[СЮЖЕТНАЯ ОЧЕРЕДНОСТЬ]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[СКОРО БУДУТ ОТКРЫТЫ НАБОРЫ В СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ!]



Matvey Reinhard Amelia
Не бойся смерти, мой дорогой друг. Она может быть неслышной, может ослеплять зеленым светом Авады, может таиться в крохотном сосуде, а может настигнуть тебя немощным стариком в твоей постели. Одному Богу известно, когда и как ты станешь ее жертвой. Ей не важно кто ты - Пожиратель Смерти, или член Ордена Феникса, даже последователи Даров Смерти не смогут избежать своей участи. Альбус Дамблдор начинает новую шахматную партию со своим излюбленным партнером, только в этот раз на шахматной доске не фигуры, а человеческие жизни и судьбы.
о
п
р
о
с
к
о
н
к
у
р
с

Don't Fear the Reaper

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Лавка древностей » Между двух огней


Между двух огней

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Между двух огней
Quidquid latet apparebit, nili inultum remanebit

http://savepic.ru/13773354.jpg

Annis Prewett, Edwin Avery, Ademaro Mulciber, Rufus Scrimgeour

1981 год, октябрь; больница Святого Мунго

Досадно бывает, когда ты оказываешься не в том месте, не в тот час, особенно, если увиденное впоследствии угрожает твоей же жизни.
Как говорится, хороший свидетель - мёртвый свидетель

+3

2

Приказ не подлежал обсуждению. Впрочем так было всегда, когда кто-то напортачил и за ним приходилось убирать. Эйвери не любил подобные задания, потому что именно он становился той ниточкой, которая держала очередного неудачника от мучительного падения в бездну. Двойная ответственность-двойная головная боль. Да и в случаи промаха ярость начальства будет выплескиваться именно на него в первую очередь. Собственная шкурка для рыжего была куда как ближе той, что умудрилась оставить свидетеля. К тому же убийства не приносили аристократу радости. Особенно такие - беспричинные, быстрые и, по сути, именно для него ничего не значащие. На них было  сложнее решиться. В запале яростного боя куда проще лишить кого-то жизни чем произнести заклинание над определенным человеком глядя ему в глаза. В подобные моменты Эдвин сам себя частенько корил за нерешительность и некую щепетильность. Не быть ему палачом. Марать руки в такой крови было как-то унизительно. Впрочем вскоре ему придется делать это вновь, так как впереди его ждал очередной обезличенный человек, прикованный к больничной койке, которому не суждено встретить новый день. Аристократу оставалось только обреченно вздохнуть и покорно надевая на себя новую личину, чтобы выполнить задание.
Эд совершенно не скрываясь шагал по коридорам Мунго. Напускная сутулость, хромота и потрепанная мантия помогали ему слиться с довольно многочисленными посетителями больницы даже в такой час. Благодаря врожденной способности он изменился до неузнаваемости: прежде рыжие волосы превратились в седые патлы, а лицо заметно состарилось, не давая людям опознать в этом брюзжащем старикашке Пожирателя Смерти. Метаморф идеально подходил для незаметного проникновения и убийства. Оборотное зелье действовало ограниченное время, в то время как он мог менять облик хоть весь день. Однако оставаться с одной внешностью было для Эдвина очень непросто. Стоило ему только потерять концентрацию, как маска слетала, показывая истинное лицо, что безусловно было нежелательно в данной ситуации. Возможность мучительной смерти в случаи невыполнения задания подстегивала аристократа быть куда собраннее чем обычно. Сконцентрировав внимание на собственной походке он не спеша продвигался к нужной койке. Благо регистрационный отдел был пройден им без особых проблем. Уж мнительные старики наверняка в этих стенах были в порядке вещей.
Пятый этаж встретил его тихими коридорами и молчаливыми посетителями. Недуги от заклятий все же были довольно опасными, а некоторые и вовсе несовместимыми с жизнью. И Эд в тайне радовался, что его клиент находиться именно в этом отделении. Как доложили наблюдатели - мужчина не приходил в себя и метаморфу нужно было сделать так, чтобы он тихо отбыл в мир иной без подозрений в том, что его кто-то туда сопроводил. Пользоваться волшебством в больнице Эйвери не решился, а взял на вооружение довольно редкий яд и обычный магловский шприц. Ввести его в тело и дело будет кончено. Провернуть подобное с лежащим неподвижно телом было проще чем отобрать конфету у ребенка.
Нужный человек был найден. Оставалось только сделать задуманное. Эд проверил, чтобы рядом никого не было и достал шприц и перевернул чужую руку, чтобы сделать укол. Вены были отчетливо видны. Дыхание ровное, наверняка как и пульс. Но не на долго. Игла легко прошла сквозь кожу, а поршень было на удивление легко нажать, выдавливая отраву прямо в тело. Спустя какое-то время бедняга сделает последний вздох. Прямо как аристократ сейчас. Последний вздох облегчения от того что дело сделано. И только тут он понял, что его "элитная" маскировка спала. Родное лицо отражалось в металлическом столбце дешевой койки. Впрочем там было не только оно.
Рыжая.
Высокая.
Женщина.
Свидетель.
Как много она видела?

Эдвин вздрогнул и отпрянул от кровати. Шприц исчез в широком рукаве мантии, а лицо вновь слегка "поплыло" незначительно меняя черты, на совершенно другие. Впрочем волосы остались такими же огненными, как и у леди напротив.

Отредактировано Edwin Avery (04.05.17 21:00:42)

+2

3

В вирусном отделении сегодня было на удивление тихо – всего три новых пациента в некритичном состоянии и никакой драконьей чумы. Привыкшая совсем к другому темпу Аннис чувствовала себя не в своей тарелке. Ей отчаянно не хватало дел – недостаточно образованных стажёров, тяжёлых больных, необходимости возиться с формулой очередной сыворотки от драконьей заразы. Не в силах усидеть на месте, Аннис предупредила коллегу по смене и ушла на перерыв – на пятый этаж, где ей вроде бы тоже было нечего делать. Но на пятом этаже работал младший Яксли, а короткий разговор с ним запросто мог скрасить этот день.
По лестнице Аннис поднималась медленно, оттягивая момент встречи, а вместе с ним – необходимость возвращаться в собственное притихшее отделение. Впрочем, на пятом этаже тоже было спокойно. Серьёзных происшествия или столкновений в последнее время не случалось, так что сейчас на койках лежали преимущественно серьёзные больные, лечение которых займёт долгие недели и месяцы. Немногие из них выходили в коридор развеяться – большинство было не в силах подняться. Самые тяжёлые пациенты лежали в палате под номером семь, которую Аннис помнила ещё со времён стажировки и обходила стороной. Вот и на этот раз она, ускорившись, поспешила пройти мимо и скрыться за дверью с нарисованной на ней шестёркой.
Быстрого взгляда хватило, чтобы понять – Яксли в палате нет. Зато был другой человек, больше похожий на посетителя, чем на колдомедика или пациента. На мужчине не было целительской мантии, и он слишком твёрдо для больного стоял на ногах. А ещё – подозрительно нагнулся над спящим, будто проверяя пульс или...
Аннис замотала головой, стряхивая непрошенный морок. Она кое-что знала о маггловской медицине с их многочисленными пилюлями и внутривенными инъекциями, но была скорее исключением из правила. Редкие колдомедики интересовались подобными методами, и уж тем более не связанные с медициной маги. И тем не менее, на долю секунды в руках посетителя ей померещился шприц.
– Кхм, – Аннис не успела издать и звука, как незнакомец обернулся, будто почувствовав её присутствие. – Здравствуйте, мистер. Боюсь, приёмные часы уже закончились. Вам стоит уйти.
Она старалась говорить ровным доброжелательным тоном. Не было причин говорить иначе, но что-то во взгляде посетителя нервировало её. Он будто пытался разглядеть в ней что-то, докопаться до какой-то сути. Так, наверное, чувствует себя лягушка, когда её препарируют.
– Простите, а кем вы приходитесь пациенту? – сорвалось с губ прежде, чем Аннис успела подумать и счесть эту идею глупой.
В конце концов, она работала в другом отделении и даже не знала, как зовут человека на больничной койке. Её не должно было интересовать что бы то ни было, связанное с ним. И тем не менее, Аннис не могла не спросить. Она ведь обязалась однажды защищать здоровье каждого пациента, попавшего в эту больницу.

Отредактировано Annis Prewett (24.05.17 15:53:54)

+3

4

Спокойная смена – предвестник беды. Эту аксиому уже успел хорошо выучить Адемаро Мальсибер будучи целителем  этажа недугов от проклятий. Сегодня был именно такой день.
Нет стычек с Пожирателями Смерти – нет особо тяжелых пациентов, поэтому Мальсибер отправил стажера Яксли проверять наличие зелий и составить список того, что необходимо было бы сварить, и этим он и планировал насытить остаток их смены.
А пока… Адемаро в нерешительности застыл перед палатой номер семь.
Он так редко позволял себе навещать Джейн Артвуд, его первую любовь, его рыжеволосую совесть и гармонию…она отныне навсегда была прикована к кровати в состоянии и не жизни, и не смерти.
Бледная ладонь легла на ручку двери, замирая на несколько минут, но после он всё же вошел.
Раньше в эти мгновения им овладевала вспышка надежды, что он откроет дверь и встретится с её восхитительными зелеными глазами, полными жизни и понимания, что вот это Маро пришел за ней, чтобы увести из этих стен и наверстать с ней упущенные года, их года. Но сейчас не было ничего. Он знал, что за этой дверью встретит ту же картину, что была две недели тому назад, месяц тому назад, год тому назад.
Просто больничная койка, девушка со спутанными тусклыми рыжими волосами. Он с трудом узнавал в ней свою возлюбленную. Но боль оставалась прежней.
Осторожно опустившись рядом с ней, он положил ладонь на её живот, чувствуя слабое едва уловимое дыхание. Если бы только он мог разгадать, что это было за проклятие и проклятие ли. Он потратил столько времени на это, но всё тщетно.
За все эти часы, проведенные в её палате, он успел подумать о многом. Это было сродни медленной и мучительной пытке, он испытывал вину. Ведь не свяжись она с ним, то была бы жива и здорова и… возможно счастлива с кем-нибудь еще, но явно не с аристократом, отец которого готов пойти на многое ради чести семьи.
У них могли бы родиться такие прекрасные дети. Адемаро молчаливо вглядывался в её лицо. У них обязательно был бы темноволосый любознательный мальчишка и обворожительная рыжеволосая девочка, которую он всячески бы баловал и катал на магловских аттракционах по выходным.

- Маро, а что скажет твой отец? Я не думаю, что он… согласится на наш брак.
- Мне плевать на его мнение, лисенок. Я люблю тебя и, если я что-то решил, так оно и будет. Ты веришь мне?
- Да, конечно же верю! Мы можем пожить первое время у моих родителей, а потом…
- А потом у нас будет свой собственный большой дом.
- Ох, Маро, зачем нам большой дом, мы в жизни на него не заработаем!
- Потому что я хочу много детей… много маленьких лисят, бегающих по нашему огромному светлому поместью. И самое главное они будут чувствовать счастье, нашу любовь и ничто не омрачит их детство, - непроизвольно сжатые в кулаки его пальцы и её чутко улавливающие перемену настроения и затаенную боль, ненавязчиво ласкающие, словно бы пытаясь сгладить всё то, что некогда случилось с ним самим, словно бы пытаясь вернуть счастье в его детство.

Дети… всего лишь одна из счастливых иллюзий, которые уже давно превратились в прах. Без неё не оставалось ничего светлого в его жизни, ничего, что могло бы спасти его от бесконечного погружения во тьму. Без сожалений. Без колебаний. Служение Темному Лорду – это всё, что у него есть сейчас.
– Здравствуйте, мистер. Боюсь, приёмные часы уже закончились. Вам стоит уйти.
Неожиданный голос, пусть и негромкий, но, улавливаемый Мальсибером даже из соседней палаты, привлек его внимание, вырывая из тягостных воспоминаний.
Пусть на имена у него была не столь хорошая память, но он мог запоминать голоса и внешность и уже спустя нескольких минут в голове сложилась полноценная картина. Рыжеволосая целительница из отделения вирусных заболеваний. Он несколько раз встречал её в этой самой палате и весьма хорошо запомнил, хоть они едва обмолвились несколькими словами. Она пыталась помочь Джейн, но это так же не принесло никаких результатов. Однако за эти попытки он был благодарен.
И неважно, что сейчас глядя на практически безжизненное лицо возлюбленной, он вновь приходил к мысли, что лучше бы её дали умереть, чем существовать вот так… и он бы осуществил это, но Артвуды были категорически против.
Глупые люди.
Но вот что целительница делала не на своем этаже? Впрочем, она могла искать Яксли. У Адемаро уже давно возникли свои подозрения на этот счет. Наверное, стоило сказать ей, где его стажер.
Дотронувшись ладонью до щеки Джейн, после он склонился и кратко поцеловал её в лоб и, наконец, оставляя её, направился к двери. Лишь в коридоре пришлось задержаться, так как его питомец чёрный паук Деймос в самый неподходящий момент вылез из его кармана, и отчего-то возжелала свободы, заставляя немного побегать за ним. Похоже, он просто заскучал и требовал внимания к своей мохнатой своевольной персоне.

Отредактировано Ademaro Mulciber (07.05.17 21:26:35)

+2

5

Эдвин дернулся от слишком звонкого голоса, набатом прошедшего по помещению. Каждый звук, слог, сказанное слово отмеряли время нужное для принятие решения, которое в очередной раз дастся для него непросто. Мысли, встревоженными птицами разлетелись в стороны, давая воображению возможность представить самый худший вариант развития событий. Сердце резко рвануло и заболело из-за сильного, непривычного для этого тела, ритма, означающего испуг или, скорее, кратковременную паническую атаку. В горле сперло воздух и сделать желанный глубокий вздох, чтобы успокоиться не представлялось возможным. Тело замерло на долю секунды будто каменное, ни палочку не выхватить, ни пальцем дернуть. А все из-за того, что незаметное убийство неизвестного мага это одно, а прикончить колдомедика, подвернувшегося под руку из-за собственной промашки - совершенно другое. Аристократу не впервой было лишать кого-то жизни, но сегодня все произошедшее будет действительно его виной от начала и до конца.
К бесам сожаления!
Эйвери обернулся и на его лице отразилась растерянность пополам с виной. Он не играл. В кой-то веки его эмоции на все сто процентов были показаны миру. Метаморф действительно не ожидал, что сегодня ему придется наставлять магическое оружие на рыжих леди и испытывал по этому поводу сильное сожаление. Впрочем это не помешает ему сделать то, что необходимо, чтобы вернуться домой, а потом еще и доложить Лорду о выполненном задании. На первом месте всегда стояло его собственное благополучие и благополучие приближенных к его тушке людей, а потом уже весь остальной мир. Возможно именно по этому он не стал отвечать гневно или пытаться строить из себя потревоженного, задетого в лучших чувствах аристократа. Эдвин слышал, что в голосе ведьмы нет настороженности или испуга, а лицо было ровным и казалось приветливым. Поэтому ему оставалось только встретить ее вопрос грустной полуулыбкой и с показной заботой разгладить складки на укрывавшем пациента одеяле. Нужно соответствовать выбранному образу.
- Простите, мэм, - аристократ сделал пару шагов вперед и приглушил голос, - Я всего лишь на минуту, позволите? Последний раз могу увидеть его в этом месяце, вот и решился на такое отчаянное нарушение правил. Не сдавайте меня, хорошо?
Лицо приобрело умоляющее выражение, а руки в волнении сжали ткань мантии.
- Будет не очень хорошо если его родственникам сообщат, что я тут был, понимаете? - аристократ тараторил без остановки не давая ведьме и слова вставить.
Метаморф мысленно похвалил себя за сбор необходимой информации о своей жертве. Не будь он в этот раз таким предусмотрительным, точно попал бы впросак.
- Вдруг с ним что-то случиться, а мне даже увидеть его не удастся? Говорят последствия проклятие очень даже серьезные и так просто не получиться даже привести па... Стенли в сознание. А они... Вот я и пришел сюда. Пожалуйста, мэм. Я же не сделал ничего плохого! - голос Эдвина из оправдательной интонации резко перешел в обвинительную.
Сейчас его лицо было удивительно похоже на лицо лежащего на больничной койке мужчины. Высокий лоб, маленькие карие глазки и поистине выдающиеся уши, которые могли запросто по соперничать со слоновьими. Если бы не рыжие волосы и совсем непохожие пропорции тел его можно было бы запросто назвать близнецом Стена, но а так просто родная кровь.
– Простите, а кем вы приходитесь пациенту?
- Ну я...эээ... друг! Я просто друг! - при подобном сходстве о подобной связи могла подумать разве только слепая, коей эта леди точно не была, - Поэтому позвольте еще две минуты? Две минуты и я уйду! Можете даже сами меня вывеси! Договорились?
В целом его совершенно неадекватную реакцию могли бы счесть за кратковременное помешательство, но кажется ничего подобного не предвиделось. По мнению Эдвина так и вел бы себя обеспокоенный сын. Поэтому сейчас он терзал женщину напротив умоляющим взглядом и то и дело бросал взгляды в сторону "отца". Кажется, со соей ролью он справлялся вполне сносно.
Верь. Прошу тебя поверь в этот спектакль.

Отредактировано Edwin Avery (08.05.17 00:31:39)

+2

6

«Переигрывает», – подумала Аннис, слушая сбивчивый рассказ незнакомца. Он назвался близким другом пациента, получившим последнюю возможность увидеть его в этом месяце, а потому явившимся в неурочный час. История была вполне похожей на правду – Аннис не раз выслушивала подобные в своём отделении. Дочери прибегали обняться с больными матерями напоследок, перед отъездом в Америку или ту же Болгарию. Сыновья быстро жали руки отцам, уходя сражаться в магической войне. Друзья заходили проститься с теми, кто не мог пойти вместе с ними в не-дай-бог-последний бой. И оттого, что такое случалось регулярно, Аннис прекрасно знала, как ведут себя уходящие. Не так, как этот мужчина.
– Почему вы не хотите, чтобы мы сообщили родственникам? – настороженно спросила она, скрестив руки на груди.
Эта просьба была самой странной в нескончаемом потоке чужой речи. Другие спешащие посетители не просили ничего подобного, а порой и наоборот – просили передать привет родне больного, с которой повидаться уже не могли. «С чего бы тебе желать обратного?» – напряжённо размышляла Аннис, стараясь как можно спокойнее глядеть на незнакомца. Если этот человек не был другом пациента и если ей не померещился шприц, то он мог оказаться чертовски опасным. Не стоило его выводить.
– Правила предписывают нам держать родственников в курсе всех посещений, – подумав, Аннис решила отгородиться от возможных неприятностей уставом, сухим тоном и профессиональной вежливостью. – Однако, раз уж вы уже здесь, то не будет ничего страшного в том, что вы задержитесь на пару минут. Я подожду снаружи.
Конечно, на самом деле она не собиралась оставлять подозрительного незнакомца наедине с пациентом. Он мог быть всего лишь чрезмерно эмоциональным волшебником, но мог оказаться и опасным преступником – не следовало исключать ни один из этих вариантов. Поэтому Аннис собиралась притаиться за дверью. Так у неё было больше шансов поймать мужчину с поличным и выхватить палочку до того, как он это заметит. Пускай она не была боевым магом, но эффект неожиданности и оглушающее заклятие должны были хоть ненадолго сработать. А после Аннис могла бы позвать на помощь.
«Вот бы столкнуться с кем-нибудь в коридоре». Несмотря на храбрость и твёрдость характера, она всё же не была безрассудной и понимала, что шансы на успех не так уж и велики. Подозревать в незнакомце профессионального убийцу было ни к чему, однако он всё же мог оказаться куда более сильным магом – или параноиком, всегда держащим палочку наготове. А потому идеальным вариантом был всё-таки план «Б»: встретив кого-нибудь из врачей этого отделения, рассказать ему всё и переложить заботы на его плечи. Прикрывать его или бежать за помощью в случае серьёзного столкновения – такая роль подходила Аннис больше, чем роль борца со злодеями и за справедливость.
Приняв решение, она направилась было к двери, но замерла на пороге:
– Только напомните, пожалуйста, как вас зовут. Мне нужно знать, какое имя записывать в журнале посещений.
Сердце при этом колотилось, как бешеное. Простой вопрос в действительности был последней проверкой – реакция на него могла многое сказать о так называемом друге больного. «Запаникует? Отмахнётся? Заболтает? Или всё же ответит?»

Отредактировано Annis Prewett (24.05.17 15:54:44)

+2

7

Деймос заставил побегать за собой и Мальсибер поймал своего ручного паука далеко не сразу, пришлось спуститься на этаж ниже за ним.
Вполне вероятно, что за этот промежуток времени личности, привлекшие его внимание, уже могли уйти, но… нет.
За дверью этой злополучной палаты по-прежнему раздавались голоса, что было несколько странно.
Рыжеволосая целительница, если Адемаро не ошибся в опознавании голоса, явно не была лечащим врачом данного пациента и так долго беседовать с пациентом или кем-то еще в этой палате просто так вряд ли могла.
Можно было оставить все это просто так.
Настроения контактировать с людьми и что-то выяснять у Мальсибера после визита к Джейн, явно не было.
Застыв на какое-то время перед дверью, мужчина молчаливо размышлял, попутно успокаивая осторожными поглаживаниями разбушевавшегося паука в кармане.
Лучше было бы отвлечься на что-то подобное, чем погружаться в собственные мысли и остаточные терзания по поводу того, что он сделал и не сделал.
Плавно толкнув дверь, он практически бесшумно оказался в палате в максимальной близости от девушки.
Да. Рыжие волосы. Это она.
Удовлетворенно отметив про себя наличие неплохой памяти на голоса и лица, после Адемаро перевел свой цепкий и внимательный взгляд на еще один субъект, украшающий данное помещение, за исключением больного, который не подавал никаких признаков жизни.
От слова совсем.
А на подобное у Мальсибера было врожденное чутье.
Еще один рыжий?
Бровь картинно изогнулась, выражая внутреннюю иронию мужчины от подобного совпадения.
Впрочем, в этом рыжеволосом пареньке было что-то неуловимо знакомое. Но сейчас он не придал этому особое значение.
- Всё в порядке? – дежурный вопрос, но он относился как к целительнице, так и незнакомому мужчине у больничной койки пациента.
- Вы что-то хотели или кого-то искали? – внимательный серый взгляд, изучающе прошелся по лицу Анис.
– Насколько я помню, ваше крыло находится этажом ниже, - обманчиво-мягко завершил, скрывая тем самым истинные чувства, едва ли поддающиеся сейчас контролю.
Все же зря он решил вмешаться. Это была просто насмешка судьбы. Минутами ранее видеть практически мертвую возлюбленную, а сейчас прямо перед собой целительницу с яркими всполохами огня в волосах, полную жизни и энергии.
- А вас молодой человек я попросил бы на выход, мне необходимо осмотреть паци…, - не договорив фразу, но приблизившись к мужчине на кровати, Мальсибер успел оценить, что с ним явно что-то было не так, но ни единый мускул на его лице не дрогнул.
К чему зря пугать людей, прежде, чем он выяснит до конца, что тут происходит?
Еще несколько шагов и его холодные пальцы сомкнулись на запястье лежащего мага.
Он намеренно не воспользовался палочкой сейчас, интуитивно чувствуя, что если достанет её… то может случится взрыв, разрезающий создавшееся напряжение и тогда, сложно будет взять контроль над ситуацией в свои руки.
Пульса не было.
И вновь серый взгляд прошил юного мага, обладателя рыжих волос.
Медленно губы чуть изогнулись в странном подобии то ли улыбки, то ли усмешке.
- Расскажите мне, что вы видели, - резко обернувшись к волшебнице, Мальсибер попутно скользнул ладонью под мантию, обхватывая древко своей волшебной палочки.

+2

8

Почему вы не хотите, чтобы мы сообщили родственникам?
Подобный вопрос заставил Эдвина включить воображение и припомнить все мало мальские крохи информации, что остались у него в памяти о его жертве. Было бы действительно странно, что близких родственников не оповестят о каком-нибудь друге или дальней родне. Поэтому пришлось выдумывать на ходу.
- Я расскажу. Только не надо записей. Понимаете у нас с мачехой не слишком уж хорошие отношения. У них своя семья, а я... ну а что я? Знаете же как это бывает в таких семьях? - взгляд на жертву и предложение составленное так, чтобы остальное она сама успешно додумала, - Вот и прокрадываюсь к нему тайком, пока эта женщина не знает. А то запретит еще... С нее станется.
Немного актерских способностей и вот уже лицо принимает донельзя печальное выражение. По лицу женщины не было понятно возымела ли его маленькая игра успех или нет, но на всякий случай Эд был крайне сосредоточен и был в любой момент готов достать волшебную палочку и ошеломить противника неожиданной атакой. Впрочем внешне это почти не проявилось, так как ведущая рука все это врем оставалась в кармане неприметной мантии.
Правила предписывают нам держать родственников в курсе всех посещений, – Эйвери картинно свел брови и хмыкнул, но потом разом поменялся в лице как и всякий обрадованный законопослушный сын своего отца. – Однако, раз уж вы уже здесь, то не будет ничего страшного в том, что вы задержитесь на пару минут. Я подожду снаружи.
- Благодарю вас, мисс. Вы даже не знаете, как много сделали для меня! - восторг был конечно не таким уж бурным, но ведьма даже не представляла, что дает лишнее время для яда сделать свою работу и исчезнуть из организма, - Хотя бы это. О большем и просить не смею.
Эдвин внутренне ликовал несмотря на сложившуюся ситуацию. Может быть леди даже не придется умирать сегодня. Одно заклинание забвения и дело будет сделано. Ни к чему оставлять возможному свидетелю зацепку. И ему было абсолютно все равно, что мастером по стиранию памяти он так и не стал. Мог и напрочь стереть воспоминания. Но лучше так нежели цеплять на свой "хвост" авроров из-за очередного трупа.
Только напомните, пожалуйста, как вас зовут. Мне нужно знать, какое имя записывать в журнале посещений.
Метаморф только усмехнулся совсем по доброму и даже успел открыть рот, как их тихий разговор был нарушен. Появление гостя, а точнее врача, заставило Эдвина сначала удивленно распахнуть глаза, а потом растянуть губы в довольной ухмылке.
Адемаро, ты как нельзя вовремя!
Эд, - рукой молодой человек растрепал свои рыжие волосы, - Эдвард Эртон к вашим услугам мисс, - при этом взгляд не отрывался от лица вошедшего, - Сын Стенли Эртона. Наше родство видно невооруженным глазом. Или вы заподозрили во мне метаморфа?
Фамилия была действительно "отца", но кто сейчас мог доказать, что у него нет сына с таким именем? А кто мог бы подтвердить его алиби? Правильно. Тот кто сейчас привычным движением проверял пульс своего пациента и наверняка уже ничего не мог нащупать. Эдвин надеялся, что смог дать коллеге достаточно намеков, чтобы тот его распознал сквозь эту маску.
- Хорошо. Но я смогу потом вернуться и провести с ним еще несколько минут напоследок? Или вы всерьез решили выгнать меня из больницы? - губы доброжелательно улыбались, но вот глаза были серьезными и проницательными.
Эйвери не дождавшись ответа развернулся и направился вон из палаты. У рыжеволосой женщины оставалось два варианта, каждый из которых обещал ей несколько неприятных моментов в обществе Пожирателя Смерти. Один из них мог даже привести к летальному исходу. Мальсибер наверняка догадывался об этом. По крайней мере аристократ отчаянно надеялся на это. Друг довольно часто не позволял ему наломать дров и молодой человек отчаянно наделся, что и этот раз не будет исключением. Иначе... 
Труп придется прятать самому.
- Расскажите мне, что вы видели.
Знакомы строгий голос друга заставил привычной усмешке проскользнуть через маску добродушного увальня.
Ну, я не сомневался. Впрочем, разнос еще впереди.

Отредактировано Edwin Avery (24.05.17 00:24:14)

+2

9

Напряжение начинало медленно спадать, а вместе с ним уходили и всякие сомнения. Аннис уже начинала удивляться собственной подозрительности – времена всё-таки были недостаточно тёмными для того, чтобы видеть Пожирателя Смерти в каждом незнакомце. Плохие отношения с мачехой, желание встретиться отцом перед невыносимо долгим отъездом – всё это не было знакомо Аннис, но всё же она была способна понять вызванные таким раскладом сил чувства. Окатившая её волна эмоций, бушующих в душе посетителей, скорее всего была продиктована естественным волнением за близкого родственника и грустью от расставания с ним. «Тут нет никакого заговора, Аннис», – твёрдо сказала она себе.
– Эдвард Эртон к вашим услугам, мисс. Сын Стенли Эртона. Наше родство видно невооруженным глазом. Или вы заподозрили во мне метаморфа?
Метаморфы были такой редкостью, что подозревать в этом мистера Эртона уж точно было проявлением паранойи. Аннис же всегда считала себя крайне рассудительной женщиной, обычно не поддающейся эмоциям и сомнениям. Она так и не смогла понять, отчего упоминание метаморфов пробудило в её мыслях едва заметное беспокойство. Будто, нервничая, посетитель невольно выдал себя.
– Всё в порядке? – неожиданно раздавшийся из-за спины голос, заставил Аннис позабыть о смутном, едва проклюнувшемся на краю подсознания подозрении.
Оглянувшись, она увидела мужчину в целительской мантии и с облегчением вздохнула. В повседневной работе она практически не сталкивалась с Адемаро Мальсибером, поскольку работала на другом этаже, и её это вполне устраивало – этот мужчина оставался далеко не самым приятным собеседником, даже когда разговор касался сугубо профессиональных тем. Говорить с ним по душам было и вовсе невозможно. Но пускай он был не лучшей поддержкой в этом неожиданном столкновении – а всё же лучше, чем ничего.
– В порядке, – кивнула Аннис. – Всего лишь один внеурочный посетитель.
Мальсибер не упустил возможности пожурить её за вмешательство в жизнь чужого отделения, однако на оправданиях не настаивал. Внимание его сразу привлёкли пациент с посетителем – самое время для Аннис расслабиться и уйти. Она ведь была права, думая об инциденте как о не имевшем к ней ни малейшего отношения.
– А вас молодой человек я попросил бы на выход, мне необходимо осмотреть паци… – Мальсибер не договорил и, уже стоя в дверях, Аннис всё-таки обернулась.
Спустя несколько минут она поняла, какую совершила ошибку, но было уже поздно. «Аннис Пруэтт, ответственно сообщаю, что ты вляпалась», – веско произнёс внутренний голос, и Аннис мысленно с ним согласилась. Мальсибер прикоснулся пальцами к запястью старшего Эртона, и результат ему не понравился. Аннис сама не поняла, когда успела пронестись через всю палату, оказаться рядом с ним и прижать пальцы к сонной артерии.
– Расскажите мне, что вы видели.
«Вот же чёрт», – Аннис сокрушённо покачала головой. Она готова была поклясться, что совсем недавно старший Эртон был жив. Он и выглядел как живой – трупное окоченение не успело сковать мышцы, губы не посинели, разве что кожа вблизи казалось неестественно серой, да упала температура тела. По всем признакам, пациент скончался в то самое время, когда Аннис мило беседовала с молодым человеком, назвавшимся его сыном. Версия со шприцами и Пожирателями Смерти неожиданна оказалась даже слишком реалистичной.
– Когда я вошла, молодой человек стоял у постели и держал отца за руку. По его словам, он пришёл попрощаться с отцом перед долгой поездкой. Он сделал это в неурочное время, так как опасался столкнуться с мачехой, которая на корню пресекала любую его попытку встретиться с отцом. Всё верно, мистер Эртон? – сухо отчеканила она и повернулась к молодому человеку.
Аннис искренне надеялась, что хорошо сыграла. Она сделала всё, лишь бы «Эдвард» не догадался о её подозрениях. Прямо сейчас нужно было отделаться от него и добраться до ближайшего камина или хотя бы совы. Мальсиберу всё можно будет объяснить и позднее – если он не выжил из ума, то всё поймёт. Даже самый опытный и жуткий колдомедик вроде него ничего не может сделать против атакующего боевого мага. А Аннис была уверена, что они столкнулись именно с таким волшебником.
«Мерлин, хоть бы сработало. Просто позвольте мне уйти».

+3

10

Метаморф?
Мальсибер внимательнее взглянул на виновника их сборища и еще раз прокрутил в голове то, как он представился.
Две буквы Э. Эдвин Эйвери. Метаморф. И ныне моя головная боль. Обязательно было убивать больного прямо в больнице, да еще и в мою смену на моем этаже?
Чудовище.
Лично тебя придушу, когда это закончится. И чем ты только, твою мать, думал?!

Опасно сверкнув потемневшим взглядом, лишь легким кивком головы дал понять, что он узнал своего старого друга, но явно не испытывает восторга от подобной встречи при данных обстоятельствах.
- Хорошо. Но я смогу потом вернуться и провести с ним еще несколько минут напоследок? Или вы всерьез решили выгнать меня из больницы?
- Вам нельзя находиться здесь. Приходите в положенные часы и по записи, - отчеканил Мальсибер, стараясь как можно скорее выпроводить Эдвина, ибо он мог натворить ещё больших дел. Можно было выпроводить сейчас и Аннис, а после заняться уже обоснованием того, почему же умер его пациент. Самое главное, чтобы рыжеволосая колдунья не заподозрила в этом Эдвина.
Ну, разумеется…
Волшебница оказалась намного шустрее, чем он предполагал, и словно огненный вихрь оказалась рядом с ним и мертвым уже пациентом.
Отлично. Прекрасное завершение дня. Если ты еще достанешь сейчас волшебную палочку…
Аннис начинала догадываться. Вряд ли она была столь глупа, чтобы поверить в подобное совпадение. Случайный визит незарегистрированного посетителя и внезапная смерть мужчины.
– Когда я вошла, молодой человек стоял у постели и держал отца за руку. По его словам, он пришёл попрощаться с отцом перед долгой поездкой. Он сделал это в неурочное время, так как опасался столкнуться с мачехой, которая на корню пресекала любую его попытку встретиться с отцом. Всё верно, мистер Эртон?
Твоя легенда, Эдвин, шита белыми нитками.
Но вот что же задумала ты?
Неотрывно глядя прямо на волшебницу, Адемаро прикидывал возможные варианты развития событий.
Раз, Аннис не стремилась задержать Эдвина, значит, нападать на него в одиночку не собиралась. Следовательно, собиралась пойти за помощью, либо оставить всё на совесть Мальсибера, последний вариант был самым лучшим, но исходить стоило из худшего развития событий.
- Выпейте стаканчик эля за своего отца, мистер Эдвард Эртон и возвращайтесь, когда будете готовы, - делая незначительные акценты на словах, уповал на то, что Эйвери окажется не менее сообразительным и придет в тот самый паб, на который сейчас усиленно намекал Пожиратель Смерти.
- Я бы хотел обсудить с вами кое-что… простите, кажется Аннис? Не слишком хорошо еще знаю всех целителей. Это срочно и нельзя отложить, - дождавшись пока за ним захлопнется дверь Адемаро, заговорщески склонился к Аннис, явно не собираясь её никуда отпускать.
- Он мертв, как вы уже поняли. Может быть, вы видели что-то ещё? Это важно. И нам нужно добраться до камина, - уверенно произнес, накрывая ладонь девушки своей.
Сейчас основной задачей было увести её из больницы святого Мунго, а после выяснить в деталях, что же она видела и что может рассказать вышестоящим магам.
А в том, что они могут после выйти на след Эдвина, Адемаро практически не сомневался.
Шансы были, процентов пятьдесят пять.
- Идемте, - решительно направившись к двери, он спокойно протягивал ладонь волшебнице, надеясь на то, что она всё-таки последует за ним и не успеет никому другому изложить свои догадки.
- Мне хотелось бы, чтобы вы все рассказали мне и тогда мы уже решим, как поступить. Это мое отделение и я несу ответственность за всё, что здесь происходит. Поэтому необходимо во всем разобраться без посторонних лиц.
Только не делай глупостей, не хочу тебя убивать, только не здесь и не сейчас.
Взгляд Адемаро вновь задержался на чужих огненных волосах.
Он просто не мог.
Даже, если бы она прямо сейчас напала на него.
Но вот если бы пришлось выбирать между ней и Эдвином…

Отредактировано Ademaro Mulciber (05.06.17 18:03:06)

+3

11

Когда я вошла, молодой человек стоял у постели и держал отца за руку. По его словам, он пришёл попрощаться с отцом перед долгой поездкой. Он сделал это в неурочное время, так как опасался столкнуться с мачехой, которая на корню пресекала любую его попытку встретиться с отцом. Всё верно, мистер Эртон?
Вот тебе нужно было именно сейчас подойти к этому скукожившемуся сморчку? Ох, ведьма, ты совсем не ценишь свою жизнь.
Судя по голосу, отношение хрупкой мисс резко изменилось. Неудивительно. Стало ясно, что леди все же что-то видела. Не могла же она так резко поменять свой дружелюбный тон просто так? Просто рядом появился человек способный ее защитить в случаи реальной опасности. Она же не знает, что при угрозе он может запытать ее до смерти. Впрочем, Эд только изобразил беспокойство на лице и выдавил подрагивающим голосом только одну фразу.
-Да, это так. Что-то случилось, мисс? Сэр? Все в порядке?
Эйвери с волнением взирал на своего друга ожидая, что он скажет. Мнение волшебницы его интересовало мало. Именно Адемаро сейчас решал жить ей или нет. Для себя метаморф уже все решил и мог хоть сейчас выхватить палочку или же всадить иглу магловского шприца. Он не хотел этого делать, но другого выхода для себя не видел. На больничной койке лежал труп и это заставляло его спешить. Хотелось уже вырваться из палаты и вздохнуть свежего воздуха. Эду казалось, что он задыхается, беспрерывно ощущая запах остывающей плоти. Метаморф никогда не оставался со своей жертвой на такой долгий срок в одном помещении. Взгляд то и дело останавливался на уже мертвом человеке и постоянно закрадывались совершенно ненужные мысли. Было неприятно. В отличии от безумных маньяков он не испытывал радости и удовольствия от того что совершил. Старался воспринимать своих жертв, как предметы, которые необходимо сломать.
- Выпейте стаканчик эля за своего отца, мистер Эдвард Эртон и возвращайтесь, когда будете готовы, - аристократ хмыкнул и понятливо кивнул.
Намек был понят и принят. Так же стало ясно, что все его действия будут иметь цену. И судя по лицу эта цена будет немаленькая. И конечно его еще ждет не самый приятный выговор и чисто адемаровской манере. Впрочем, Эд понимал, что виноват. Прибавил проблем и не самых простых. И отговорка в виде задания от Лорда его не устроит. Возможно он даже извиниться. Но что от этого измениться? Правильно. Ничего. Нужно было отключать сожаления и включать рационализм. В их руках была очень хрупкая жизнь другого человека. На другой же стороне весов была его собственная жизнь, которая для него была в явном приоритете. Возможно, именно по этому он оставлял сложный выбор на Мальсибера.
- Хорошо, сэр, - аристократ безропотно подчинился, - Мое почтение, мэм. Удачного дежурства.
Эйвери картинно ссутулился и опустил голову. Нужно было соответствовать маске горя и волнения. Шаг тоже был крайне медленный и последовательный. Все должно было быть вписано в нужную картину воспоминаний. Стоило двери закрыться и дело пошло быстрее. Метаморф рвался на улицу. Ему осточертел запах зелий и мазей. Хотелось быстрее разделаться с неприятным делом и вздохнуть полной грудью.

***
Заброшенный бар был удобным местом для встреч. Здание находилось в трущебных районах и снаружи выглядело крайне непрезентабельно, но внутри было довольно ухоженным. Осталась старая атмосфера, которая ему безумно нравиться. Внутренний брезгливый аристократ манерно морщил нос, но в то же время мальчик, прячущийся глубоко в душе, подпрыгивал от восторга. В его жизни хватало приключений, но ощущение шпионского фильма именно в этом месте не покидало его. Метаморф с удовольствием прошел внутрь и уселся на высокий стул за стойку. Пыль привычным движением палочки была убрана. Он ждал. Сейчас как никогда хотелось выпить алкоголя, но как назло запасы кончились еще в прошлый приход. Оставалось только вертеть палочку в руках и нервно вздыхать. Нужно было верить в Адемаро и в его дар убеждения. Все остальное можно было решить быстро. Даже с неудачным заклятьем памяти результат будет лучше чем сейчас.

+2

12

Эдвард Эртон, ссутулившись, медленно вышел из комнаты. Глядя ему в спину, Аннис уже никак не могла объяснить своих неприятных предчувствия – сейчас мужчина казался ей более, чем безобидным. Просто ещё один потерявшийся в собственном горе человек, просто ещё одна слишком напуганная тёмными временами женщина. Как ни неприятно было это признавать, но окажись этот человек настоящим преступником, у смекалистой и неглупой Аннис Пруэтт не было бы никаких шансов.
– Он мертв, как вы уже поняли. Может быть, вы видели что-то ещё? Это важно. И нам нужно добраться до камина, – Мальсибер говорил спокойно, как привычный к смертям пациентов врач.
Всё-таки в этом отделении люди умирали куда чаще, чем в вирусном – это Аннис помнила прекрасно. Чёрствость и холодность местных целителей была естественной защитной реакцией, инстинктивной попыткой оградиться от череды горюющих родственников и безнадёжных больных, трясущимися руками подписывающих завещания.
– Вы правы, как никогда, – Аннис смогла выдавить из себя лишь одну, почти равнодушную фразу.
Ей нужно было выйти из палаты и облегчённо вздохнуть полной грудью. Всё-таки не каждый день приходится подозревать посетителя в убийстве своего отца – или кем там бедный мистер Эртон являлся для своего уже не такого и подозрительного гостя.
– Идемте, – Мальсибер будто прочитал её мысли.
Аккуратно, одними пальцами зацепившись за его руку, Аннис покорно вышла в коридор. Мимо пронёсся один из колдомедиков, из закутка у окна раздавались взволнованные голоса, за ближайшей дверью закашлялся кто-то из пациентов – в больнице Святого Мунго ничего не произошло. Будто та тихая палата, где Аннис провела последние несколько минут, принадлежала к совершенно иному миру. Или к иному времени, о котором другие предпочитали не вспоминать.
– Мне кажется, такие разговоры лучше вести в менее людном месте, – задумчиво проговорила Аннис в ответ на требование рассказать все подробности. – Не хотелось бы заранее создавать панику, если это окажется всего лишь странным стечением обстоятельств.
Логичнее было бы выдать Мальсиберу всю правду и оставить его разгребать произошедшее, но и Аннис чувствовала ответственность за итог этого дела. Это она заварила кашу, ворвавшись в палату и учинив посетителю допрос. Это она – и только она – якобы видела мелькнувший в руке мужчины шприц. Это её до сих пор обуревали сомнения: «А что, если всё-таки померещилось?»
– Хотя я практически всё рассказала, – Аннис остановилась и чуть сжала пальцы на плече Мальсибера, заставляя замереть и его.
Мимо пролетела стайка хихикающих девчонок-стажёров, легкомысленных несмотря ни на что. Аннис проводила их грустным взглядом и повернулась к коллеге, по сравнению с девушками выглядящему даже чересчур серьёзным.
– Мне показалось, что я видела в руке этого мистера Эртона шприц, – быстро проговорила она, желая успеть до появления случайных свидетелей. – Насколько я знаю, у магглов достаточно средств, способных с одного укола лишить человека жизни. До сих пор я не сталкивалась ни с чем подобным и могу ошибаться – так что лучше сначала изучить историю болезни пациента. Если он шёл на поправку, то его смерть вполне можно объяснить и некоторым... вмешательством.
Выпалив все свои подозрения и сомнения, Аннис почувствовала себя легче. Будто переложила камень со своих плеч на плечи Адемаро Мальсибера.

+2

13

Мальсиберу очень хотелось верить в то, что Эйвери понял его намек правильно, и будет ждать их в назначенном месте.
Впрочем, даже если этого и не случится, Адемаро мог с легкостью взять всё в свои руки и лично решить судьбу своей коллеги.
Однако, некоторые детали всё же стоило обсудить. И высказать другу всё, что он думает об этой операции у него под носом без посвящения в оную.
Уму просто непостижимо! А если бы Аннис просто подняла крик?! Эдвина бы сразу скрутили, даже если бы он и оглушил или убил ведьму, это не сыграло бы ему на руку. Трангсрессировать в Мунго было нельзя, а добраться до камина он едва ли успел бы.
Уже в коридоре Адемаро ненавязчиво, но достаточно крепко сжал ладонь рыжеволосой девушки, явно не собираясь выпускать её, даже если под их ногами разверзнется бездна.
Чувствовать чужое живое тепло в своей ледяной ладони было приятно и немного отвлекало от желания все-таки кого-то убить в сложившейся ситуации. Хотя на самом деле убийство было самым худшим вариантом сейчас.
Слишком топорно и непродуманно, слишком рискованно, и утрата контроля над ситуацией изрядно нервировало Мальсибера, покрывая трещинами его выдержанное спокойствие.
– Мне кажется, такие разговоры лучше вести в менее людном месте. Не хотелось бы заранее создавать панику, если это окажется всего лишь странным стечением обстоятельств.
- Именно поэтому мне и хотелось бы вас увести в другое место. Думаю, что пол часа нашего отсутствия вряд ли кто-то заметит. Тем более, что смена выдалась до крайности спокойной, - проскользив взглядом по коридору, выискивая потенциально опасные субъекты, к которым Аннис могла обратиться со своими подозрениями сейчас, но, к счастью, для всех никого из руководства не оказалось поблизости в этот час.
– Хотя я практически всё рассказала.
Непроизвольно мужчина обхватил её запястье, но не отнимал руки, позволяя остановить его, и в это мгновение он с абсолютным спокойствием и даже участием смотрел прямо в глаза Аннис, впервые не разрывая зрительного контакта достаточно долгое время.
- Практически. Но не всё.
– Мне показалось, что я видела в руке этого мистера Эртона шприц. Насколько я знаю, у магглов достаточно средств, способных с одного укола лишить человека жизни. До сих пор я не сталкивалась ни с чем подобным и могу ошибаться – так что лучше сначала изучить историю болезни пациента. Если он шёл на поправку, то его смерть вполне можно объяснить и некоторым... вмешательством.
Если об этом узнает кто-то ещё и данные сведения дойдут до аврората… они с легкостью сложат два и два. Стенли Эртон был явно неспроста убит Эйвери, и расследование в данном деле могло весьма негативно сказаться на нас. И как верно заметила Аннис… история болезни, в ней, как назло,  я еще утром вписал, что пациент медленно, но верно шел на поправку, и были все шансы, что его состояние стабилизируется окончательно. Как говорится, знал бы, где упал, соломинку бы подстелил.
За этими размышлениями Мальсибер и сам не заметил как планомерно подвел их к камину и по-прежнему не оставляя никакого выбора своей спутнице, кинул в огонь летучий порох, четко проговаривая название ирландского паба.
И не отпуская руки Аннис, утянул её за собой. Рисковать и делать это, как было принято по одному, Пожиратель Смерти не хотел. В их складывающейся ситуации нельзя было уже полагаться на простую удачу.
В пабе было темно, заколоченные окна, приятная обволакивающая тишина.
И, к счастью, силуэт метаморфа, сливающийся с окружающей обстановкой, мог разглядеть только Адемаро, так как знал, знал куда смотреть и предполагал, что его друг все же сообразит, куда ему следует пойти.
Мальсибер, не давая Аннис опомниться, увел её в противоположный конец заброшенного помещения, подальше от Эдвина, но так, чтобы ему был слышен весь разговор.
Хотелось решить всё с меньшими потерями. Впервые в жизни.
Галантно отодвигая стул с высокой резной спинкой, правда, треснутый в некоторых местах, Адемаро негласно предложил даме присесть, предварительно убирая пыль взмахом палочки. Почти единственное, что он умел делать из бытовых заклинаний.
- То, что вы увидели в палате, я бы не хотел предавать огласке. Могу я полагаться на ваше молчание? Я бы хотел лично во всем этом разобраться, так как пациент был моим и ответственность за это всё так же несу я. К тому же, если то, что вам показалось, окажется правдой… это весьма опасно для вас.
Адемаро знал, что он уже допустил несколько ошибок во всем происходящем, но уже никак не мог их исправить, а поэтому казался особенно спокойным и уверенным сейчас, чуть нависая над девушкой, словно хищная птица, ловя малейшие проблески сомнений или любых иных эмоций на столь удивительно красивом лице.

+3


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Лавка древностей » Между двух огней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC