п
р
о
г
о
л
о
с
у
й
к
о
н
к
у
р
с
[СЮЖЕТНАЯ ОЧЕРЕДНОСТЬ]
[03.11] MADS DRAGANOV [16.06]
[28.10] ASHLEY C. FILATAYN [15.06]
[13.10] BEATRICE SMALL [07.06]
[13.10] ROBERT SINGLETON [11.06]
[ОТКРЫТЫ НАБОРЫ В СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ!]



Matvey Reinhard Bellatrix
Не бойся смерти, мой дорогой друг. Она может быть неслышной, может ослеплять зеленым светом Авады, может таиться в крохотном сосуде, а может настигнуть тебя немощным стариком в твоей постели. Одному Богу известно, когда и как ты станешь ее жертвой. Ей не важно кто ты - Пожиратель Смерти, или член Ордена Феникса, даже последователи Даров Смерти не смогут избежать своей участи. Альбус Дамблдор начинает новую шахматную партию со своим излюбленным партнером, только в этот раз на шахматной доске не фигуры, а человеческие жизни и судьбы.
Вверх страницы
Вниз страницы

Don't Fear the Reaper

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [28.10.] Огненный рассвет


[28.10.] Огненный рассвет

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

.. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..        .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..» ОГНЕННЫЙ РАССВЕТ «http://funkyimg.com/i/2cnGr.jpg

Место расположения:  улицы Магического Лондона, небо над Лондоном;
Время действий: 28 октября, с 3 утра. События разворачиваются параллельно поступлению в Мунго пациентов с улиц города;
Тип игры: смешанный мастеринг, присутствует как ГМ, так и задачи. Квест разделен на эпизоды, которые описывают разные ситуации.
Участники + ОЧЕРЕДНОСТЬ: NARCISSA MALFOY, ASTIZ MAVOR, ANNIS PREWETT, RUFUS SCRIMGEOUR, RICHARD WAGNER, ASHLEY C. FILATAYN
Игровая активность: 3 дня.
Итоги квеста: Сжечь Лютный и Косой переулки, заполнить койки Мунго пациентами.

■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■
О заповеднике драконов в Шотландии ходит множество слухов. Поговаривают, что главный драконолог некогда поддерживал Темного Лорда и готовил драконов, как будущих солдатов Лордовской армии. Они невероятно умны и сильны, они знают куда бить.
Министерство давно присматривалось к руководству заповедника, каждую неделю намереваясь провести зачистку и проверку кадров, но и каждую неделю это откладывалось. Находились куда более важные дела, чем старый санаторий нескольких огнедышащих тварей.
26 октября приказ погибшей Бегнолд вступил в силу. 27 октября он был выполнен. Часть руководства была отправлена в Азкабан, нескольким удалось сбежать.
- Мы отомстим, - пожилой волшебник окидывает взглядом свои бывшие владения, до него доносятся приглушенный рокот голодных драконов, старающихся разнести ангары собственным пламенем и силой. Весь его мир разрушили руководствуясь лишь сплетнями, ни он, ни его люди, никогда не поддерживали Лорда, сплетни лгут в этом. А вот то, что драконы были действительно боевой мощью и могли бы помочь министерству, было истинной правдой. Это стало последней, посмертной ошибкой Миллисент Бегнолд.
Несколько крупных драконов взмыли в предрассветном полумраке, рассекая кожистыми крыльями воздух, они направились в сторону еще спящего Лондона. Людское желание мести не знает границ, и чтобы поставить взорвавшееся Министерство на место, будет достаточно сотни смертей и сожженных магических кварталов.
Яркий свет осветил крыши спящих домов. Косой переулок, а за ним и Лютный - горели.
Работники Министерства поднимаются по требованию чрезвычайной ситуации, к тому же срочно вызывая всех из отпусков. Аврорам приказано остановить животных не убивая их. Какие последствия этого утра будут, покажет лишь удача.

.. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..        .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..СЮЖЕТНЫЕ ЗАДАНИЯ
1. Резкий шум пробирающий все вокруг, кажется рушиться соседский дом. Очень плохой сон, который является явью. Выбежать из дома, получить повреждения от упавшей кровли, осознавать, что сегодня точно будет нерабочий день [место вакантно].
2. Оказывать первую помощь упавшему с метлы из ММ [ANNIS PREWETT].
3. Пытаться улететь от дракона, пробив окно дома. Поздороваться с несчастными и попытаться их эвакуировать из здания, что облюбовал Гибридский дракон [RUFUS SCRIMGEOUR].
4. Встретить давно забытого друга со школьных времен, не дать ворам обокрасть беднягу, что по всей видимости контужен, попытаться во всем безумии отправиться в Мунго. [ASHLEY C. FILATAYN].
5. Оказаться в горящей ловушке собственного дома без волшебной палочки [RICHARD WAGNER].
6. Спасти того, кто в ловушке [NARCISSA MALFOY], [ASTIZ MAVOR].

+1

2

Нарцисса проснулась от грохота. В Малфой-мэноре царила ночь – плотно задёрнутые шторы не пропустили бы даже солнечного света, чего уж говорить о лунном. Сев на кровати, Нарцисса прислушалась. Будто нашкодивший ребёнок, после единственного шума дом притих, затаился. Сквозь толстые стены нельзя было различить и звука, но Нарцисса была уверена – она слышала что-то, что-то её разбудило.
Она медленно, с необъяснимой опаской спустила ноги на пол. Мягкий на ощупь ковёр во мраке казался чёрным, на деле же был зелёным – как и вся спальня Нарциссы. Прячась от неведомого и одновременно желая его найти, Нарцисса в темноте прошла к двери и, приоткрыв её, невольно прыснула. Ситуация – темнота, загадки, нарушение вбитых в подкорку истин о том, как должна вести себя дочь семейства Блэк – напоминала выходки Нарциссы в школе. Мерлин, как это было давно! И как весело.
В коридоре никого не было, только картины равнодушно глядели перед собой. Если на первом, доступном каждому этаже стены украшали преимущественно портреты Малфоев, сцены их жизни, боевых побед, то здесь всё было иначе. Галерея менялась с каждым новым лордом Малфоем – и с леди тоже. Перед своей комнатой Нарцисса повелела повесить портрет Мерлина, так что теперь мудрый белобородый старик внимательно смотрел на неё всякий раз, стоило выйти из комнаты. Он будто спрашивал: «Не хотите ли вы что-нибудь рассказать мне, мисс Блэк?» Но это был не его вопрос. Так к своим подопечным нередко обращался Дамблдор.
С первого этажа раздался приглушённый шум. Не долго думая, Нарцисса схватилась за палочку и всё-таки зажгла «Люмос». Неестественно-жёлтый свет выхватил из темноты украшенные вензелями стены, блестящую картинную раму, саму Нарциссу. Заклинание было слабым, так что нельзя было увидеть, что происходит далеко впереди – в конце коридора, возле угла, у центральной лестницы. Неведение будоражило, волновало, пробуждало по-детски непосредственное любопытство. Нарцисса зашагала быстрее – она уже видела, что в холле зажгли свечи, и старалась не думать о том, что это может быть не Люциус и не его глуповатый домовик, а кто похуже.
– Добби! – да, это был он.
Нарцисса с некоторым разочарованием глядела на несуразное существо в лохмотьях, суетящееся у камина. По полу была рассыпана зола, на каминной полке стоял впопыхах не завязанный мешок волшебного пороха.
– Что здесь произошло? – голос Нарциссы непроизвольно приобрёл властные, малфоевские нотки.
Добби вздрагивал от каждого звука. Он неловко поклонился, засеменил было к хозяйке, замер при виде неприязненной гримасы. На домовика было неприятно смотреть, но каким-то чудом он умудрялся вызывать жалость. Нарцисса поймала себя на мысли, что была бы не прочь дать ему что-то потеплее старой простыни – или, хотя бы, посимпатичнее.
– Добби, я жду, – требовательно, но куда тише повторила она.
Домовик что-то промямлил и бросил взгляд в сторону камина, будто оттуда могла пожаловать помощь. Нарцисса закатила глаза и медленно направилась вниз по лестнице, устрашающе надвигаясь на слишком уж растерявшегося домовика.
По большей части, помощь его не требовалась. Нарцисса уже поняла, что Люциус воспользовался каминной сетью. Это могло означать только вызов в министерство – для неофициальных дел супруг её чаще выбирал аппарационные чары, отследить которые было куда сложнее. Однако министр редко тревожил столь высокопоставленных служащих поздней ночью. Произошло что-то из ряду вон, и она должна была узнать – что.
– Посыльный из министерства! – вдруг выпалил Добби. – Несколько минут назад пожаловал посыльный из министерства. После его визита хозяин быстро собрался и ушёл через камин.
Нарцисса удовлетворённо кивнула:
– И о чём же говорил этот посыльный из министерства?
– Добби не знает, Добби не подслушивал, хозяин наказал бы Добби...
– Но ведь хозяина тут нет, правда? – раздражённо поинтересовалась Нарцисса.
Она не сомневалась в том, что Добби всё слышал. Он проводил посыльного к покоям Люциуса и наверняка остался там же, ожидая, что его прогонят прочь. Но встревоженный Люциус запросто мог позабыть об этом – такое случалось не раз, так что Добби обязан был всё слышать.
– И если ты не расскажешь, тебя накажу уже я.
Добби сдался. Старательно глядя только себе под ноги он как можно тише ответил: «В Косом переулке пожар – драконы вырвались на свободу». Успевшая согнуться над ним Нарцисса резко выпрямилась. Такого на её памяти ещё не было – Пожиратели никогда не использовали драконов в качестве оружия, и уж тем более не направили бы их на Косой переулок. Там жили и чистокровные. Чтобы они не пострадали, удобнее было группами нападать на отдельные дома полукровок и магглорождённых. Совершённые ночью и обнаруженные только к утру такие происшествия селили ещё больший ужас и благоговение перед Лордом. А он ценил благоговение, и ни за что бы не атаковал выказывающих его чистокровных.
– Люциус в министерстве?
– Да, мэм, – на этот раз Добби заговорил спокойнее. – А мистер Драко спит в своих покоях.
«Отлично», – подумала Нарцисса. В голове её уже зрел план, который могли придумать скорее Андромеда или Беллатрикс. Но в венах Нарциссы тоже текла бурная, вспыльчивая кровь Блэков. Так что, одним заклинанием сменив ночные одежды на простую чёрную мантию, она схватила горсть пороха и ступила в камин.
– Косой переулок!
Долю секунды она видела полное ужаса лицо Добби, а затем перед глазами полыхнуло зелёным пламенем и сразу же – настоящим, алым. Она оказалась в магазинчике «Флориш и Боттс» – книги, ещё целые, стояли на полках, но дальняя стена уже полыхала. Сквозь распахнутую настежь дверь Нарцисса слышала крики, проклятья, заклинания и кое-что похуже. Драконий рык, от которого сердце будто подскочило к горлу. На секунду она позорно подумала: «Может, назад?». Да только волшебного пороха больше не было, и Нарциссе Малфой, дочери Благороднейшего и Древнейшего дома Блэков, самой здравомыслящей среди многочисленных сестёр, кузенов и кузин, пришлось выйти наружу, в пылающий переулок.

+4

3

Астиз, работая на министерство уже некоторое время, знала, что обстановка в стране стоит крайне неспокойная. Всё происходящее: нестабильный кабинет власти, участившиеся нападения Пожирателей Смерти, а также на этой волне, прогрессирующие бесчинства преступников не давали и дню на смене в аврорате пройти спокойно. Начальство не знало толком, с какого конца подступиться, потому как враг мог оказаться под любой личиной. У отдела разведки было как никогда много дел. Агенты не сидели спокойно, внеплановой работы появлялось всё больше и больше, а продуху всё меньше. Будучи человеком, который всегда верен работе, девушка никогда и не думала жаловаться или же унывать по поводу происходящего, ей и минуты не выдавалось спокойной, дабы остановиться и даже попробовать испугаться, что возможно стране, которую она всегда знала и любила, может прийти конец. Она просто выполняла свою работу, идя к цели неумолимо и прямо, лишь ночью, на пару часов, возвращаясь домой, чтобы перекусить на ходу, ныряя в постель, забыться поверхностным и коротким сном. А поутру смотря на себя в зеркало, Мавор, уже привычным движением палочки, скрывала темнеющие, с каждым днём всё больше, синяки под глазами. Недосып и усталость сказывались на молодом теле постепенно, но верно.

Однако, рано или поздно, общая накалённая обстановка, должна была прийти к своему яркому, колоссальному и страшному одновременно, апогею. Только об этом даже думать не хотелось.

***

Сказать честно, этим утром девушка не думала ни о чём, кроме, как о желании выпить скорее горячий кофе и превратить жёсткий, неудобный стол, в мягкую подушку. Не надеясь на спокойную смену, Мавор пересекла порог своего отдела, но, подойдя к столу, с удивлением заметила, что на нём не было никаких новых дел, направленных ей в работу от начальства. Быстрая утренняя летучка также оставила волшебницу без особых поручений. Метаморфомаг хотела было спросить у шефа: «сэр, в чём дело, сегодня у Вас ничего для меня нет?», но получила лишь строгий взгляд и пару слов о том, что он ещё дорожит такими кадрами, как она, «поэтому, пожалуй, агент, занимайтесь в ближайшие дни бумажной работой, остальное подождёт». Оставив Мавор в недоумении, глава ушёл по своим делам, а юный агент разведки, обнявшись с кипой не разобранных отчётов, принялась клевать носом над столом, который был полон пергаментов.

Астиз практически успела позабыть, какого это – провести весь день не в ходе очередного задания, а, подобно новичкам, ещё не допущенным к «полевой» работе, за бюрократическими поручениями начальства. Потому, невольно расслабившись, пусть и чувствуя себя, словно не в свой тарелке, девушка ушла с головой в работу.

Над отделом разведки целый день витал сонный флёр, вопреки всему, что происходило ранее, погружая работников, будто в некий коматоз. Не привыкшие за последнее время к спокойным дням, некоторые из коллег, оставшиеся без активных дел, тоже расслабились.

Всё говорило о том, что этот вечер не будет предвещать ничего дурного. Но ведь затишье всегда бывает лишь перед бурей.

Рабочая смена подходила к концу: Астиз, довольно потягиваясь, краем глаза наблюдала за часами, желая поскорее уйти со службы. Всегда полная задора и добровольного намерения служить, сегодня девушка была расслаблена из-за скуки и, словно застрявшего во времени, долгого дня.

Водя остро заточенным пером по пергаменту – дописывая последний документ для начальства, Астиз пребывала задумчивом настроении, представляя, как аппарирует в Косой переулок, заглянет к Флориану Фортескью, побаловав себя любимым мороженным, а затем не упустит возможность посетить магазин для квиддича: не так давно анонсировали выход новой метлы. Девушка с радостью бы пошла домой, выпив горячего чая, поев, наконец, нормально, но она не могла не побаловать себя хоть немного, потому как с её работой никогда не знаешь, что может случиться в следующий момент. Пусть над страной и кружила нагнетающая атмосфера, а граждане находились в ожидании некого шторма, порой так и хочется попробовать забыть обо всём, да просто отдохнуть. Именно этим Астиз и собиралась заняться. И она была, чёрт возьми, наконец-таки довольна.

Едва часы отбили окончание смены, Мавор вскочила со своего места, поспешив покинуть Министерство Магии. Она действительно горячо любила свою работу, но сегодня, впервые за долгое время, была крайне рада покинуть стены правительственного здания.

Отправившись в Косой переулок, девушка, следуя плану, отведала любимого мороженого, перекинувшись парой фраз с новым официантом, работающим у Флорина, отметив, что тот очень мил и приветлив, а также более чем хорош собой. Астиз усмехнулась самой себе – собственному ребячеству и, поправив верхнюю мантию, вышла на улицу. Следовало успеть до закрытия магазина для квиддича.

Но её планам не суждено было сбыться. Девушка успела лишь чертыхнуться и спрятаться за угол здания, заметив буквально над соседним домом огромное тело дракона, широко расправившего крылья и готового выпалить первые очаги пламени из своей пасти. Астиз плотнее укрылась плащом, прикрывая половину лица от дыма, появившегося секундами после, когда волшебница едва успела спасти себе жизнь. Дикий огонь бушевал на улице, а крики горящих людей, звук древесины, снедаемый пламенем, оглушали хуже маггловского выстрела из револьвера. Какофония звуков, запахов и происходящих событий парализовали Мавор на несколько драгоценных мгновений, но девушка, все же, вовремя успела собраться, вспомнив все уроки по действиям во внештатной ситуации и, достав палочку одним ловким движением из крепления на руке, прикрылась магическим щитом.

Вокруг оставалось слишком много людей, которым она была обязана помочь.

+3

4

Спокойные дни в больнице случаются редко. Куда чаще приходится задерживаться до позднего вечера, подменять коллег на ночном дежурстве или работать из дома, заполняя многочисленные отчёты. Поэтому Аннис искренне радовалась каждому выходному в графике и не планировала на эти дни практически ни одного дела – они были созданы для чистого, самозабвенного отдыха.
Придя домой вечером двадцать седьмого октября Аннис уже предвкушала грядущее ничего. Никаких больных, нервничающих посетителей, стажёров с испуганными глазами. Никаких сывороток, лечебных заклинаний и тем более рабочих бумаг. Она честно собиралась проспать если не до обеда, то хотя бы до десяти утра, лениво позавтракать и провести всю первую часть дня за чтением газет и книг. Учитывая, что в обычные дни ей было не до чтения, их накопилось немало. Стопка «Ежедневного пророка» была лишь вершиной айсберга, покоившейся на основании из многочисленных исследований других колдомедиков и просто художественной литературы.
Однако выходной был впереди – пока ей не оставалось ничего, кроме как провалиться в глубокий, блаженный сон. Чем дольше Аннис работала в больнице, тем легче засыпала и крепче спала – сил на большее просто не оставалось. Веки опускались, тишина окутывала квартиру и наступал безмолвный мрак. Вплоть до пробуждающего окрика по каминной сети.
– Целитель Пруэтт!
Аннис резко выпрямилась на кровати, отчего сразу же заныло в висках. Внеурочный вызов часто предрекал головную боль, но обычно она наступала после минуты разговора, а не до него. Аннис безошибочно поняла, что это было предзнаменование – и паршивое.
– Слушаю, сэр, – откликнулась она, стараясь, чтобы голос звучал как можно менее сонно.
Главе отдела было, чем поделиться с Аннис. Драконы на свободе, полыхающий Лютный, подбирающееся к Косому переулку пламя – за несколько мгновений она услышала больше невероятного, чем за всю свою волшебную жизнь. Желание услышать ещё более неправдоподобное «Шучу, Аннис» становилось сильнее с каждым словом. Желание никогда не выходить на улицу и не распахивать шторы и вовсе было почти непреодолимым.
– Рук не хватает, сама понимаешь, – голос начальника звучал так, будто он извинялся перед ней за случившееся. – Почти все ребята из нашего отделения работают на подхвате, помогают, чем могут. Я подумал, что ты тоже захотела бы помочь.
Да, Аннис не смогла бы простить себя, если бы осталась в стороне. Магглорождённые часто говорили, что незнание не освобождает от ответственности, но только в вирусном отделении Аннис поняла значение этих слов. Она чувствовала себя виновной в бездействии, даже когда понятия не имела, что помощь нужна. Глупость, конечно, но с этим Аннис ничего не могла поделать – только смириться.
– Всё верно, – кивнула она, подходя к окну и осторожно отодвигая штору.
Зарево, которое так легко было принять за рассвет, оказалось охватившим горизонт пламенем. Лютному переулку суждено было сгореть дотла, Косой ждала похожая судьба. Но как колдомедик Аннис должна была задаваться другим вопросом. Плевать, чьи дома будут уничтожены этой ночью, сколько семей лишится крова. Единственное, что важно, – как много людей выберутся из пекла живыми. Аннис могла сделать ответ на этот вопрос чуть более оптимистичным – теперь она обязана была это сделать.
– Я здесь нужнее.
– Спятила?
Реакция собеседника была предсказуемой и логичной. Храбрая, но хрупкая целительница мало что могла сделать для предавшейся панике толпы. То, что она пострадает, было очевидным. Повезёт, если отделается одними ожогами. Не повезёт, если станет пациенткой своей же больницы. Аннис были известны эти прописные истины, но отправиться сейчас в безопасное место означало предать собственные же идеалы. Она стала колдомедиком, чтобы спасать жизни – любой ценой. Кем она станет, если бросит жителей Лютного, многие из которых наверняка нуждаются в первой помощи?
– Нет, – когда Аннис заговорила, голос её звучал безапелляционно. – Я не сошла с ума. Передайте ребятам в поле, что у них подкрепление.
Она отвернулась от камина, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Ход был опасный, и ей наверняка ещё достанется за это – но позже. Прямо сейчас Аннис поспешила поудобней одеться, набросила на плечи целительскую мантию – чтобы её сразу же можно было узнать в толпе – и поспешила наружу. Только напоследок связалась с друзьями и попросила перенести шкаф и рабочий стол в безопасное место. Неспроста же над её домом только что промелькнул тяжёлый драконий хвост.

+4

5

Ричард любил командировки. Не смотря на бесконечную вереницу дел, ему удавалось в такие дни вырвать часы для спокойствия и столь любимого, редкого одиночества. В чужом городе ни знакомых толком, ни жены. Скажем прямо, последнее радовало особенно сильно.
Мужчина выходит из кабинета начальника отдела, уже предвкушая, как закончив знакомство с коллегами британского аврората, совместного разбора общего дела со своим новым напарником, вернётся в отель и насладится чуть горьковато-терпким вкусом местного огневиски. То немногое, чем Вагнеру нравились англичане, так это умением их эльфов производить отменный виски, а уж в этом он, как никто другой, знал толк. С таким-то алкогольным стажем.

Вагнер возвращается домой буквально на полчаса: упаковывает пару сменных рабочих мантий, немного вещей первой необходимости, проверяет крепление на предплечье для волшебной палочки, и отправляется вновь в аврорат, чтобы через портал переместиться в кабинет британского начальства мракоборцев.

Дело, которым занимается сейчас Аврорат Туманного Альбиона – череда подозрительных отравлений, в которых почерк каждого убийства до невозможности схож. Ещё пару лет назад, подобное происходило так же в Софии и нескольких других, уже менее крупных, городах магической Болгарии. Тогда удалось составить лишь приблизительный портрет преступника, по крупицам собирая его возможное место нахождение или мотивы, потому как смерти связывало практически ничего, кроме бедности жертв. Почти что каждый человек, на кого положил свои руки отравитель, не имел ни знатного рода, ни чистокровного происхождения. Существовали предположения, что это просто совпадение, потому как каждый раз в химическом составе яда обнаруживались новые компоненты; либо же это зельевар-эксперементатор; наёмный киллер; либо выживший из сознания ненавистник магглокровок – однако, кем бы он ни был, до самого момента резкого прекращения смертей, аврорату так и не удалось добраться до него и приговорить к пожизненному сроку в Нумергарде. Ведь каковы бы ни были его мотивы, он серийный убийца.
Теперь же, по прошествии нескольких лет, вспышка озарила и Лондон, распространяясь не так широко, как в Болгарии, но охватывая постепенно всё большее количество жертв. Складывалось ощущение, что убийца только пробует свои силы на новом месте, осваивает неизведанные места и стремится к чему-то определённому. Будто у всего подобного имелась некая цель. Не смотря на оду основу и почерк, декорации зверств изменились. Теперь убитые были не просто отравлены, но ещё и изувечены посмертно. Дело обретало скорые обороты и мракоборцы Великобритании решили обратиться за советами и наработками к коллегам из Болгарии, прошедшим через эту серию преступлений.
С самого начала именно Ричард вёл расследование и поэтому не было ничего удивительного, что именно его послали в командировку на пару-тройку недель, дабы он, имея неоценимый опыт в этом деле, смог поспособствовать продвижению делу к его закрытию. Никто не знал, в какие масштабы могла разрастись такая вакханалия.

Для мужчины, не смотря на радость возможности убраться из своей страны на некоторое время, то стало ещё возможностью наконец-таки завершить, закрыть собственный гештальт. Он ненавидел всей душой не раскрытые дела и поэтому, оказавшись на английской земле, терпеливо выносив знакомство со всем отделом – ей-мерлин, он не собирался помнить и половины из имён, засел с напарником за разбор бумаг, приятно удивляясь, как много англичане смогли наработать в одиночку. Радовало так же то, что в напарники ему попался, хоть и молодой, но чертовски смышлёный парень. Будучи закрытым человеком, на которого, от части, сильно повлияла работа, он удивлялся, как остались ещё в Авроратах кто-то в роде Мэтью – с горящими глазами и необычайным рвением; сие было более, чем похвально.

Но всякая работа подходит к концу, поэтому, завершив на сегодняшний день дела и сетуя, что нельзя взять документы к себе в номер – устав даже чужой страны подобное не позволял, Вагнер направляется к себе в гостиницу.

Он давно не был в Британии, поэтому решил пройтись пешком, с интересом наблюдая, как практически не изменился Косой Переулок, лишь пополнился большим количеством всевозможных лавок. Однако, здесь стало меньше людей. Ричард помнил улицы полными магов, даже если то был поздний час – сейчас же участившиеся нападения Пожирателей Смерти не проходят бесследно.
Его гостиница располагалась в самом центре Переулка, поэтому добрался он до неё довольно быстро, сразу заказав у ведьмы в летах на ресепшен бутылку огневиски в номер. Поднявшись к себе, Вагнер принял душ и сел в глубокое кресло возле камина, расслабившись. Бутылка виски быстро опустела, принеся с собой долгожданный спокойный сон.

Разбудили аврора крики и сильный запах гари, забивающийся глубоко в нос, горло и не дающий нормально дышать. Тело, не отошедшее после сна и выпитого алкоголя, плохо поддавалось координации – даже о попытке невербального акцио, не могло быть и речи.
Ричард, стараясь прикрыть нос и рот от плотной завесы дыма, попытался добраться до графина с водой, опрокинув его себе на рукав, создавая хоть какую-то фильтрацию для пригодного воздуха. Проклиная себя за неосмотрительность, коя ему была никогда не свойственная, он попытался найти свою палочку, чтобы, будучи совсем не рядовым всё-таки аврором, спасти не только свою жизнь, но и тех, кто сейчас мог быть заперт в соседних номерах.

Но всё же ситуация берёт своё и он, поддаваясь удушливому дыму и слабости, теряет сознание, ловя себя на мысли, что это, похоже, конец. Не просто глупый, а крайне бессмысленный. Он даже не знает, что случилось, из-за чего здание объяло пламенем, что за грохот и крики доносятся с улицы, он знает лишь одно – слишком крупно оплошал.

+4

6

Когда младший помощник сообщил Руфусу о драконах, атаковавших сердце магического Лондона, он уж было серьезно задумался о душевном состоянии своего новоиспеченного подопечного. Интеллектуальные и боевые способности юноши, безусловно, подкупали, но эта впечатлительность!..
Чья-то глупая шутка? Очередное посвящение для новичка? Неужели ему снова придется напоминать своему отделу о дисциплине? Великий Мерлин, и куда катиться этот чертов мир?..
Пальцы вчетверо сложили вчерашний выпуск Ежедневного Пророка. Каждое движение было четким и выверенным, но, если быть честным, Руфус едва сдержал порыв скрутить газету в трубку и засунуть ее шутнику в одно место. Возможно, если бы ему дали возможность дочитать газету до конца, а не прервали на середине довольно любопытной статьи о непомерно возросших комиссиях на займы в банке Гринготтс, он бы так и поступил, однако...
Будь все это шуткой, его рабочая ночь закончилась уже около семи утра. Будь эта ночь спокойной, он вернулся бы в свою уютную квартиру спустя каких-то несколько часов, а кувшин безалкогольного подогретого сливочного пива, да простят производители этого напитка его специфические вкусовые предпочтения, не остался бы остывать на его рабочем столе. Не так много "если" для одного весьма скромного осеннего дня.
Как бы то ни было, довольно скоро Руфус вместе с группой авроров оказались в эпицентре драконьей эпопеи. Жар, исходивший от домов, проникал сквозь одежду и горячил кожу. Нос и рот аврора закрыла магическая повязка, защищавшая легкие от гари, а сам мужчина в скором порядке пытался оценить масштабы происшествия.
Центр магического Лондона горел, и горел он ярко. Ни башни с заточенной в ней принцессой, ни гор драгоценных камней и золота, лишь обычные люди, которые могли сегодня сгореть заживо. Оставалось надеяться, что Фортуна будет к ним благосклонна и ничего сложнее "Агуаменти" им сегодня не понадобиться, в чем он, честно говоря, сомневался. Над пробитой крышей одного из зданий мелькнул черный шипастый хвост, и тут же исчез внутри, сметая на мостовую алую черепицу.
- Это что, гебридский дракон? Скажите мне, что я сплю. - Руфус подавил глухой стон. - Препротивнейшая тварь и весьма, весьма меткая.
Мерлин дери это Министерство, Министра и всех его помощников вместе взятых. Почему он и его люди, а не отдел регулирования магических популяций этим занимается? Где они с их контролем, огненная хвосторога их раздери!? Нет, он ничего не имел против этого отдела, тем более учитывая, что в нем работал его брат, однако драконы, да еще и в центре Лондона, - это явно было в пределах их компетенций, а не как ни его.
- Мерлиновы панталоны, мы же авроры, я не пожарные... Так, слушаем сюда. Обходим здание с флангов, я попробую зайти с крыши. Шипастую тварь не убивать. По крайней мере, без крайней на то нужды. Целиться в глаза, не пытаться пробить шкуру, этот номер у вас не пройдет. Помним, что в здании могут быть люди. Людей - эвакуируем, дракона - сдерживаем. Вы двое, по моей команде пробуем Пиллео. Остальные - снотворные чары. И, давайте, пошевеливайтесь, в ритме вальса.
Поймав одного из своих подопечных за плечо, Руфус развернул его на 180 градусов и отправил за подкреплением. Чудно, указания розданы, только как ему попасть на эту чертову крышу?.. Взгляд аврора хаотично обшаривал вывеску одного из магазинчиков Косого переулка в поисках хорошей метлы. Не прошло и минуты, как мужчина взмыл в воздух, выжимая из полированного куска дерева максимум скорости.
Метлы и драконы. Сущее безрассудство.

Заклинания

Агуаменти* - вызывает воду из волшебной палочки.
Пиллео - единственное в мире оглушающее заклятие, способное с первого раза поразить великана.

+4


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Волшебные похороны и бальзамирование » [28.10.] Огненный рассвет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC