгарском? – спросила Стеф, накручивая круги вокруг столовой, когда Вагнер вернулась. – Вы окончили Хогвартс. Какой именно факультет?
Даю руку на отсечение Слизерин… Вагнеры же до мозга костей такие же как Лестрейнджи…
Стефан не собиралась спрашивать Хедвиг о причине приезда. Она могла быть и трагичной, а Стеф была тактичной. Ну хотя-бы пыталась быть таковой…

0

6

Жена Ричарда производила странное впечатление. Слишком порывиста, слишком нервозна, слишком .. На взгляд Хетти, все в ней было слишком. Даже знаменитое очарование вейл – тоже слишком в этой полукровке.
- Спасибо, я не голодна. Но от чашки кофе не отказалась бы. – Хедвиг кивнула в ответ на приказ-предложение посетить отведенные ей покои. Покои? Она и правда назвала отведенные комнаты покоями. Было довольно странно слышать этакие архаизмы от столь молодой женщины. А Стефан будто что-то угнетало, но чужая душа – не то, что потемки, а тьма египетская.
Хетти шла следом за домовым эльфом, разглядывая окружающую обстановку, которая не кричала о всевластии и богатстве, а скорее шептало об исключительности дома и его хозяев. Предоставленные покои полностью оправдывали свое именование: тяжелые портьеры на окнах насыщенного оттенка бургундского вина, массивная кровать в спальне, оплетенная громоздким балдахином,  темные оттенки в небольшой, видимо, гостиной-кабинете, учитывая стоящий здесь секретер. И камины. Пустые, громадные, холодные. И не поймешь, то ли используются исключительно как декоративные, то ли для перемещений.
Освежитесь. Что это вообще значит? Будто всю дорогу до этого дома Хедвиг неслась как взмыленная лошадь, преодолевая всевозможные препятствия. Хетти стянула перчатки, прошла в услужливо распахнутую домовиком дверь и оказалась в ванной комнате. Такой же внушительной и темной, как и весь дом. Хедвиг с тоской оглядела пространство. Может быть, ей разрешат поменять хотя бы эти угрюмые цвета..
Услужливый домовик проводил обратно к столовой, где Стефан чуть ли не металась под дверями.
- Нет, я не владею болгарским. Он не входил в список моих интересов. – Похоже, придется в быстром темпе овладевать этим языком, раз ей суждено какое-то время здесь жить. – Поможете с изучением? Я училась в Хогвартсе, да. Пятый курс Слизерина. К сожалению, не закончила. – Хетти действительно сожалела о том, что школу пришлось покинуть, и предполагала, что объявившиеся опекуны позволят ей это сделать. Но, увы.
- А вы? Тоже учились в Хогвартсе? - Было что-то в чертах Стефан до странности знакомым, будто Хедвиг ее видела где-то когда-то. - Давно вы замужем за мистером Вагнером? -  ни кузеном, ни Ричардом называть человека, доставившего ее сюда, у Хетти не получалось.

0


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Лавка древностей » Хочется иногда просто побыть среди своих. Среди тех, кто все понимает.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC