[СЮЖЕТНАЯ ОЧЕРЕДНОСТЬ]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[00.00] NAME NAME [00.00]
[СКОРО БУДУТ ОТКРЫТЫ НАБОРЫ В СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ!]



Matvey Reinhard Amelia
Не бойся смерти, мой дорогой друг. Она может быть неслышной, может ослеплять зеленым светом Авады, может таиться в крохотном сосуде, а может настигнуть тебя немощным стариком в твоей постели. Одному Богу известно, когда и как ты станешь ее жертвой. Ей не важно кто ты - Пожиратель Смерти, или член Ордена Феникса, даже последователи Даров Смерти не смогут избежать своей участи. Альбус Дамблдор начинает новую шахматную партию со своим излюбленным партнером, только в этот раз на шахматной доске не фигуры, а человеческие жизни и судьбы.
о
п
р
о
с
к
о
н
к
у
р
с

Don't Fear the Reaper

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Паб "Белая виверна" » 1001 способ разнообразить сексуальную жизнь аристократов


1001 способ разнообразить сексуальную жизнь аристократов

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1001 способ разнообразить сексуальную жизнь аристократов
Don't stop me now

--

Edward Nott & Amelie Granero

февраль 1983

+1

2

Пожалуй, чета Ноттов была весьма и весьма странной парой. Казалось, что с самой первой встречи они, мягко говоря, недолюбливали друг друга. И это отнюдь не ограничивалось полетом пепельницы в голову мужчины, и тихими и жесткими словами в адрес девушки. Все изначально шло не по сценарию, неправильно и наперекосяк. Даже первое проявление не чувств и любви, а тогда еще всего лишь очень сильно страсти, они обоюдно решили забыть при помощи всем известного зелья. Странно, скажете вы? Ну, не факт. День тогда выдался, мягко говоря, нетривиальный. Если для Пожирателя смерти было нормально отправить на тот свет одного весьма несговорчивого товарища, то перешагивать через труп на пару с молодой девушкой, с ней же таскаться по подсобным коридорам квиддичного стадиона, то и дело норовя убить друг друга, если не физически, то словами, полными сарказма, как минимум, а затем окончательно выйти из себя, закончив это все не только поцелуем, пусть и он был крайне нелогичен в сложившейся ситуации, но и сексом. Спасибо хоть не все в тех же пыльных коридорах, а предварительно трансгрессировав в более комфортное место. И все же, после этого они очень умно и логично решили, что неплохо было бы стереть эти несколько часов из памяти. Зачем? Видимо, чтобы потом продолжать издеваться друг над другом, работая бок о бок. Чтобы сам Нотт из месяца в месяц составлял рабочий график так, чтобы у них всегда совпадали смены и дежурства, в том числе ночные. Видимо, чтобы Гранеро раз за разом хваталась все за ту же пепельницу, не держала язык за зубами, и чтобы все это снова закончилось тем же самым. Пять лет им понадобилось, чтобы вернуться практически к начальной точке.  И все же это было предрешено, пожалуй. За одно можно сказать спасибо, что ни один из прорицателей никогда не озвучивал конкретно это пророчество. По крайней мере, ни Амели, ни Эдвард в это бы уж точно не поверили. А неудачливого волшебника ждал бы, как минимум, Круциатус, а как максимум… Тем, кто хорошо знает Гранеро, не составит труда дальше додумать самостоятельно.
Их жизнь вместе никогда не была спокойной. Слишком много скандалов, и точно также, слишком много примирений. Хотя, откровенно говоря, для них обоих это было отнюдь не слишком. Просто-напросто не умели по-другому. Более того, получали от такого образа жизни своеобразное удовольствие.  Мало что изменило даже рождение ребенка. Беременность тут можно вынести отдельной графой, ну да не об этом речь. Если не считать того, что с тех девяти месяцев мужчина научился быть невидимым, бесшумным и далее по списку.  И можно сколько угодно говорить, что в нормальных семьях все по-другому, но они оба запросто могли доказать любому и всякому, что это далеко не всегда так. Они жили вне стереотипов, получая от этого искреннее удовольствие, пусть и планомерно трепали друг другу нервы. Но если бы Нотта спросили о том, хотел бы он видеть рядом с собой другую женщину, ответ был бы просто и очевиден – нет, и еще раз нет. У них была возможность, по собственной же глупости, убедиться, что по-отдельности они не могут, говоря пафосно и шаблонно, это уже была бы не жизнь, а существование, как бы они оба не убеждали себя в обратном.
Но даже в таких странных союзах, как у Эдварда и Амели, время от времени наступали периоды затишья, которое, как всем издавна известно, наступает именно перед бурей. Но об этом позже, пожалуй. И точно также ясно, что во время таких затиший им обоим рано или поздно становилось скучно. Возможно, поэтому и длились такие периоды очень и очень недолго.  Кажется, последнее время был именно один из них. Может быть дело в том, что они много работали, если не считать не слишком удачного возвращения Эдварда ближе к утру после встречи со старым другом по Хогвартсу. Они оба работали, причем работали достаточно много, и возвращались домой относительно поздно, практически не успевая даже пообедать вместе. Вечера же, в основном, проходили за ужином, укладыванием спать Теодора, который с каждым днем становился все более и более активным ребенком, и недолгими разговорами. И вроде бы все было хорошо, но им всегда не хватало ярких эмоций на грани фола, пожалуй.  Как в самой совместной жизни, так и в ее сексуальной составляющей. Ну не были они оба теми, кого вполне устраивали тихие семейные вечера у камина.
- Эми, ты где? – выходной так и не удалось совместить, так что Нотту пришлось буквально из шкуры вон вылезть, чтобы вернуться пораньше. И это у него получилось. Теодор на несколько дней отправился к родителям Гранеро, так что дома было раза в десять тише. Собственно,  и жену Эдвард как-то не наблюдал в обозримом пространстве. Музыку он все же услышал, уже поднявшись на второй этаж, правда дверь, из-за которой она звучала, была заперта.  – Что ты там делаешь? – было интересно, как минимум, но, кажется, открывать Амели не спешила. Видимо, она все же услышала стук, потому что вскоре музыка прекратилась, а спустя еще пару минут Гранеро появилась на пороге, тут же закрыв за собой дверь в комнату. Кажется, она ни для чего не использовалась, а просто пустовала, как и часть других помещений, поместье было достаточно большим, и им втроем такая куча комнат и залов была просто-напросто без надобности. – Ну что там? – Нотт попытался дотянуться до дверной ручки, но Амели ее как-то слишком упорно охраняла, что ли. А это лишь разжигало любопытство.  – Переодеться и в душ? А я смотрю, ты очень рада меня видеть, - Эдвард усмехнулся, - Не зря я ушел пораньше, да? – ему правда было крайне интересно, что она вообще там делала, но в тоже время мужчина прекрасно знал свою супругу, чтобы продолжать настаивать и спорить. Проще было согласиться, правда и любопытство никуда не девалось, так что он все равно найдет способ выяснить то, что его сейчас так интересует. Но все равно последовал просьбе Амели, отправившись в ванную комнату, в то время как сама девушка снова скрылась за дверью пустующей комнаты.  Зато вернулся он достаточно быстро. Не зря же говорят, что любопытство – лучший двигатель чего бы то ни было.
В комнате было темно. Абсолютно темно. Нет, темноты волшебник не боялся, скорее это интриговало.  Тем более он прекрасно понимал, что Гранеро явно что-то задумала. Любого другого, кто хоть немного знал эту женщину, такой факт мог бы немало напугать. Но не Нотта. – Так и будем стоять в кромешной темноте? – и вот еще один невероятно огромный плюс этой женщины, она умела заинтересовать. И этот интерес не отпускал. Все эти годы, с первых минут знакомства, не отпускал.

+1

3

Семейная жизнь для Гранеро нечто непонятное и, вероятнее всего, не слишком интересное. Вот серьезно, не в обиду супругу, но хорошей женой она себя никогда не видела, не представляла и быть не хотела. Собственно, она и не походила на типичную мать семейства, будь то семья волшебников или магглов. Она не оставила работу, пропадая в Мунго днями и ночами, практически не посещала различные приемы, делая вид, что вот никак не может, делайте с ней что хотите. Вышивать так и не научилась, да еще и периодически на метле гоняла, только в путь, размахивая битой. Она не стояла возле плиты, как это делали женщины, не имеющие магии, не умела штопать, не встречала мужа с работы, да и с ребенком практически не сидела. Собственно, она вообще никогда бы не взяла себя в жены, будь в здравом уме и памяти, это надо быть настоящим психопатом, чтобы согласиться жениться на такой женщине. Можно было, конечно, все списать на беременность Теодором (господи, имя-то какое дебильное, выбранное не ей, к слову), но это было бы ложью. Сейчас она со стопроцентной уверенностью может сказать, что Нотт один черт на ней бы женился, потому что тот самый психопат, о котором говорилось ранее. Маньяк, любящий получать звездюлей, а точнее пепельницей в череп. Странная семейная жизнь.
Периодически становилось нестерпимо скучно и винить в этом можно только их самих, по сути, этим двоим следовало бы держаться на безопасном друг от друга расстоянии, но так не выходило, или же не хотелось. Как уже говорилось, парой они были явно не типичной, стоит только вспомнить о том, что замуж Гранеро выходила беременной, а это ой как не принято в местном чопорном обществе. Правда, они об этом на каждом углу не орали, но догадаться-то по срокам точно не сложно, если бы это было кому-то нужно, видимо, нужно никому не было или же люди предпочитали не связываться с психически-неуравновешенной парочкой, ради собственного же спокойствия и безопасности. И в такие моменты скуки Гранеро искренне начинала задумываться о том, что что-то в этой жизни они сделали не так, ибо не нормальные это отношения, когда раз за разом хочется какого-то грандиозного скандала, лишь бы не сидеть за чашкой чая в гостиной. Уж лучше эту чашку зашвырнуть в благоверного, не слишком адекватно, зато ничуть не скучно, ибо скука хуже смерти, честное слово, или же ей и подобна. На самом деле, Нотт не прав, если считает, что со временем их жизнь стала чуть более спокойной, вовсе не так это, просто они банально успели привыкнуть к постоянной ругани, полетам пепельницы, выяснениям отношений и обоюдному недовольству. А это было плохо.
И именно по этой причине они упорно пытались разнообразить свою жизнь, во всех аспектах семейной жизни. Нотт упорно таскал ее по миру, если вдруг выходные хоть как-то совпадали, предварительно отправив крайне довольного такой перспективой Теодора к ее родителям. Гранеро же предпочитала иные способы поднятия настроения супруга, впрочем, его это более чем устраивало. Последняя пара недель выдалась более чем насыщенными, да что там, пара месяцев, если быть совсем уж честными, потому как в магической Британии происходило нечто совершенно невразумительное, а если быть еще более честными, то действительно страшное. Но, кажется, они уже давно к этому привыкли, просто работали в ускоренном режиме, практически ночуя на работе. И все бы ничего, но друг на друга этого самого времени оставалось все меньше, что со стороны выглядит вполне нормально, вот только не для них. Сейчас же все относительно устаканилось и можно было вздохнуть свободнее, чем Гранеро и воспользовалась. Подготовку к сегодняшнему вечеру она начала значительно раньше, но как-то не складывалось у них просто остаться дома вдвоем, не падая тут же спать. Сегодня же она просто на все плюнула и взяла выходной, рано утром отправив ребенка в Марбелью, ему же в помощь выделив всех домашних животных, коих становилось все больше и больше, ибо сердобольный пожиратель упорно тащил домой щенков и котят, но это большой секрет, как он думает, сваливая все на Тео или домовиков.
- Тут! – Какой вопрос, такой и ответ, мало ли где она. Это Нотт хотел жить в этом жопашном особняке, вот пусть и ищет теперь по комнатам, раз уж на то пошло. Надо было вообще в другое крыло уйти, а потом наблюдать, как супруг шатается по этажам, в поисках благоверной. – Где? – Гранеро высунулась из комнаты, надо же, все же быстро ее нашел, что само по себе удивительно, все же дом и правда был огромным, надо было и в самом деле уйти подальше. – Ничего, книжку читала, музыку слушала, расслаблялась. – Вот забавно же, вроде взрослый человек, большой начальник, пожиратель смерти (убийца, ага), а как ребенок пытается заглянуть в комнату и посмотреть, что там происходит. Вообще, она до сих пор не могла понять, какого черта он отказывался переезжать, когда по факту он собственный дом-то особо не знал, точнее не так, она тут наворотила кучу всего, решив, что так будет лучше, а он и понятия не имел об изменениях, странный человек. – Ничего там, сказала же. – А нет, не забавный он, бесячий. Все лезет и лезет, как будто от этого что-то изменится и Гранеро его прямо сейчас запустит в комнату, как же. – Ты бы в душ сходил… Не то что бы от тебя воняло, но ты похож на мясника. – Ооо, про аккуратность этого человека в работе можно было говорить вечно, так что… - Да-да, топай переодеваться и можешь сюда зайти.
- Да твою мать-то! – Нет, ну невозможный человек. То он часами зависает в ванной, так что складывается полное ощущение, что у него какие-то просто невероятно звездатые яйца, которые надо тереть и тереть, а то прилетает буквальное через десять минут. – Проходи. – Вот казалось бы, она ему сюрприз готовила, хотела порадовать, а своими вопросами он отбил всякое желание что-то делать и вызвал желание придушить ко всем гиппогрифам. – Нет, ты можешь сесть. – И заткнуться, что было бы вообще идеально. Гранеро вот уже пару недель как в свое свободное время посещала эту комнату, а все потому что недавно умудрилась сходить с подругой на маггловский фильм (только никому), где и подхватила идею стриптиза. Ну а почему нет? Богиней танца и гибкости она, конечно, не была, но и бревном назвать ее было крайне сложно. Правда, оказалось, что вертеться у шеста не так уж и просто, а синяки появляются быстрее, чем она их успевает сводить, но это было даже интересно, так что оно того стоило, даже если супруг подобное шоу и не одобрит. Если шоу состоится. А состоится оно, если он уже заткнется и сядет. – Нотт, матом тебя прошу, перестань задавать вопросы и сядь, иначе свет для тебя погаснет навечно. – А хотелось романтики, ага.
«Вы готовы, дети?!» Оставалось только самой себе на этот вопрос ответить, готова она или нет, но капитан в ее голове упорно намекал, что если музыка сейчас не заиграет, то она начнет истерически ржать, стоя в весьма откровенном костюме возле шеста, в комнате поместья чистокровного волшебника, решившего, видимо, что она ему тут сказки читать начнет. За одно можно было сказать спасибо домовикам, они помогли ей здесь все обустроить не задавая никаких вопросов, так что с освещением проблем не возникло, а потому, как только благоверный заткнулся и уселся, можно было начинать. А вообще, надо было водички сначала попить. Почему-то она думала, что будет как-то неловко, неуютно и далее по списку, но пока было дико смешно, а еще Нотт забавно сопел, хотя это как раз неудивительно, с его-то носом. Ну да не об этом сейчас, иначе истерический смех ей будет точно обеспечен, до самого утра. Нет, вот все бы было прекрасно, она даже не навернулась ни разу с этой палки за первые тридцать секунд, но выражение лица Нотта… даже и описать-то сложно. – Доктор, вы дышите, пока я вас не отправила в неотложку, хорошо? – Она действительно беспокоилась, даже болтаясь вниз головой на шесте, любовь штука такая чего уж там.

+1

4

Очень забавно выглядят те люди, которые с пеною у рта всем и всюду стремятся доказать, что в союзе мужчины и женщины секс отнюдь не на первом, и даже не на втором и третьем местах. Обычно они приводили уйму умопомрачительных аргументов, от которых хотелось то ли смеяться, то ли плакать, и то и другое навзрыд. Нет, нельзя было отрицать хотя бы того факта, что помимо физического влечения вкупе с совместимостью должно быть между людьми что-то еще. Вот те же Нотт и Гранеро, изначально сойдясь (назовем это так) на обоюдной страсти, достаточно долго шли не просто к признаниям в определенных чувствах, но и просто к тому, чтобы спокойно и адекватно разговаривать друг с другом. Так что, да, должно быть что-то еще. Но и утверждать, что на одних лишь платонических отношениях можно построить крепкую семью – абсурдно само по себе. Хотя есть, конечно же, обратная сторона медали. Если один или оба, к примеру, идиоты, то даже на отличном сексе ничего путного не выйдет. Максимум на неделю-полторы. И жалкие попытки повторить это еще некоторое время позже. Потом тому, кто умнее, взрослее и адекватнее это просто надоест. В их с Амели случае все было несколько по-другому. Да, они не умели сосуществовать размеренно и спокойно, но при этом, как бы парадоксально это не звучало, были вполне состоявшимися личностями, взрослыми, сформировавшимися, если хотите. Наверное, поэтому и не разбежались после пары проведенных вместе ночей. Можно было бы сказать, что во многом ведущую роль сыграла беременность Гранеро, но сам Нотт знал очень хорошо уйму семей, которые создавались то по расчету, то из-за все той же внезапной беременности, то действительно по вине каких-то эфемерных чувств, но прекращали свое фактическое существование очень и очень скоро. И, поверьте, со стороны это было на удивление мерзким зрелищем. Истеричные и равнодушные одновременно, ничего кроме тотального отвращения они и не вызывали. Впрочем, Эдвард не сомневался, что в подавляющем большинстве своем они и в следующих браках будут вести себя точно также. Когда-то и Нотт был женат, по решение собственных родителей, разве что это не помешало ему остаться адекватным человеком. С Гранеро же у них все было по-другому. Как-то так все удачно сложилось, что даже скандалы, как бы сильно они не выматывали и не опустошали, в итоге служили катализатором развития их отношений. Не раз же случалось так, что именно после колоссальной ссоры они наконец-то садились рядом и по-настоящему, честно и нормально разговаривали. И если бы кто-то спросил мужчину, жалеет ли он о чем-то, касательно своей личной жизни, то он мог бы ответить, что ему целиком и полностью все устраивает. И, само собой, нравится.
Но, как уже говорилось ранее, периодические затишья требовали встряски. И, кажется, сегодня был тот уникальный случай, когда в роли той самой встряски выступал не очередной скандал или спор, а нечто качественно иное. Оттого еще более интригующее. Поэтому Нотт и не посчитал нужным хоть как-то спорить, молча отправившись в душ, а затем вернувшись обратно к той самой комнате. Тут и правда было темно, а еще мужчина никак не мог даже предположить, что будет происходить, потому и невольно засыпал супругу вопросами, видимо, этим женщину лишь раздражая.  – Все, я молчу. И сижу. – глаза совсем немного привыкли к темноте, так что с креслом Эдвард не промахнулся, остальное же до сих пор оставалось загадкой. Вообще, стриптиз  - это искусство, и в магическом мире также были заведения, делающие упор именно на эту сферу. Да и Нотту было не восемнадцать, чтобы он не имел ни малейшего представления об этом явлении. И все же Гранеро его крайне сильно сейчас удивила.
Во-первых, это было действительно красиво, тут никто бы не смог поспорить. Благо, никто кроме него этого и не видел. Пункт важный, категорически важный, между прочим. Во-вторых, неожиданно. И это очень мягко сказано. На самом деле Нотт был безмерно счастлив от того, что Гранеро ничего общего не имела с женщинами, у которых из хобби и талантов были лишь вышивание и поливание цветочков в горшках. И сейчас он в этом в очередной раз весьма явно убедился. – Что? – ну да, выпал из реальности, так сказать. Слишком уж приковывающем внимание было зрелище. – Дышать? А я дышу, да. – даже мимолетом подумал, что очень удачно вышло с отправкой сына в Испанию. Не совсем адекватная мысль в этом случае, но рационально верная, как ни крути.  А вот дышать, так, к слову, было все тяжелее и тяжелее. Так что мужчина как-то машинально, но практически рывком, ослабил галстук. Вот он – единственный минус официального стиля одежды. Дело-то собственно было не столько в самом происходящем, сколько в Амели, потому что Нотт прекрасно знал, будь на ее месте кто угодно другой, никакой подобной реакции и в помине бы не было.  Сказал бы, что смотреть на это можно вечно, но это было не совсем правдой, как минимум, вполне логичные реакции организма твердили, что одного просмотра явно становится мало.  – Эми, не знал, что ты так умеешь, - сейчас она уже подошла к нему ближе, так что мужчина все же рискнул снова заговорить. И правда, не все они друг о друге знали.

+1

5

Сколько она готовилась к этому вечеру? Около месяца точно, если не больше. Хотя… а почему именно к этому дню? Так будет сказать не честно, она просто решила, что надо что-то делать, а не просто сидеть на заднице ровно. Нет, дело было вовсе не в Нотте, с ним, на удивление, все как раз было прекрасно, но слишком часто Гранеро слышала от знакомых, что семейная жизнь убивает отношения, а такого она совершенно точно не хотела. С одной стороны, испанка не верила, что все в их жизни может пойти под откос, слишком уж нестандартными были эти отношения с самого начала, не было у них неземной любви с первого взгляда, каких-то сюсюканий, нежностей и так далее, они привыкли жить иначе и это их целиком и полностью устраивало. Наверное, ровно до тех пор, пока Гранеро не надела на палец кольцо и не поменяла фамилию. По сути ничего не изменилось, совсем ничего. А все равно было как-то страшно, что они могут скатиться к бытовухе, тем более что с появлением Тео времени на себя оставалось значительно меньше. Он, конечно, был практически беспроблемным ребенком, но нельзя же вечно спихивать чадо на бабушек с дедушками, хотя бы потому что совесть этого не позволяла. Исходя из всего вышесказанного, приходилось постоянно что-то придумывать.
На этот раз Гранеро остановила выбор на танцах, правда, сначала она планировала просто покрутить задом перед супругом и, если честно, этого было бы более чем достаточно, опять же, ну не было у них никаких проблем, а это лишь способ разнообразить свою сексуальную жизнь. Но потом она действительно увлеклась этим занятием, от которого почему-то упорно воротили нос ее подруги, да и все представители волшебного сообщества. Да, быть может, не слишком приятно раздеваться перед незнакомыми мужиками, но за это неплохо платили, а каждый, как известно, зарабатывает как может, нет в этом ничего ужасного. Здесь же и вовсе дела обстояли иначе, она занималась танцами для себя, ну и для супруга, так что вполне могла позволить себе получать от этого занятия удовольствие. Правда, на деле все оказалось не так уж и легко, это в стриптиз барах, глядя на то, как девушки выполняют пируэты на шесте кажется, что все очень и очень просто. По факту, это какой-то ад. Все тело в синяках, каждая мышца болит так, что никакие зелья не способны помочь, да и красиво получается что-то сделать далеко не с первого раза. Амели никогда не считала себя деревянной, но, черт возьми, пилон твердил об обратном, как и громкие падения на пол, вкупе с нецензурной бранью, в которой испанка себя не слишком ограничивала, больно же, мать его, очень и очень больно.
Но оно того стоило. Достаточно было посмотреть на реакцию мужчины, сидящего перед ней. Наверное, надо делать нечто подобное почаще, потому как это действительно тешит самолюбие. С другой стороны, во всем надо искать баланс, ибо приесться может все что угодно. Пока же самым сложным было не рассмеяться, нет, поведение Нотта было более чем логичным, но оттого не менее забавным. – Не люблю галстуки. – И это было чистейшей правдой, собственно, она же и избавляла от данного предмета гардероба мужа при любой возможности, хотя сейчас у нее все же назревал вопрос, какого черта он опять нацепил его после душа, но вряд ли стоило его задавать. – Ты много чего обо мне не знаешь. – В конце концов, совместное проживание и брак вовсе не означает, что у них не может быть своих секретов, в разумных пределах, естественно. И об этом тоже думать не следовало бы, ибо подобные размышления могли бы привести к далеко не самым утешительным выводам, а на данный момент выводы не нужны вообще никакие, совсем. Сейчас же оставалось только потянуть, да-да, за тот самый галстук, Эдварда за собой, благо идти было совсем недалеко. Буквально пару шагов, по направлению к дивану, удачная комната все же.

- Нотт! – Гранеро отложила в сторону журнал, заложив его на интересующей странице, это все же было забавно, магглы порой могли поражать воображение. – Нотт, иди сюда! –Чисто теоретически она и сама могла зайти в соседнюю комнату, служившую кабинетом супругу, но пока не было никакого желания вставать с кровати, на которой она так удобно растянулась. Вообще, это были восхитительные выходные, они из тех редких дней, которые можно было провести в тишине и спокойствие, при этом не находясь в поместье, так сильно нелюбимом Амели. Ее родители захотели покататься по миру, точнее матери стало скучно и она навязалась отцу на хвост, который как раз мотался по жарким странам со своей командой, и это было прекрасной возможностью отправить ребенка к океану, чем Нотты и воспользовались. В больнице было какое-то подозрительное, но оттого не менее радостное затишье, так что сидеть в душном Лондоне среди июля было бы просто кощунственным. А тут еще и полоумная бабка решила попить кровь родителям своей снохи, наконец покинув Марбелью, куда Гранеро с супругом и отправилась. Море, солнце, никакой работы и родственников, что еще надо для счастья? Ах да, точно, чтобы дорогой муженек ее услышал, наконец. Собственно, орать так она могла до посинения, ибо ответа никакого все равно не последовало, так что пришлось все же вставать.
- А, ну теперь понятно, почему я дозваться тебя не могу. – Вот покажи волшебнику маггловскую вещь, честное слово. Все ее семейство давно подсело на такую прекрасную вещь, как телевизор, более того, даже бабке было глубоко плевать, что создатели ее были вовсе не ведьмами и колдунами, усовершенствовали так, чтобы работала и на том спасибо, теперь она сериалы смотрит. Нотт же смотрел футбол, утром в субботу, почему бы и нет? – Серьезно? А на квиддич тебя не затащишь… - На самом деле, она прекрасно понимала, что супруг любознательностью обделен не был, а потому сейчас просто пытался понять, почему двадцать два мужика в трусах бегают за мячиком по газону, а стадион на семьдесят тысяч человек орет. – Это футбол. – Гранеро улыбнулась, усаживаясь на подлокотник кресла, в котором устроился Нотт, ну как устроился, сидел в весьма забавной позе, едва ли не в плотную к экрану. – Магглы в Испании без ума от этой игры. – Правила она сейчас точно объяснять была не готова, хотя относительно их понимала, все же на каникулах они  частенько ходили на матчи, то от скуки, то на спор, но было весело, на стадионах всегда царила своя атмосфера, передать словами которую было просто невозможно. Как и невозможно отвлечь супруга от происходящего, оставалось только дожидаться перерыва.
- Свершилось! – Гранеро усмехнулась, протягивая мужу журнал. – Нет, они не закончили, просто у них перерыв, скоро будет еще один тайм. – Не хватало только всю игру досматривать, честное слово. – Смотри, что я нашла. Да нет, заложенную страницу смотри. – Так, стоит себе почаще напоминать, что аристократы в Британии все же слишком далеки от мира обычных людей, не обладающих магией, вот и Нотт сейчас смотрел на нее так, словно вообще не понимал, зачем она его от телевизора отвернула. – Это магазин, Нотт…- Ну как магазин, секс шоп это, потому пришлось долго объяснять, нафига он вообще нужен магглам, но зато заинтересованность было видно вполне отчетливо, что уже не могло не радовать. – Давай сходим посмотрим? – А она думала, что все будет проще, хотя могла бы и привыкнуть, что без ряда вопросов Нотт точно не поднимется с места.  И так, вы готовы, дети? – Чего зачем? Посмотрим что там есть… может что-нибудь купим… Что чего? Съедобные труселя тебе возьмем, потому что если ты с места сейчас не поднимешься, то ближайший месяц тебе кроме них ничего не светит.

0


Вы здесь » Don't Fear the Reaper » Паб "Белая виверна" » 1001 способ разнообразить сексуальную жизнь аристократов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC