п
р
о
г
о
л
о
с
у
й
к
о
н
к
у
р
с
[СЮЖЕТНАЯ ОЧЕРЕДНОСТЬ]
[03.11] MADS DRAGANOV [16.06]
[28.10] ASHLEY C. FILATAYN [15.06]
[13.10] BEATRICE SMALL [07.06]
[13.10] ROBERT SINGLETON [11.06]
[ОТКРЫТЫ НАБОРЫ В СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ!]



Matvey Reinhard Bellatrix
Не бойся смерти, мой дорогой друг. Она может быть неслышной, может ослеплять зеленым светом Авады, может таиться в крохотном сосуде, а может настигнуть тебя немощным стариком в твоей постели. Одному Богу известно, когда и как ты станешь ее жертвой. Ей не важно кто ты - Пожиратель Смерти, или член Ордена Феникса, даже последователи Даров Смерти не смогут избежать своей участи. Альбус Дамблдор начинает новую шахматную партию со своим излюбленным партнером, только в этот раз на шахматной доске не фигуры, а человеческие жизни и судьбы.
Вверх страницы
Вниз страницы

Don't Fear the Reaper

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [03.11] Дары Смерти на стенах Дурмстранга.


[03.11] Дары Смерти на стенах Дурмстранга.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место расположения: Институт Дурмстранг, школьное горное кладбище.
Время действия: 03.11.1982; 17:00 – 18:00.
Очередность: MADS DRAGANOV, ASEN KOSTADINOV, MORTON CRANE, RACHEL CRANE, ROBERT SINGLETON.
Игровая активность: пост в 3 дня.
Автор квеста: Mads Draganov

Описание квеста:

Первого ноября Никола Бонев — выдающийся маг, который более тридцати лет занимал должность преподавателя по трансфигурации в Дурмстраге, вел активную политическую деятельность, всю свою жизнь посвятил борьбе с Гриндевальдом и последствиями его режима — стал жертвой смертельного непростительного проклятия, предварительно вступив в схватку с группой лиц, именовавших себя «Последователями Крови». Третьего числа того же месяца преподаватели и ученики института, а также скорбящие, кто когда-либо знал уважаемого профессора и изъявил желание проститься, собрались у горного кладбища, чтобы на закате провести похоронную церемонию.

Из уст директора школы звучит прощальная речь, присутствующие обеспокоенно перешептываются. Всех, от мала до велика, интересует лишь один вопрос: если преподаватели Дурмстранга — лучшие из лучших — не могут быть в безопасности в это время, то что остается им? Тот, кто еще верит в государственный аппарат, возлагает надежды на пришедшую к власти Тодорову, кто-то считает Дурмстранг последним оплотом в этой войне, и пока они находятся в его стенах, им ничего не грозит; другие уже строят планы и вовсю рассказывают своим соседям о том, что собираются бежать из страны. С последним словом пожилого волшебника, стоящего за трибуной, шепот затихает. Красный луч рассекает пространство, мраморный гроб раскалывается надвое, а после взрывается, покрывая окровавленными осколками близлежащую территорию.

Две дюжины волшебников стоят посреди скорбящей толпы, вознеся свои палочки к небу. Над головами присутствующих загорается треугольник с вписанным в него кругом, вертикальная линия делит его надвое.


Итоги квеста:
Последователи берут учеников в заложники, убеждают администрацию школы подчиниться власти Мастера. Директор вынужден дать непреложный обет, чтобы защитить присутствующих. Фронтальная стена замка украшается символом Даров Смерти.

+3

2

1 ноября, 23:48, София, Тупик Родоха.


Хлопок трансгресии привлек внимание толпящихся на узкой улочке волшебников и чародеек. Головы присутствующих рефлекторно повернулись в сторону звука. Щурясь, они попытались разглядеть новоприбывшего в тусклом свете фонарных огней, однако его фигура была настолько черна, будто поглощала весь цветовой спектр. Перешептывания оборвались на полуслове, даже суетящиеся в центре всего действа авроры замерли на месте, не отводя глаз от смутьяна. Тупик Родоха погрузился в тишину, лишь дождевые капли стекали по крышам и с глухим звуком разбивались о брусчатку.


Я открыл глаза, которые мгновенно прослезились от порыва холодного северного ветра. Проведя большим пальцем по глазницам, небрежно смахнул влагу в сторону и осмотрелся. Сказочная улица, еще сегодня сиявшая в лучах дневного солнца, предстала предо мной кошмаром наяву, словно сошла со страниц военного романа. Разбитые витрины, выбоины в каменной кладке плотно стоящих друг к другу магазинчиков, угрожающе свисающие вывески и полуразрушенные балконы, почерневшая и покрывшаяся трещинами мостовая — лишь малая толика того, что открылось моему взору в полутьме. Однако этого было достаточно, чтобы мое воображение запестрило красками и грубой кистью рисовало в сознании возможные фрагменты состоявшегося сражения.

Словно ледокол, я двинулся сквозь толпу — люди расступались, вжимаясь в стены, тем самым предоставляя мне возможность беспрепятственно следовать за вереницей разрушений прямо к трагичному финалу. Чем дальше я шел, мягко ступая по дробленому камню и осколкам стекла, хрустящими под моими подошвами, тем лучше мои зрачки адаптировались к освещению, что позволяло заметить больше деталей и дополнить уже имеющиеся фрагменты новыми, связать их воедино, дабы сформировать предполагаемую картину преступления. Охота, в которой Бонев стал жертвой — не иначе. Словно загнанный зверь, он неистово сражался, пренебрегая сохранностью окружающих его объектов. Большая часть учиненной разрухи — его рук дело. Сентенариус, я полагаю. Не слишком масштабно для Скиппилепсуса. Хотел выбить их из равновесия, нарушить ритм. Неужели их защита была настолько хороша?

Немой вопрос остался без ответа, поскольку я отвлекся на подоспевшего ко мне аврора. Свет его палочки озарил мое лицо, и близстоящие зеваки облегченно вздохнули. Аура таинственности была развеяна, когда в трансгрессировавшем незнакомце они узнали действующего директора Дурмстранга. Однако никто из них все так же не смел нарушить молчание. Все завороженно наблюдали за происходящим и, вероятно, ожидали моих заявлений по поводу случившегося. Зря.

Господин директор, — молодой мужчина кивнул в знак приветствия и указал рукой направление, приглашая меня пройти за ним. — Сожалею о вашей утрате. Бонев был выдающимся человеком. Мы все скорбим, — формальным, безэмоциональным тоном он начал свою речь, а я нутром чуял, что предо мной стоит лицемерный ублюдок. Я ничего не ответил, не озвучил своих сомнений. Я здесь лишь за тем, чтобы забрать тело. Молча следуя за блюстителем порядка, я вышел на сцену финального этапа схватки. Довольно трудно передать словами то, что открылось моему взору. Тела Николы Бонева, как такового, здесь не было — присутствовали лишь его остатки. Верхняя часть туловища достопочтимого профессора была насажена головой на металлическую решетку одного из многочисленных балконов. Внутренности свисали до самой земли, погружаясь в растекшуюся по битому камню лужу крови. «Криво срубленный» таз и все, что находится ниже утопали в другой луже крови примерно в пяти-шести метрах левее. Меня передернуло. Руку взяла предательская дрожь. Пытаясь унять тремор, я достал из внутреннего кармана кожаной куртки сигару и закурил. Отстраненно слушая отчет аврора о деталях убийства, я пускал дым в пространство и глядел на останки друга.

Убит Авадой при попытке трансгрессировать. Во время трансгрессии его располовинило. Труп слева, — который я даже не заметил, — один из нападавших. Личность не установлена. Изуродован, сожжен, вероятно, своими же товарищами. Так вот откуда этот запах паленых волос и пережаренного мяса. Я закусил сигару и тяжело выдохнул. Как долго я смогу сохранять нейтралитет в этой войне?

Когда закончите с формальностями, передайте тело Дурмстрангу — нужно подготовить его для похорон. И еще. Уберите этот чертов знак, — не проронив больше ни слова, я развернулся и, минуя зевак, удалился все тем же путем, оставляя за спиной ярко-красный горящий треугольник, возвышающийся над сценой кровавого буйства.

3 ноября, 16:57, кладбище в окрестностях Дурмстранга.

Стоя на вершине горы, я наблюдал, как вереница людей в темных одеждах поднималась по узкой тропе, ведущей на школьное кладбище. Приготовления были завершены — авроры заняли позиции по периметру, факелы зажжены, места для скорбящих приготовлены, закрытый мраморный гроб перед трибуной ожидал церемонии, переливаясь в лучах заходящего солнца. Мне оставалось лишь с мрачным видом нести дозор у ворот, пожимать руки и выслушивать речи о том, каким замечательным человеком был покойный Никола Бонев. Они говорили, но я не слушал. Сигара медленно тлела, обжигая кожу на пальцах. Мороз притуплял чувство боли, которое в данный момент меня совершенно не заботило. Убийство Бонева слегка выбило меня из равновесия, мой нерушимый нейтралитет пошатнулся. Последователи буквально стучатся в двери Дурмстранга, ведь я уверен, что его смерть — это только начало. Начало длинной череды смертей, которая не знает конца. Будет ли школа лежать в руинах или же станет оплотом под предводительством Гриндевальда? Чем мне придется пожертвовать, чтобы защитить учеников и тех, кто мне близок? Говорят, мудрость приходит с годами. Может и так, однако сейчас она не в состоянии дать мне верный ответ или же указать правильный путь. Все слишком неясно, слишком нечетко и размыто.

Я встаю за трибуну, окидываю взглядом присутствующих — вижу мертвые лица. Они, как и я, не знают, что приготовила им судьба. Может, они ждут от меня напутствия? Не сегодня. Слишком много вероятностей, которые нужно учесть. Мой голос звучит грубо, слова не вселяют надежду — они открывают глаза на ужас, который предстоит пережить. Они не призывают к действию, лишь описывают текущую картину мира и то, к чему может привести бездействие. В своей речи я почитаю покойного и укоряю каждого из присутствующих, в том числе и себя самого.

Когда же от бессмысленных рефлексий мы перейдем к активному действию?

+4

3

2-ое ноября 15:37. Клуб "Айсберг Пингвина", кабинет Асена.
Мужчина спокойно сидел в своём кабинете и заполнял очередные бумаги. Все же пришлось вернуться на родину из-за очередных дел. Надо ведь думать не только о заведениях в Лондоне, но и в Болгарии, а то они могут через некоторое время просто придти в непригодность и тогда будет не очень приятно.

Через некоторое время в кабинет постучали. Кого еще там принесла нелегкая?
- Войдите! - Гаркнул Пингвин. Хоть у него и не было настроения принимать посетителей, но все же надо было этим заняться. Потому что мало ли, какую новость может принести человек. Да и своих шпионов барон не имел привычки игнорировать. Обычно они приносят более менее стоящую информацию и за неё надо платить, а Пингвин всегда платит за хорошую работу, всегда вознаграждает усилия своих подчинённых. Таков был его принцип и из-за этого ему подчиняются.
В кабинет вошел высокий, сухопарый мужичок с газетой в руках. Интересно, что он там увидел?
- Мистер Пингвин, сэр. Я принёс вам новости. Это должно вас заинтересовать, - произнес подчинённый, протягивая газету своему боссу.
С недоумением во взгляде барон преступного мира Болгарии взял несчастную газетку и принялся читать. Правда, вот, содержимое не очень понравилось волшебнику.
Ведь там сказано, что был жестоко убит волшебник по имени Никола Бонев - уважаемый учитель трансфигурации Дурмстранга. Третьего ноября состоятся похороны на горном кладбище школы.
Костадинов был еще больше удивлен тому, что здесь написано.
- Какого чёрта меня не предупредили об этом зверском убийстве?! Почему я должен узнавать об этом не от своих шпионов, а от каких-то журналюг?! - Взревел барон, гневно размахивая газетой, на манер волшебной палочки. Подчинённый Пингвина судорожно задрожал и даже попятился, будто бы сейчас его босс схватиться за нож и зарежет его.
Но все ограничилось броском свернутой газеты прямо в лицо этому человеку с криками убираться из кабинета, что тот и сделал, пулей вылетев из помещения. Скорее всего мужичок даже выбежал из клуба. Бедненький, напуганный миньён.
В другой ситуации Пингвин засмеялся бы, но не в этой.
Всё же умер один из уважаемых людей магической Болгарии. Бонев был одним из преподавателей, кто не давил на комплексы Асена и всегда оценивал его навыки, а не происхождение и тем паче хромоту. За это Костадинов был ему благодарен. Иной раз он и после окончания школы узнавал, как идут дела у неё и как вообще поживают учителя. Пингвин до сих пор остаётся благодарен им за те знания, что были вложены в его голову, за уверенность в собственном интеллекте и магических познаниях.
Это все же плохо. Раз даже на учителей нападают. Интересно, кто же это мог быть? Триумвират Сов? Да нет, не их профиль, да и школу они предпочитают не трогать, так как Дурмстранг не лезет в их бизнес. Святые братья? Да, те могут убить, только вот я бы поверил в их причастность, если бы профессор Бонев был бы распят на кресте. Шестерка гоблинов? Тоже не их метод. Да и смысла им нет устранять преподавателя. А на крайняк могли бы просто подкупить парочку авроров и судей, их благо подкупить легко и Николя сел бы в тюрьму на очень долгий срок. Это мог сделать какой-нибудь псих-одиночка, или маньяк. Это более вероятная версия. - Подумал Пингвин, сделав для себя необходимые выводы.

Вечером того же дня к нему наведались двое хорошо знакомых авроров, которые хотели узнать какие-нибудь подробности насчет предполагаемого убийцы. Только, увы, Костадинову нечем их порадовать в этот раз.
- Увы, я ничего об этом не знаю. Мои люди узнали об этом намного позже журналистов, - сказал Асен, лениво помахивая сегодняшней газетой. Представители закона нахмурились и явно не ожидали такого поворота. Но это еще не все.
- Я могу только сказать, что убийца не относится к хорошо слаженному преступному механизму. Это просто напросто не выгодно, да и почерк не тот. Или может у вас есть какая-нибудь информация, которой нет в официальной газете? Я бы тогда смог сказать что-нибудь полезное, - улыбнувшись своей плутоватой улыбкой, произнес чистокровный маг.
Авроры с большой неохотой выложили ему все подробности дела. В принципе, даже это не помогло составить хотя бы примерный портрет убийцы.
- Тогда не почерк сильных мира сего. У них другие методы. Я знаю парочку, которые могут убить, но у них своя визитная карточка, скажем так, которую они проделывают на трупах, вроде того же распятия на кресте. Значит, вам попался какой-нибудь маньяк, - изрек барон преступного мира.
Авроры ушли, поблагодарив за сотрудничество. А Пингвин готовиться к похоронам. Надо же придти и почтить память хорошего человека...

3 ноября, 16:57, кладбище в окрестностях Дурмстранга.
Костадинов Асен все же прибыл на похороны учителя трансфигурации родной школы. Благо ему удалось отложить некоторые свои дела на более позднее время. Мужчина как всегда был великолепен. Красивая, стильная и дорогая мантия черного цвет, такого же цвета кожаные туфли, а в руках был неизменный зонтик, в которой был давно вставлен обломок еще первой волшебной палочки барона с рукоятью в виде пингвина. А рядом с ним шел один из шкафоподобных охранников. Особо большую охрану барон предпочитал не брать, ограничившись лишь одним человеком. Это скорее на всякий случай, чтобы целым добраться до школы и обратно. Потому что в стенах школы вряд ли он будет в такой уж сильной опасности, но осторожность никому не повредит.
Ведь неосторожный барон - это мёртвый барон и каждый авторитет преступного мира знает об этом.
Первым делом мужчина подошел к директору и пожал тому руку со словами:
- Все же жаль, что из жизни ушел такой замечательный человек. Очень скверное преступление. А главное ведь еще символично так, не находите? До сих пор школу никто не трогал, а тут бац и такой удар. Думаю, многим это покажется подозрительным, а возможно некоторые даже увидят в этом определенный знак. Например, тот же Гриндевальд. Или же все проще и в деле обычный психованный маньяк. - Пожав плечами, произнес Пингвин и занял свое место у скамьи вместе с охранником.
Почему Гриндевальд? Ну, он ведь все же знаменитый тёмный маг, который еще и сбежал из тюрьмы вдобавок.

И тут внезапно Асен впал в транс. С ним такое бывает, все же дар провидца - далеко не шутка.
- Час тёмный грядет! Директор, бегущий кругами, рискует пасть! Смерть оставит свой рисунок на почтенных стенах! Смерть грядет! Смерть косой взмахнет, и души пойдет собирать! Но не получит она урожай обильный, если в час нужды предательство не отбросит свою широкую тень! Человек с птичьей кличкой великого тёмного мага встретит и тогда он отбросит тень большую! - Ровным голосом произнес Костадинов и через пару секунд пришёл в себя.
Вообще, Пингвин не запоминает своих предсказаний, но может понять, когда он впал в транс по провалам в памяти на короткий период времени. И в этот раз так вышло.
- Твою мать, - тихо выругался Костадинов, приложил ладонь правой руки к лицу, надеясь, что его никто не услышал.

+3

4

Тык тык

По просьбе Миклоша, пост отписываем сейчас мы с Рей, потом он.

Капли бордовой, тягучей крови капали на мостовую, стирались между камнями, терялись среди щелей, в темных дырах. Нож входил в тело медленно, словно в масло, оставляя ровные темные следы. Рейни заглядывал в еще живые глаза и с присущей только ему детской любознательностью и заинтересованностью, вспарывал круглый живот.

- Не стоит, сэр, - спокойно отвечает мужчина на молчаливый ужас в искривленном лице. Маг-полукровка успел нанести заглушающее заклятие, и теперь все вопли, что рвались из изодранной глотки, смотрелись словно в немом кино. Не хватало еще различных табличек с витиеватыми буквами, - нас все равно никто не услышит. А ваше тело станет настоящим произведением искусства.

Рейни тепло улыбается, запуская руку в нежную мякоть живота. Словно расколотый арбуз, думает социопат, ощупывая розовое мясо.  Тело под рукой задрожало, изгибаясь,  но без возможности пошевелится. Скоро Хэллоуин и Рейни мягко улыбается, вспоминая темные грустные глаза дочери мистера Крейна. Эта малютка любила Хэллоуин и мужчина собирался устроить ей лучший праздник с настоящими восковыми фигурами и тыквами-головами. Не хватало только тыквоголового Джека с мешком леденцов фонарей-тыкв с разноцветными глазами.

- Не беспокойтесь, вы пока не умрете, - Рейни склоняет голову, позволяя волосам упасть на глаза, пряча за ресницами черную синеву, - из вашей головы вышла бы не плохая часть мебели, - ломаный голос спокоен и даже мимолетная дрожь не теряется в словах, пока маг вытаскивал розовые гирлянды кишков. С помощью заклятий мужчина спокойно поддерживал жизнь в теле, позволяя, насладится каждым  прикосновением скальпеля.

- Но цвет ваших глаз прекрасно подойдет под фонари в нашем саду, а это большая редкость, - Шуттер кивает собственным словам, заботливо украшая шею мужчины его собственными кишками. Рейни старается все сделать аккуратно, не позволяя бедной жертве покинуть этот мир раньше срока.  Маньяк даже аккуратно зашивает разрез до кишков, чтобы кровь не стеклась лужей до того, как маг уйдет. Мужчина вытирает руки платком жертвы и откладывает в сторону. Ловит за круглый подбородок и тянет к себе, не давая голове дернуться. Кажется, даже уже заклятия не помогали сохранить жизнь и мужчина под рукой еле дергался словно от электрического тока.

- Не вертите головой, сэр, - спокойный, холодный голос социопата звучит где-то отдаленно, словно в тумане. Но когда ложка касается глаза,  беззвучный визг снова и снова пытается прорваться сквозь завес заглушающих заклятий. Глаза один за другим с тихим хлюпаньем опустились в банки с формалином, но бедное тело уже ничего не слышало, медленно дыша. Рейни с восхищением  осматривал банку, как поглядывают-моргают ярко голубые глаза, блестя при лунном свете. Рейни тихо смеется, хлопая ладонью в перчатке по щеке, не давая потерять сознание.

- Ну же, ну же. У нас еще столько дел, - он чуть ли не воркует, будучи в приподнятом настроении, и вновь вытерев платком кровь на себе и жертве, Рейни очищает ткань палочкой и аккуратно, боясь запачкать кончик палочки связывает переносицу, вытащив из пустых глазниц по уголку платка. Да, теперь было почти готово. Визитка  индивидуальным почерком Рейни Шуттера опускается во вновь раскрывшуюся рану на животе и тело с тихим хрустом взвешивается на стене на собственных внутренностях.

Рейни убирает за собой следы аккуратно, поправляет широкополую шляпу и, забрав банку с формалином, исчезает, оставляя висеть на стене распухшее от пыток тело с чернильной меткой на предплечье.

***

Морт сидел, развалившись в кресле, перелистывая желтые листы газеты. Они остановились в какой-то затхлой гостинице в Норвегии и пока Рейчел пыталась смыть с себя остатки браконьера, Морт попивал виски из бутылки от лимонада и наслаждался чтением газеты. А так как  Крейн отличался несколько своеобразным мозгом то и читал он газеты наоборот, начиная со старых неинтересных статей на обороте и последних страницах. Вот опять пожиратели смерти напали на глупых маглов, опять кто-то пал жертвой неизвестного маньяка-Потрошителя, только в этот раз жертвой стал известный чистокровный маг, прислужник Темного Лорда. Морт закатывает глаза и пытается узнать у Рейни зачем тот устранил своих, но социопат только пожимает плечами и продолжая вчитываться в книгу, бурчит что-то типа «у него были красивые глаза» и отворачивается. Взгляд черных глаз безучастно скользнул по очередному заголовку и ученый замирает, вчитываясь в сухие строки журналиста. На колдографии то и дело сверкают вспышки колдоаппаратов  и кто-то из авроров прикрывает тело белой тканью. Это было дело не рук Рейни, Морт это знает, вглядываясь в еле видный треугольник вычерченный на третьем этаже  четвертого слева окна. Взгляд вернулся к Рейни, вопросительно вопрошая, но Шуттер только сухо переворачивает страницу.

«Это моя работа, не ваша мистер Крейн» - отвечают синие глаза и Морт все понимает. Он подскакивает на ноги, запрыгивает на кровать и, подпрыгивая до потолка, кидает вошедшей в комнату девушке газету, на несколько минут замерев в воздухе, левитируя.

- МЫ. ЕДЕМ. В. ДУРМСТРАНГ!

-Что? – зеленые глаза с непониманием переводят взгляд то с жениха то на газету.

- Профессор Бонев скончался, - с плюхом падает на кровать Крейн, натягивая на голову смешную шляпу.

***

Беззвучно ноги касаются холодных снегов, появляясь из пустоты. Молодой маг аккуратно придерживает девушку за талию и целует, вкладывая языком в приоткрывший ротик леденец. Он впервые не улыбается, не торопится, только тянет невесту за собой, вглядываясь в виднеющийся огромный замок, что черной тенью нависал над белоснежной равниной, заполненной черными точками волшебников. Профессор Бонев был хорошим человеком, но так и не сыскал славы, что была достойна его трудов, в народе. Да, его любили ученики (и что скрывать, он был одним из любимейших преподавателей гениального Крейна), но все же, что-то не так и не то, все  неправильно было в лицах собравшихся. Морт оглядывает директора, опускает взгляд на гроб и сжимает руку девушки крепче, мысленно моля о поддержке в такой ситуации.   

- Директор, - Крейн коротко кивает, сжимая крепкую руку профессора, смотрит несколько минут пристально в глаза и отпускает руку, не сказав больше ни слова. В такой ситуации слова не нужны. Морту было достаточно и просто тяжелого взгляда из-под кутистых бровей и крепкой хватки.

Вновь воробьиный щебет в голове и Морт отпускает женскую ладонью, он склоняет голову на бок и щелкает челюстью, отводя волосы с лица длинными пальцами в черных перчатках.

- Пройдемте мисс Дениелс, - фальшивит голос Рейни и уступает место среди гостей в черных длинных  мантиях. Рейни коротко оглядывается, разглядывая мрачные лица, бледные и безликие. Рейни и представить не мог что вновь окажется в местах его бывшей охоты. Именно здесь, близ леса огромный лигр искал пропитание и способы выбраться. Словно загнанный в клетке зверь, Рейни рвался к миру, пока не свыкся с замком и шумными детскими лицами. Шуттер чуть хмурится из-за чего длинный скрюченный нос начинает напоминать больше клюв птицы. Он не знал собравшихся. Почти никого. За черными капюшонами лиц не видно, но даже среди этих людей-дементоров, Рейни замечает очередного румынского вампира. Все они одинаковые, думает Рейни, румыны. Выглядят словно вампиры и Шуттер не сомневался, что Миклош Басараб даже пах как Крейн. Кровью. Возможно это еще одно проклятье рода?

Какой-то шум заставляет американца отвернуться от бледной тени юноши, чтобы вытащить палочку из рукавов мантии. Пингвин. Кто не знает Пингвина тот не был никогда в Лютом проулке. Рейни коротко кивает самому себе и коротко выдыхает, пытаясь скрыть собственное волнение.

Потому что Рейни ненавидел неконтролируемые перемещения и сбои.

Потому что пахло вокруг снегом и кровью. И от каждого шага директора, воробьиный щебет в голове становился все сильнее.

Морт мог появится в любую секунду и тогда все планы могли слететь в бездну.

Бездны Рейни не любил. Он прикрывает глаза, набирая воздух в легкие, прячет глаза за капюшоном мантии и под хриплый голос директора заносит палочку вверх, вырисовывая треугольник Гриндевальда. И голос Директора теряется в ропоте бледных лиц, когда руки, одна за другой тянутся следом, давая беззвучное слово тем, кто окрасит эти снега кровью. Слово-знаки последователей.

Отредактировано Morton Crane (11.03.17 23:32:42)

+7

5

Рыжий огонь стекает по плечам, касается лишь кончиками ключиц. Беззвучно рассматривают зеленые глаза края чёрного плаща, что доставал едва до колен. Ведьма не любила эти мантии в пол, что вечно собирают пыль дорог, грязь и вообще безумно мешают передвигаться. А вот огнеупорный плащ - это совсем другое дело. К тому же очень практично для тех, кто обожает сувать свой нос в гнёзда к драконам.
Чуть склоняется, наблюдая из-за чёрного ствола дерева за мужчиной, что неторопливо покинул паб и пошёл, хрустя свежим снегом под ногами, в сторону от деревушки.
Норвегия. С пару десятков домов и улочки, на которых играли дети, перекидывая друг другу трещащий шар. Тот взлетал, ненадолго замирал в воздухе и, меняя цвет, падал в ладошки следующего игрока. Забавная штука. Но не настолько интересная, как прихрамывающий маг, несущий в сумке кое-что ценное. Обтянутые кожаной тканью пальцы сжимаются в кулак. Браконьеров Рей терпеть не могла и готова была задушить своими собственными руками. Такой энтузиазм хорош для драконов, но очень плох именно для самой ведьмы - слишком часто её готовы были убить за подобные порывы. А тут что? Тут мужчина, который собирался продать несколько драгоценных яиц. И ведь рыжая не могла просто пройти мимо. Она снова прижимается спиной к стволу дерева, смотря на Крейна, изучающего что-то в своей книге. Видимо делал очередные заметки для нового издания. 
Что же. Книги - это очень полезно, но не так, как практика.
-Ты идёшь? - магесса снова наклоняется, провожая взглядом любопытных глаз уходящий труп,  - вот чего ты за мной увязался, если не собираешься помогать, а?
Девушка облокотилась о дерево спиной удобнее, вытягивая чуть ноги и пятками погружаясь в снег. Прищуривается недовольно, собрав губы "рыбкой".
-Морт.. ну, Мооорт.. ну пойдём уже, - запрокидывает голову, ноя только для профилактики. По сути ведь девушка могла пойти и одна.
-Ещё секундочку
Нет. Маг точно над ней издевается! Распахнула уже рот, чтобы высказать на тему того, что мол нефиг было тогда тащиться в такую даль (хотя сама же и потащила), как Крейн с непробиваемым спокойствием и чувством собственного достоинства, захлопнул перед носом девушки книгу.Хватило всего секунды, чтобы моргнуть от потока воздуха в глаза, чтобы несносный задира исчез. Нет, ну серьезно! Им надо отобрать яйца, а Мортон опять с ней играет! И не факт, что он исчез за спину, - Рей даже оглянулась, чтобы проверить. За спиной всё еще располагалось дерево. К сожалению или нет, но ведьма прекрасно знала о повадках мужчины и совсем не удивилась бы, если бы он оказался сейчас где-то в Новой Зеландии и общался с маори на тему пожирания людских рук. Или может где-нибудь в Мексике пытался бы найти амфиптера. Могло случиться всё что угодно в принципе.
-ты идёшь, капуша?
Голос донесся откуда-то со спины. Лишний раз убедившись, что сзади стоит дерево, Рей всё же склонилась чуть и лишь цокнула языком. Вот умеет же ж Крейн из трагической обстановки устроить клоунаду. Тихо засмеявшись своим мыслям, ведьма торопливо пошла к магу, что уже ждал у пригорка.

Им потребовалось не так много времени, чтобы отыскать пропавшего из виду мага. Тот стоял с двумя "клиентами" и что-то рассказывал, порой размахивал руками, держа в одной из них большое яйцо. При виде последнего Рей поняла, что начинает закипать. Ей хотелось проклясть всех и разом, чтобы вообще ложками жрали свое собственное д... но делали это исключительно культурно, оттопырив пальчик и с удовольствием тихо причмокивали. Браконьеров рыжая не любила настолько, что совершенно не интересовалось ценой за такое яичко, а что самое главное - иногда совершенно забывалась в приступах едва контролируемой ярости.
-решила обзавестись дыркой во лбу? - сильная рука сжала локоть магессы, дёрнув с холодным спокойствием к себе, - смотри..
Крейн притянул к себе невесту, прижимая спиной к своей груди. Пальцы легко сжали женские щеки, заставляя повернуть голову на девяносто градусов влево так резво, что чуть капюшон с головы не слетел. В тени деревьев курили еще троё. А это, между прочим, уже большая проблема. Вряд ли те, которые скрывались в тени, пришли устроить групповуху. Скорее просто группа поддержки. Шмыгнув коротко носом, девушка оборачивается обратно к Крейну и смотрит на него оленьими глазами, умоляюще, почти что плача:
-Мы же не можем так оставить яйца.. это же.. - она наблюдает за мужчиной, что прислонился плечом к дереву и потирал большим пальцем свои излюбленные часы с какой-то странной усмешкой, - это же кладка украинца.. ну ты предстааавь..
-Рей.. - маг чуть склоняется, словно к ребёнку.
-Что сразу Рей? - складывает руки на груди.
-Подожди меня тут, - и исчезает.
  С минуту рыжая пыталась осознать что только что произошло и что ей то делать. Опять же ж - не факт, что Мортон не вспомнил, что дома та картина, которая третья слева, не покосилась чуток. Он мог пойти проверить. И забыть. И очнуться через недельку в пабе. С Министерскими шавками. Да, блин! Рыжая впилась пальцами в рыжие волосы, стараясь наконец то прекратить истерить. Шмыгнув носом от холода, она достала из кармана палочку.
-Ой, да и ладно!
  Не сильно дожидаясь каких-либо размышлений, кои можно было бы назвать трезво взвешенными или хотя бы здравыми, девушка вышагивает из тени и резким росчерком, разрывает холодный воздух заклинанием:
-Риктусемпра!
Молния вырывается с кончика палочки, словно выстрел, и вбивается в первого из "покупателей", сбивая того с ног и откидывая в сторону от яиц.
-Остолбеней!

-ФУУУУ!! ГАДОСТЬ КАКАЯ!! -Топает ногами и прыгает на одном месте, когда по щекам стекало нечто противное, липкое, перемешивалось с выступающими слезами.
Она просто оглянулась, не сразу сообразив почему ведьму окликнул чужой мужской голос. Поворот и Рей замирает, готовая принять заклинание просто потому, что понимает - защититься не успеет. Но маг, замахнувшийся на неё палочкой.. взорвался. Куски мяса, кровь, ошметки. Это всё оказалось на бывшем драконоборце, которая с круглыми глазами смотрела на Рейни. Именно он, брезгливо встряхнув палочкой, чуть склонился, будто бы настоящий джентельмен.
Долг платежом красен, верно?

* * *

-У меня до сих пор такое ощущение, словно я вся в этой дряни!
Вода шумит, бьется о мокрый кафель. Босые ступни переступают, на них падают хлопья пены, который девушка так упорно пыталась смыть с себя ощущение грязи. И как можно быть маньяком с такими вот странными пристрастиями, как у Рейни? Ужас какой то! Дэниелс едва ли не стошнило, когда она нашла в волосах кусочек мяса. Почему едва? Потому что до этого содержимое желудка осталось рядом с одним из тел. Просто тошнить было нечем, а Мортон вовремя влил в свою невесту успокаивающую настойку, предотвратив истерику.
-Нет, спасибо, конечно, огромное, Рейни, - и ведь прекрасно знает, что тот её услышит, даже если на диване сидел Морт, - но ведь можно было бы заморозить, заавадить, я не знаю..круцио там.. Зачем взрывать то?
  Шмыгнула коротко носом. В раз уже, наверно, десятый покрутилась перед зеркалом, чтобы проверить точно нет ли на ней ничего дурного и только потом покинула наконец-то ванну.
- МЫ. ЕДЕМ. В. ДУРМСТРАНГ!
И в морду-лица прилетает газета. Рей едва успела её поймать, нечаянно выпустив из рук полотенце, что стягивало грудь. Испуганно пискнув, она торопливо перехватывает полотенце и пытается вообще сообразить чего от неё надо.
-Слушай, а.. - кладет газету на стол и склоняется над ней, палочкой спокойно продолжая сушить волосы.
профессор умер? Что ж. Жаль. Хороший был маг, очень трудолюбивый и мог бы достичь большего, чем воспитание детей, но Рей была за многое ему благодарна, так что не появиться на похоронах было бы как-то не очень вежливо. Хотя в Дурмстранг не хотелось возвращаться. Она поднимает глаза к мужчине.
-Ты уверен, что мы просто едем на похороны?
-да.
-Точно? Просто похороны?
-Точно похороны, - маг уже метался по комнате, собирая вещи и радостно что-то даже насвистывая под нос.
Когда Рей вот так пошла с ним в магазин - это закончилось чем? Она еще неделю не горела желанием вылезать из комнаты Мортона. Даже завтракала там. И ужинала там же.  А про те злоключения, которые свершились просто потому, что она направилась с Крейном добровольно - вообще стоит не упоминать лишний раз.
-почему у меня дурное предчувствие?
  Бормотала под нос девушка, натягивая неторопливо бесформенный огромный свитер.

* * *

  Было холодно. Очень. Приходилось потеснее прижиматься к жениху, покусывая нервно губы. Кусочки кожи раздражали, Рей бы с удовольствием их оторвала и ногтями, но за такое ей ругал Морт, так что оставалось лишь отворачиваться, искать за что зацепиться глазами. Дурмстранг был тёмным. И дело не в магии, что своими чёрными испарениями пропитала каждый кирпич замка, каждый угол и поворот. Нет. Тёмным было небо, затянутым тучами, скованный ледяным ветром. Тёмными были огромные сосны, изогнутые стволы и всё это сейчас казалось куда хуже, чем когда-то давным давно. Тогда Дурмстранг казался тёплым, с запахом корицы, шутками, искрами и учебой. С солнышком, пробирающимся на пол библиотеки из огромных окон. Тогда всё было по другому.
Она впивается пальцами в локоть спутника, сжимается, ощущая насколько сильно напряжена спина. Девушка не хочет, чтобы Морт отходил от неё хотя бы на шаг, а иначе... иначе боится, что сбежит от всего этого. От тревоги, что червём крутила кишки. От странного ощущения, давящего и нетерпимого.
Прикрывает на секунду глаза, ловя тепло любимых губ. Язык тут же переплетается с наглым языком Крейна и переманивает к себе конфету.
-спасибо, - бурчит недовольно.
И не отходит от Мортона ни на шаг, встречаясь взглядом с директором лишь на секунду. Все эти правила приличия были созданы для аристократов и людей воспитанных. К первым Рейчел не относилась, а про вторых порой забывала, так что она лишь сжимает пальцы сильнее. Отходит за своим мужчиной, тревожно оглядываясь по сторонам, хмурясь и очень стараясь не впиться зубами в леденец, чтобы раскрошить его на маленькие кусочки.
-у тебя есть виски с собой? - поднимает голову.
Как же она не любила этот странный хруст.
Но руку мага не отпустила. Лишь глаза отвела в сторону, прекрасно зная, что Рейни не принимает нарушение личного пространства. Пусть терпит. Раз она рядом тут, то пусть теперь терпит её желания. Магесса, словно маленький ребёнок, разжимает пальцы на локте, чтобы поймать мага за край рукава и притихнуть, рассматривая окружающих..

Отредактировано Rachel Crane (12.03.17 14:40:43)

+5

6

Голос Мастера всегда звучит ровно. В нем нет ни одного интонационного поворота. Он не смеется, ни ерничает, ни нервничает. Будто его дух, страждущий достижения высшей цели, уже давно воспарил над его же телом, созерцает сверху на его верных последователей, лишь наставляет, указывая верное направление. Клементина слушает его очень внимательно, пожалуй, даже слишком внимательно. Ее голова склонена к левому плечу, а губы, густо накрашенные любимой темно-сливовой помадой, чуть приоткрыты. Она даже не смотрит на Яна, тот был слишком недоволен с самого утра, будто чувствовал что-то, скрытое от разума самой Клем, и делиться этим не спешил. Губы его были предельно сжаты, брови едва не сходились на переносице, и он будто бы специально избегал прямых взглядов супруги. Ему же хуже, думала ведьма, возвращая все внимание обратно к Мастеру. Не Хозяин, Господин или Повелитель. Клементина истово верит, каждый из них здесь по собственной воле, готовый не столько служить, а сколько помогать генералу их весьма скромной армии. Она – часть живого механизма, и эта мысль будоражит ее, заставляет подаваться чуть вперед, едва заметно облизывая губы. В горле сухо от нетерпения. У нее ни вопросов, ни сомнений, словно прямо сейчас она готова ринуться приводить в действие их весьма агрессивный план.
     Тот, кто утверждает, что на похоронах весьма уныло, вряд ли когда-то посещал похороны людей известных и имевших вес в обществе. Как только усопший готов к погребению, с лиц, провожающих его в последний путь, сходит даже малейший намек на скорбь. Вместо нее рождается интерес, поначалу скромный, тщательно скрываемый, но позже уже вполне откровенный. Гости разглядывают друг друга, шепчутся едва слышно, дамы старательным образом изучают гардероб других женщин. И глупости, что траурный наряд не может привлекать внимание. Расскажите об этом Клементине и ее новому черному длинному в пол платью с гипюровыми рукавами и спиной. Подол, разумеется, зачарован от грязи и пыли, как и мантия, иссиня-черная, бликующая даже на скудном солнце. Она держится за подставленную руку Яна, физически ощущая, как внимательно на них смотрят все те, кто некогда с ними учился. Смотрят и не узнают. Оборотное зелье действует безотказно, можно без всяческих преград вести себя совсем не так, как воспитывали мама и папа. Потому взгляда Клементина не отводит, но разумно соглашается с мужем, что лучше держаться чуть в стороне. Ведьма сокрушенно отмечает, что мантия ее слишком заметная, и когда дойдет до дела, придется от нее избавиться, но тогда во всей красе покажется ее платье. И вопреки скорбным и пафосным речам директора, на губах Мовилэ проступает неприкрытая улыбка.
Ее внимание привлекает несуразный волшебник, незнакомый, но до того абсурдный в своей внешности, что Клем не выдерживает и фыркает, указывая вопросительно оглянувшемуся на нее Яну на этого мага.
- Словно индюк недобитый, - флегматично проговаривает она, отмечая его видимую напыщенность и тут же отворачиваясь. Все. Ей больше не интересно. Куда больше ее интересуют дети. Их всех будто бы палками сюда согнали. В первых рядах, конечно, девочки. Те из них, кто действительно скорбит. Кто-то шумно сморкается, кто-то просто шмыгает носом, но глаза у всех красные. Легкая добыча. Чуть поодаль другие. Постарше, откровенно скучающие, пусть и не без печати осознания происходившего на лице. Эти куда интереснее, ведь достаточно будет произойти чему-то по-настоящему страшному, чтобы эти разномастные чудики стали одинаковыми испуганными детишками. Разумеется, кому-то из них достанет магического потенциала для драки, но нехватка опыта обязательно сыграет свою роль. Внимание Клементины привлек худенький парнишка, стоящий не слишком далеко от них. В нем, казалось, не было ничего примечательного, разве что нос его был усыпан веснушками, а голова укрыта шапкой кудрявых медных волос. Пора записывать меня в маньяки, подумалось Мовилэ, когда внутри пронзительно звякнуло. Свою жертву на сегодняшний день она нашла. Убивать его никто не собирался, но увидеть искру страха, Клем была готова поклясться, глаза у мальчишки были зеленые, очень хотелось.
     Голос директора, видимо, усиленный магически, раздался над головами. Ах, как разительно он отличался от голоса Мастера. В Мовилэ не было ни грамма девчачьей влюбленности в своего предводителя, как не было и животного страха перед ним. Ничего не было, кроме безграничной веры в его дела и такого же размера уважения. Директор школы же больше не виделся кем-то таким же великим. Обыкновенный волшебник. Его магический потенциал никто не измерял, но дела до него не было ровным счетом никакого, лишь усталость, что сквозила в резкости его слов, дарила чародею что-то человеческое. Такому кровь пустить, как нечего делать, чтобы убедиться – такой же, как и все остальные. Но только не они, несущие на полах своих мантий новое будущее, отличное от того, каким его представляют себе обыватели. Где-то в солнечном сплетении, где обычно бывает теплее всего, дрогнула невидимая струна, как от эоловой арфы, которой касается порывистый юго-восточный ветер. Объяснить, что это, Клем не могла, просто понимала, сейчас начнется.
     Сначала слышится треск, а после него незамедлительно оглушительный грохот взрыва. Клементина поднимает свою палочку в воздух и одновременно с этим свободной рукой тянет повязки мантии, чувствуя, как та ползет по плечам, оставаясь где-то на земле. Внимание всех собравшихся обращено к небу, паника еще не началась, но ропот ее нарастает, как раскат грома у линии горизонта. Ведьме едва удается сдержать ликующий возглас, когда толпа, как стадо коров начинает сбиваться в одну кучу, и ей удается в три практически прыжка оказаться рядом с тем мальчишкой, которого она успела приглядеть. Древко ее палочки упирается в его шею, туда, где под тонкой кожей бьется сонная артерия. Ее лицо, чужое, но повторяющее свойственную Клементине мимику, искажается в довольной гримасе.
- Кажется, нам всем есть что обсудить помимо похорон.

Отредактировано Clementina Movilă (22.03.17 05:16:31)

+3

7

Специально под эту встречу Роберт перекрашивается, используя старый как весь мир не-магов, способ: с ночи полчаса держит на длинных рыжих волосах осветляющую краску. Благородная светлость в волосах отнюдь не признак принадлежности к особам с такими фамилиями, что их стоило бы написать на карточках и разыгрывать на произнесение в пьяных фантах, но выбора у Синглтона не было.
Строго говоря, только между ним и его внутренним голосом, проявляющим нынче недюжинную самостоятельность: выбор был, только юный аврор старательно игнорировал большинство возможностей поступить так, чтобы было хорошо только ему, и отчаянно из раза в раз подбивал поступить по-другому. Вечный двигатель, что был установлен в нем с рождения, постоянно говорил "ради общего блага", и Роберт сначала полз под этими словами под стол, потом читал в книгах, когда научился видеть за буквами скрытый смысл, ну а став взрослым (морально он вообще сам себе уже в отцы годится, даром, что внешне едва ли на двадцать один год тянет), вечный двигатель трансформировался в агитационный плакат - все с той же надписью, которая уже стала лозунгом.
И ведь Сигнлтон верил ей, шел за ней, более того - был морально готов просвещать других! О нестойкие души юных обитателей мрачного замка в Болгарии. Им еще невдомек было, что близость к тьме и способность ее видеть отнюдь не гарантируют безопасность - ни им, ни их близким.
В Болгарию он прибыл тайком, по собственной инициативе. Чуйка вела его в обитель знаний Дурмстранга не просто из любопытства. Синглтон был убежден, что такое важное событие нельзя пропускать. Особенно когда стоишь на пороге войны, с министром принимающей тебя за своего страны творится что-то неладное (ладно бы с человеком творилось, так нет, сам пост будто проклят!), а газеты уже давно не сообщают ни о чем, кроме странных происшествий и далеких отголосков паники не-магглов.
Еще б не запаниковать. Синглтон сам бы с радостью бросился вон из Болгарии, родины самого странного волшебника в истории, Гриндевальда, держась за чемодан одной рукой, а другой рукой - за голову. Проблема была в том, что юный Роберт совершил обратное побегу действие, бросился в омут из непонятного языка, странных одежд и темных нравов, напропалую забыв о собственной безопасности.
Да и похорон - таких, чтобы помнили, уважали, клали на гроб цветы и говорили благородные речи - он отродясь не видал.
Его бледная фигура пожалуй не контрастировала с большинством собравшихся на церемонию школьников. Синглтон старался вести себя максимально незаметно: головы не поднимал, ладони держал перед собой скрещенными, спину держал почтительно чуть согнутой. В общем, ничего проблемного, за исключением, пожалуй, всего лишь одного момента: от стояния в такой позе в течение нескольких часов случается сколиоз.
По счастью, церемония перешла в более бодрую стадию быстрее, чем Синглтон начал ощущать болезненные ощущения в спине.
— Что за?..
Инстинктивно сделав шаг назад, Синглтон спиной умудрился напороться на школьника. Тот встречей доволен не был. Синглтон был с ним вполне солидарен. Не то чтобы случайные встречи не были ему чем-то неприятны, просто даже такое пустячное пересечение могло вылиться в ближайшем будущем в социальный контакт, который однажды потребует от него личных жертв. Так что ну их. Роберт поспешил ретироваться под сень ближайшего дерева. Достал из кармана блокнот и по памяти переписал то, что услышал.
— "И тень отбросит боль... большую". — Роберт поднимает голову и (в который раз уже?) оказывается свидетелем очередного неожиданного происшествия.
На небе расползается знак. Синглтон рисовал его в детстве, пока не видит отец, но то была газетная бумага, там и не разглядишь толком, а здесь был четкий и яркий рисунок, контрастом выделявшийся на фоне неба. Пересыхает в горле, ноги готовы подкоситься, но Роберт жадно смотрит на метку Гриндевальда.

+2

8

Гроб с телом Бонева в одно мгновенье превратился в шрапнель из окровавленных мраморных осколков. Основной осадок пришелся на несколько первых рядов, отчего пострадавшие, словно подкосившиеся, рухнули на холодную землю. Я же, находясь ближе всего к эпицентру разрушений, сумел уцелеть только благодаря своей незамедлительной реакции на происшествие — как только красный луч достиг своей цели, меня уже завертело в вихре трансгрессии, перенося за спины присутствующих. Однако избежать урона полностью мне не удалось: изрядно побитый задевшими меня осколками, от прямого проникновения которых в мягкие ткани тела меня защитил старый, но верой и правдой служащий мне костюм мракоборца из плотной драконьей кожи, я чувствовал саднящую боль в груди, а щека, которую задел один из камней, была разорвана, так что в купе с остальными синяками и царапинами мое лицо представляло собой не самое приятное зрелище. Пыль покрывала кладбище, оседая на моих плечах, слипаясь с пятнами крови — моей крови и крови Бонева. Красная вязкая жидкость просачивалась сквозь седую бороду, впитываясь в нее, как в губку, отчего та резко приобрела темно-алый оттенок.

Палочка уже была в моих руках. Я рефлекторно обнажил ее, когда почуял угрозу. Даже нескольким годам относительно мирной жизни в стенах Дурмстранга не притупить бдительность экс-мракоборца. Бегло оглядывая толпу, я коснулся ее кончиком раны на щеке, прижигая поврежденные ткани. Опыт показал, что даже незначительное ранение может повлиять на исход боя, а потому по возможности необходимо уметь оказывать себе первую медицинскую помощь. Во всем шуме и гаме, царившей неразберихе и хаотичным передвижениям школьников со скорбящими, мое внимание привлек мужчина, вознесший палочку в воздух и вырисовывающий ею треугольник Гриндевальда. Других подозрительных личностей мною замечено не было, однако нужно учитывать, что точное количество противников мне неизвестно, а потому каждого из присутствующих стоит расценивать как врага. Даже детей. К горлу подступил ком, и я лишь на секунду замешкался, прежде чем приставить палочку к своей шее и активировать Сонорус.   

Детей — в школу, гости — трансгрессируют. — кратко раздав инструкции, я вновь завертелся на месте. Даже если кому-либо из зачинщиков удастся проникнуть в школу под видом учащегося, сейчас необходимо обезопасить детей и устранить уже имеющуюся угрозу. С последствиями столь поспешного решения я намерен разобраться позже. В данный момент меня больше заботит приспешник Гриндевальда. Я появился рядом с мужчиной — буквально налетел на него, и появление мое было ознаменовано громким хлопком. Трансгрессировал снова, и обстоятельства сложились так, что в этот момент рука последователя, которой он держал волшебную палочку, оказалась в моей цепкой хватке, а потому мужчина, что вполне логично, перенесся вместе со мной — высоко в небо, примерно на сто пятьдесят метров над землей. Кусок дерева, зажатый в пальцах молодого человека, вонзился в отверстие в моей щеке, упершись кончиком в другую, и я сразу же сомкнул на нем зубы. Нечто хрустнуло. Я почувствовал неприятный вкус сердцевины на своем языке и подумал: «Из какой же дряни делают волшебные палочки». Мне понадобилась свободная рука, чтобы вытащить инородный предмет из ротовой полости, а поскольку одна была занята моим оружием, я отпустил человека, которого схватил по чистой случайности и перенес вместе с собой. Выдернул щепки, после вновь трансгрессировал на кладбище.

+2

9

Остальные гости тоже не задерживались с приходом на похороны уважаемого преподавателя. Это хорошо. По крайней мере приятно смотреть на то, что о хорошем человеке никто не забывает. Пингвин с грустью на лице переживал этот момент. Только не подумаете, он не будет валяться в рыданиях и вообще раскисать. Был человек и нет человека, надо жить дальше. А сейчас... сейчас можно позволить себе грусть.
Из гостей он узнал разве что Крейнов. Мортона он уж точно не забудет, учитывая, что тот частенько появлялся в его заведениях. Боже, да даже весь прочий персонал не может его забыть. Рейчел тоже трудно забыть, хотя она не мелькала особо часто на территории Пингвина. И, несмотря на свою деятельность - девушка не причиняла ему никаких хлопот.

А вот дальнейшее было вообще что-то из разряда вон выходящее. На школу напали. Напали в открытую причём! Это просто возмутительно! Неужели Дурмстранг теперь не будет считаться главным оплотом безопасности? Ну, ладно, Асен немного преувеличивал, скорее одни из оплотов, но все равно раньше таких дел с участием школы не было. Студенты могли чувствовать себя в безопасности и не бояться нападений на себя в стенах этой древней школы.
Ну, ничто не длиться вечно.
Правда вот, барона преступного мира Болгарии смутило то, что Крейн создал в воздухе странный знак, очень даже странный и после него начался весь этот переполох.
Заклинания летят, жизнь с каждой секундой находится в большой опасности. По сути дела, надо делать ноги и инстинкт самосохранения Пингвина подсказывал ему это.
Но только любопытство еще сдерживало мужчину. Интересно, какое отношение ты имеешь ко всей этой заварухе, Крейн? Очень даже интересно.
Интересно, это ты организовал нападение, или же кто-то другой, кто дергает за ниточки всех нас?
- Такие вот мысли пронеслись в голове у Костадинова.
А ведь эту метку он видел раньше. Насколько он помнил из информации, которую получил давно - эта метка принадлежит Гриндевальду. А вот это уже интересно. Что вообще за чертовщина творится?

Одно хорошо, что ему особая опасность не угрожает. Охрана готова, да и сам барон бдительности не теряет и защищается очередной порцией Протего. Зонт мужчина не использует. Конечно, его артефакт вполне подойдет для мелких и средних по силе и сложности заклинаний, но в этой заварухе он не рисковал его использовать, предпочитая старую добрую целую палочку.
- Гости уходят, нападающие атакуют, даже директор не сидит в стороне и применяет всё более странные методы борьбы, - тихо пробормотал Асен, увидев, что сделал директор. Надо отдать ему должное - этот мужик сражался отчаянно.

Кто-то из нападающих по глупости в одиночку хотел напасть на известного в определенных кругах барона преступного мира, да только вот незадача.
- Остолбеней! - Произнес Костадинов, быстрым движением направив палочку на противника. Заклинание угодило противнику прямо в грудь, отбросив его на пару метров.
А затем преступный барон повернулся к своему охраннику:
- Забери его и трансгрессируй отсюда. И свяжи его, сделай так, чтобы он не смог двигаться и тем более колдовать. Но он должен быть жив и в состоянии говорить. Не оставляй никаких возможностей сбежать для него и дожидайся моего возвращения. Он нам обязательно понадобиться. И не давай ему откусить себе язык, или как-то еще покончить с собой и обыщи его на какие-либо необычные предметы. Даже если тебе что-то покажется мелочью – не игнорируй это! - Тихим голосом приказал Пингвин. Шкафоподобный кивнул и быстренько подбежал к вырубленному врагу и тут же забрав его, трансгрессировал.
Асен знал, что его подчинённый выполнит приказ. Источник информации у Костадинова есть.
А теперь можно посмотреть, чем всё закончится и потом тоже уйти, чтобы заняться допросом своего нового пленника. Разумеется, несмотря на свой короткий триумф, мужчина не забывал об осторожности и создавал вокруг себя пару щитов на всякий случай.
Больше на Пингвина не нападали, тем более барон ушел с основной линии огня.

+2

10

Запах паники ударил в нос быстрее, чем ропот страха разнесся волной над людской толпой. В край его рукава впиваются тонкие светлые пальцы и рыжая магесса тянет его в сторону. На женском лице застыло странное выражение. Это не был страх или отчаяние. В какой-то момент Шуттеру даже показалось, что Рейчел получала удовольствие. но это наваждение пропало в тот миг, когда над головой пронесся вихрь. Маг помнил, что Мортон Крейн дорожит своим сокровищем, а потому вынужденно пригибает голову, чтобы отойти всего на несколько шагов в сторону. Но на этом "покорность" и заканчивается.
-Вам надо уйти отсюда, мисс Дениелс.
Но огонь под боком не пропадает. Она упрямо мотает головой, ни слова не говоря. Собственные пальцы-крючья обжигает древко палочки, словно бы отзываясь на появившееся холодное волнение. Шуттер снова пригибает голову, уворачивается от пролетевшего над головой очередного заклинания. В панике люди склонны совершать ошибки, так что когда школьники бросаются в россыпную, когда за ними тянутся гости, а руководство находится в некоторой растерянности - вот то время, когда надо брать ситуацию в свои руки и Рейни вскидывает острие палочки, отправляя зелёную вспышку в грудь бегущего на него мужчину. Он отшагивает чуть назад, натыкается спиной на Рейчел и оборачивается коротко, одаривая оторву ледяным взглядом. Кажется она того не замечает, натягивая пальцами на голову чёрный капюшон и отшагивая назад. Маг покачнулся от нового удара, пробегавших мимо мальчишек. Торопится скрыться в толпе, сухо поджимает губы и рычит под нос. Ему надо действовать в соответствии с планом, но так ли это легко, когда люди в панике бросаются в разные стороны, кричат от страха и ужаса.
Один из последователей вскидывает палочку над головой и выбрасывает первый сигнал - сноп искр. Во рту пересыхает, когда запах крови и жадное желание охоты выбрасывают в вены новую порцию жара. Шуттер холодно кивает сам себе и резкими уверенными шагами направляется в сторону сигнала. Еще несколько вспышек над головой оповещают о том, что было захвачено еще несколько жертв. Этого вполне должно хватить для того, чтобы быть весьма убедительными с милейшими просьбами, которые будут обращены к директору. Многого ни Гриндевальд, ни его Последователи не попросят, но вот плата за непослушание и упрямство будет весьма тяжелой. Влажный кончик языка касается пересохших губ. Снег под ногами хрустит, вскидывается в воздух от пяток и Рейни, чуть склонившись, новой вспышкой отражает от себя попытку одного из журналистов прекратить ход жаждущего крови. Резкий свист. Омеловая палочка отправляет в сторону мальчишки заклинание, разрывающее подобно бомбе нежную юношескую плоть на части. Что же. Одним писакой в мире стало меньше, но голод от этого не затихает.
Толчок в спину заставил покачнуться на длинных ногах. Шуттер резко оглядывается, едва ли не роняя маску хладнокровного удовольствия. Дэниелс. Рыжая виверна никак не хотела покидать своего спутника, совсем не понимая, что скорее мешает магу, чем помогает. В его лицо впивается зелень глаз.
-Я помогу.. - из её приоткрытых губ вытекают клубы пара, - прошу..позволь помочь.
Какая приставучая девчонка. Убить бы её. В какой-то момент кажется, словно это лучшая возможность избавиться от надоедливой мухи. Можно будет сказать Крейну, когда тот вернется, что это всё произошло только потому, что мистер Драгонов так умело умеет пользоваться своей палочкой. От накатывающего воробьиного щебета ничего не могло спасти.
Хруст челюсти и щелчок шеей оповестили о смене личности. Зелёные глаза внезапно распахиваются сильнее, заставляя увидеть в них отражение зеленой вспышки. Это их и спасло. Мортон успевает вскинуть палочку и отразить атаку, отправляя в ответ ослепляющее заклинание. Одной рукой он нагло обхватывает за талию невесту, опуская ладонь на ягодицы и сжимая их в своей привычной шутливой манере.
-Прогуляемся? - весело подмигивает Дэниелс, распахнувшей от удивления рот.
Но не успела рыжая ответить на предложение, как часы уже сжали пространство в одну тонкую нить и выплюнули парочку в тёмном коридоре.
-Ты же сказал просто похороны! - возмущенно шипела магесса, уперевшись ладошками в перчатках в мужскую грудь, - Крейн, ты остаток мозгов где потерял то!?
Ему прекрасно знаком этот коридор и высокие колоны, подпирающие тяжелый потолок замка. По его расчетам они должны были оказаться совсем недалеко от классных комнат, а оттуда, всего через три поворота, одну лестницу и два коридора, до детских спален рукой подать. Вот будет номер, если два волшебника после такой суматохи внезапно окажутся в своих старых спальнях. Поправив выбившиеся волосы пятерней, Мортон самодовольно улыбается невесте:
-Не боишься, что нас услышат?
Это замечание заставляет Дэниелс захлопнуть рот и так по детски, обиженно надуть щеки. Хотя по лицу было понятно, что его слова о "просто похороны" было воспринято совершенно извращенно. Но что поделать. Жизнь вообще несправедливая штука. Маг чуть склоняется, выглядывая из-за колоны. Никого не было ни в коридоре, ни на ближайшей лестнице. Значит большинство учеников будут собраны в зале и только самые смелые (и глупые) направятся в спальни, где не было никакой охраны. Самодовольно улыбнувшись, Мортон переводит взгляд на возмущенную фурию.
-И что тебе тут нужно? - наконец произносит фурия, - только не говори, что решил просто прогуляться. В твоё просто я больше не верю.
-что, совсем? - по невинному распахивает глаза маг, смотря на спутницу с такой детской тоской, что хоть кремом по тосту размазывай, - даже чуток?
-Крейн..
Стоит, наверно всё ей рассказать. Только вот проблема в том, что сам Мортон не знал что рассказывать. В курсе происходящего он не был, да и не сказать, что сильно уж хотел знать что именно тут потребовалось Шуттеру. Лично сам Крейн пришел в Дурмтсранг, чтобы проститься с останками любимого учителя, а что там дальше придумала насмешливая судьба ему было совершенно неизвестно. Конечно предположения были, но как знать.
-Может быть я давно мечтал посетить кабинет директора без сопровождения, - весело подмигивает маг, - или насладиться зрелищем.
Он насмешливо склоняется, подавая руку Рейчел, и подводя ту к небольшому окну. Там, внизу, разворачивалось целое действо. Последователи загоняли в капкан отставших учеников. Заклинания взрывались над головами фейверками и сыпались искрами на мелькающие чёрные мантии. Директор парил над головами присутствующих, то появлялся. то исчезал, а сам Мортон готов был, словно ребёнок, радостно прыгать и хлопать в ладоши, оповещая окружающих о своём восторге. Это зрелище действительно было весьма захватывающим. Жаль только, что поп-корна не было.

+2

11

-И все же мне не помешало бы глотнуть коньяка..этот отвратительный запах весь нос забил..
Действительно надо было хорошенько приложить ладонь о своё лицо и добавить к паре шрамов на бледной коже еще и такой огромный отпечаток ладони, чтобы уж наверняка. Это какой раз уже Рейчел, доверяя мужчине, соглашается добровольно на авантюры. Вообще, если подумать здраво, то надо было развернуться и уйти прочь. Всё же никаких там политические интриги женщина не поддерживала и меньше всего хотелось бы оказаться в очередной раз проклятой. Однако бросить тут Крейна без присмотра Рей не могла. Хоть убейте прямо на месте, но уж скорее она себе язык отгрызет, чтобы не сболтнуть под сывороткой правды чего лишнего, чем добровольно отойдет от Мортона без веской на то причины. Вздохнув смиренно, возвела очи свои зелёные к высокому потолку.
Эти стены навевали воспоминания против воли. Когда-то на выпускному Рей думала, что если вернется в школу, то уже не ощутит это странное чувство какой-то сдавленности, ничтожности. Тогда казалось, словно бы эти потолки наверняка не такие высокие, как кажутся, не такие непередаваемо бесконечные. Но оказалось, что это не так. Дурмстранг всё ещё был огромным и необъятным. Он вызывал в душе девчушки восхищение, трепет, но уж никак не..
-м? - оторвалась от своих мыслей.
Какой-то шорох и перешептывание в конце коридора заставило магов переглянуться. Рейчел торопливо скользнула пальцами к кобуре на бедре, доставая оттуда свою палочку. Плевать друг там или враг, но уж без оружия суваться к приключениям было чревато. Куда интереснее было бы посмотреть на работу Рейни, хотя и поблизости не наблюдалось туалетов, где после такого зрелища можно было бы проблеваться. Магесса не сводила взгляд с Мортона, пусть сама и обратилась вся в слух и полное внимание. Её не столько интересовало кто там мог бы быть, сколько важно было знать что делать, в какую сторону идти и как реагировать. Чёрные мантии разом взметнулись над каменным полом. Морт что-то насвистывал весело, летящей походкой, едва ли не пританцевывая, направляясь к кабинету Тёмных искусств. Рейчел шла следом, держа тополиную палочку ровно по прямо, наготове. Её оружие в любой момент со свистом могло рассечь воздух, вызывая любое из имеющихся на кончике языка заклинаний.
Лёгкое движение руки и тяжёлая дверь медленно открывается.
Рыжая ведьма не торопится обгонять любимого мужчину. Она чуть сжимается, растворяясь в серой дымке, растекаясь на мгновение по полу и расправляя огромные широкие крылья. Пара взмахов и Рей, оказавшись рядом с Крейном, впивается тому острыми когтями в плечо, как раз в ту руку, которой он сжимал свою омеловую палочку. Просто ведьма поняла кто прятался в кабинете и совершенно не хотела лишних жертв. Просто она совершенно не понимала их задачу, что именно потребовалось спутнику в школе. Просто ей не хотелось отскребать от потолка и пола кусочки молодых тел. Поэтому тяжелая гарпия чуть склоняет голову и распахивает крылья, лишь чудом не задевая лицо Мортона, и пытается удержаться на таком тесном для неё плече.
И правда. В кабинете Тёмных искусств было семеро старшеклассников и две девушки. Видимо они спрятались тут как раз после начала нападения. Странный выбор, если честно. Дэниелс даже чуть склоняет голову к плечу, медленно складывая крылья и тем самым ероша крашенную гриву Мортона. Она осматривает парты, чёрные угрюмые шкафы, набитые книгами и свитками. Скользит чёрными глазами по доске, где ярко виднелась схема по очередному практическому уроку.
-Попались? - Мортон точно чокнулся. Вместо того, чтобы спокойно проигнорировать школьников и пойти заниматься делом, он явно решил  поиграться.
Мягко прикусив прядь волос спутника, гарпия срывается со своего места и, планируя тихо, пересекает кабинет, чтобы усесться на широкую столешницу.
-боги, Морт! Не издевайся над детьми, - магесса закидывает ногу на ногу, пряча оголенные коленки длинным подолом мантии, - я не горю желанием отмахиваться от попыток меня прибить..
Фыркает негромко девушка и склоняет голову, сдувая с лица рыжий локон.
-смотри какие они милые котятки..
И ведь сама же и начинает издеваться! Ох, уж эта парочка. Заметив как Крейн насмешливо чуть ли не показывает ей язык, Рей фыркает коротко и убирает всё же палочку обратно в кобуру. Это движение заставило учеников напряженно переглянуться. Их пальцы итак сжимали посохи до побелевших костяшек, а тут такое действие.. странно, наверно, когда ждешь от людей подвоха, а они убирают оружие и..
-Киса киса, киса киса, - замурлыкал довольно мужчина, растягивая губы, - и что делают такие милые котики- взгляд прищуренных черных глаз остановился на девушках, - в таком опасном, полном чудовищ месте? -голова мужчины моментально падает на плечо, рассыпав окрашенные пряди по мантии, -нет нет нет, не отвечайте! Я знаю, - аристократ наконец то отлепился от стены, и распахивая черную дорогую мантию, склоняется в насмешливом поклоне, приподнимая циллиндр- ждали нас, своих верных защитников от гнета ужасных маглов, их подлиз и подхалимов.
Вот уж точно на маньяка похож. Рей даже хотела это озвучить, но не сдержалась и вместо это прижала кулак к губам, чтобы не рассмеяться. Уж вряд ли горстка студентов выбью дурь из Крейна. Это немножко сложно - выбить дурачества из человека, который и был этим самым дурачеством.
-Кто вы? - один из самых смелых сильнее сжал в руке посох, делая чуть шаг вперед, - что вы тут делаете?
  Чёрные глаза и зелёные на секунду встретились. По мягким женским губам пробежала ещё одна яркая улыбка и магесса, чтобы не делать лишних движений, чуть вскидывает руки, разводя ими.
-Мы прибыли на похороны нашего бывшего педагога, - миролюбиво.
-Но тут оказалось очень жарко и мы решили уедениться, - кажется Крейн решил взглядом скушать старшеклассниц. Только пусть рискнет своим здоровьем!
-Но потом поднялась вся эта канитель и мы решили, что лучше будет посмотреть за шоу со стороны, - закончила Рей, покачивая ногами, - о!о! Морт! Это же стол профессора! - спрыгнула торопливо и проскользнула лисой к уютному высокому креслу, на которое тут же и упала, - боги, сколько лет я мечтала тут посидеть! ты помнишь как мы...кхм.. точнее Я на спор прокляла это место и у Ричарда потом весь зад был в прыщах размером с пятак? - расхохоталась, - он потом еще три дня мучился, бедный, не хотел никому говорить..
  Чего только эта пара на спор не делала. При том, не смотря на явное преимущество доминирования Крейна в этой теме, Рейчел всё же иногда заставляла совершать мужчину безумства. Хотя они оба на это были горазды. То Морт должен русалку поцеловать, то Рей у профессора из-под носа стащить дорогие ингредиенты, то Крейн едва ли не две недели без баб проводит. Как бедненький только после такого то испытания выжил? Рейчел всё же до сих пор подозревала, что он наверняка ночами водил к себе в спальню девок.
-слушайте, а там над окном у вас в спальне ещё руны сохранились? - задумчиво протянула, повернув голову к группе ничего не понимающих школьников.
-Да кто вы такие?! - не выдержала черноволосая девчонка и впилась своими тонкими пальчиками в руку взъерошенного товарища.
Ведьма цокнула языком. Ох, зря она так держит руку своего "защитника". Неудобно будет  колдовать сразу двоим им, а это существенный минус компании.
-Скажем так. Если бы мы Хотели вас убить, - Рей убирает ноги со столешницы, - мы бы вас уже убили бы. А так.. просто захотелось поговорить с вами, - улыбается миролюбиво.
-Научить маленьких слепых котяток уму разуму, - Мортон щегольски поправляет манжеты и выпрямляется, счастливо улыбаясь.
-вы из тех, кто устроил всё это? - "главарь" кивает в сторону окна за спиной Рей, заставляя магессу покачнуться на кресле, чтобы приблизиться носом к стеклу и задумчиво оценить обстановку. Буря там смолкать не собиралась.
-Знаете, детки. На самом деле мы не такие уж и плохие. Точнее, - она сует руку в карман мантии, вытаскивая оттуда конфетку, - я лично не такая плохая. Просто..мм.. Просто надо понимать, что на войне все средства хороши. Выиграет тот, чей ход окажет большее влияние на происходящее, - зеленые глаза с мольбой скользнули к Крейну, желая всё же, чтобы тот распинался перед детьми.
-Я не мастак растекаться речами и в чем-то убеждать. Просто в какой-то момент вы поймете, что вас используют. Министерство не защищает нас от опасностей, оно заставляет нас прогинаться, мы, как крысы, противные, мерзкие крысы прячемся по норам, чтобы ни дай бог никакой пресловутый магл не заметил, что в мире что-то не так.. - Рей фыркает презрительно и морщится, - Чистокровнх магов без улик, без разбирательств запихивают в Азкабан к настоящим преступникам, убийцам, чтобы просто заставить заткнуться.. а почему?
Потому что мы пытаемся хоть как-то магию отвоевать.. а  иначе,
- взмах омеловой палочкой со свисток рассекает доску. Разве что щепки в разные стороны не полетели, - вся наша магия..сведется к одному - быт. Сварить супчик, починить сломанную столешницу, да полы помыть..
Кольца на пальцы накалились, заставляя Рей вздрогнуть и напряженно опустить взгляд на металл, что из-за бурлящей магии аж покраснел. Пришлось только тихо выдохнуть. Пальцы потерли переносицу, заставляя успокоиться и взять себя в руки. Огненные волосы стекали по плечам, чуть завивались на концах и Рей только и может, что мысленно попросить Крейна перехватить этот разговор. Хитрый лис был куда более умелым в подобных речах, а вот ведьма всегда начинала злиться и готова была из окна виновных выкидывать.. благо, что в руках себя умела держать..

Отредактировано Rachel Crane (10.06.17 00:28:52)

+1

12

Возблагодари всеобщее благо того, кто придумал деревья, подумал Роберт, трансгрессируя к чертям собачьим. Ну, как к собачьим, он и хотел бы конкретно к ним попасть, там безопасно, нет пыли, шума и знаков Гриндевальда в небе, да вот беда - всеобщая паника сказывается на всех, даже на том, кто в свои двадцать пять носит гордое звание аврора, рыжую шевелюру, теперь перекрашенную в светлый блонд, и то, что называется чувством вины — и все это совершенно заслуженно, абсолютно бесплатно и никак не способствует делу!
Его отнесло на галерку, куда обычно заносит учеников с последних парт, но он не был против, скорее даже очень "за" — гроб с телом бывшего уважаемого представителя некогда самой темной школы магии в мире (что поделаешь, повелось так, с предрассудками вообще очень трудно бороться, а когда дело доходит до магической вотчины самого Гриндевальда - кстати, метка отличная, красивая, впечатлительным особам - самое оно, так вот, когда дело доходит до Дурмстранга, бороться с предрассудками в ее адрес становится и вовсе безнадежным делом) разлетелся вдребезги, произвел на участников похоронного действа незабываемое впечатление и даже успел ранить по меньшей мере одного взрослого. Дети, стоявшие в первых рядах, уже давали ответ апостолу Петру у врат Рая (Роберт не борется с предрассудками в массах, но в себе - борется, еще раз борется; даже иногда побеждает!), вторые ряды бросились врассыпную, а средние ряды предпочли скрыться в школе (ну а так если подумать, был ли у них выбор? Нет же!).
Смерть, конечно, к лицу благородным мужам, но до этого, еще одного, гордого звания ему еще топать и топать. Через сотню тысяч-другую бумажек, миссий и бесконечных оправданий Роберт доберется. Честно-честно, вы его еще увидите с гордо поднятой головой.
Сейчас же он пытается понять, что делать конкретно ему. Как назло, заготовленного ответа на случай внезапной атаки у него не было. Он знал, что сказать охране, студентам Дурмстранга, даже косые взгляды его не преследовали - по той простой причине, что люди не видели его, для них Синглтон был чужим, так, предмет интерьера скорее, чем полноценный участник беседы или свидетель достойных проводов. Не существует магической методички и на тот случай, если тебя пытаются убить.
Кто-то отдает приказы и Роберт сливается с толпой до смерти напуганных студентов, решив прикинуться одним из них. Он замирает, пораженный этой идеей, сама мысль о проникновении в чужую школу (черт с ней, со страной, это-то как раз дипломатическим интересом объяснить можно. Страниц за двадцать. Если очень повезет) казалась порядочному американцу чем-то из ряда вон. Нет, ну серьезно, они права человека потом придумают, переживут две мировые магические войны, а может и того больше, - и тут вдруг намеренное нарушение границ, грубое нарушение магического законодательства!
"Шпионаж? Ну а если и так, то сейчас чрезвычайная ситуация. А чрезвычайные ситуации, как известно, требуют решительных мер!"
У главного входа сомнения преодолевают точку бифуркации и Роберт решает подкорректировать свой план. В школе ему делать решительно нечего, только время терять. Едва ли магическому правительству Британии (а куда еще докладывать, не в Конгресс же!) будет интересен цвет лица дурмстрангских школьников во время модерновой вариации пряток, а если темные маги в школу все-таки проникли, то затевать разбирательство ему и вовсе ни к чему — это внутренняя проблема страны, если в ней окажется замешан американский делегат, то его загрызут. Долго и с особым упоением в его тощие рыхлые кости будет впиваться министр магии. На его костях будет танцевать вся американская делегация — им с самого начала было ясно, что он гнилой, недостойный и вообще, напросился на благородную миссию, оперируя исключительно такими понятиями, как личная выгода и личный же интерес, так что доверять такому не стоило с самого начала.
Роберт бы с удовольствием сбросил сам себя в яму, но пока были дела и поважнее, чем самокопание.
Роберт трансгрессировал в очередной раз и почувствовал, что его мутит. Ничего, его поймут. А если не поймут, он сам себя оправдает. Место, где он оказался, было совсем рядом с взорвавшимся гробом (или его кто-то намеренно взорвал?). Синглтон наклоняется и поднимает с земли крупный осколок, заворачивает его в наспех оторванный из блокнота листок и сует в карман. Авось в министерстве потом проверят, что с гробом-то случилось?
Роберт успевает стать свидетелем сцены с похищением, и он невольно скрипит зубами и сжимает кулаки. Нет, все понять можно, внутренние проблемы страны и все такое, но зачем же так обращаться с человеком? Его можно было бы и тут скрутить. Или заклятием умертвить. Но странному человеку (эй, а ведь это он речь толкал, будто пророк!) видимо кажется, что он хозяин положения. Это, может, и так, но Роберт все равно не успевает себя сдержать, кричит в его сторону:
— Эй, мистер! Мистер! Вы куда важного свидетеля дели? Вы аврор? Или его сообщник?
Кажется, отбиваться больше не придется.

0


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [03.11] Дары Смерти на стенах Дурмстранга.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC